Men's Health. Журнал

Без давай: почему так важно правильно говорить о сексе

Глагол «дать» и его производные в контексте отношений пора оставить в прошлом.
Колонка Арины Винтовкиной
секс-эксперт Men's Health
винтовкина 2611.jpg

Я, увы, проморгала момент, чтобы написать текст по мотивам «Поколения шлюх» и ЧМ по футболу, который неожиданно вскрыл очередную язву на теле отечественного отношения к женщинам.

А меня, честно, подмывало. Потому что слишком уж громко звучали голоса вопящих: «По этим давалкам будут мерить всех русских женщин», «Если давать всем, чем это, по-вашему, не шлюшество?» и т. д.

Если вынести за скобки событийный контекст и перестать обсуждать моральный облик соотечественниц, я вот о чем подумала. Слово «дать» применительно к сексу я последний раз слышала от своего окружения примерно тогда же, когда в ходу были «дискеты» и «видаки». Короче, очень давно.

Когда я была подростком, да, мы тоже говорили так. И в этом термине не ощущалось никакой гнили или неправильности. Но я точно помню момент, когда он окончательно и бесповоротно ушел из моего вокабуляра. Мне было, не соврать, лет шестнадцать. У меня был бойфренд лет на десять старше. И вот, пересказывая ему очередную подростковую подружкину драму, я произнесла что-то в духе «Они встречались уже пару недель, вот Катька и дала ему».

Хорошо помню выражения его лица и тон, которым он меня попросил никогда так не говорить.

Мне было не особо понятно, чего он вообще докопался, с какой стати занудствует. Мол, ну а что такого? Обычное слово. Все так говорят. Но ок, если ему не нравится, я не буду.

Когда я сейчас слышу «Она ему так и не дала», «Дать ему, что ли?..», «честная давалка» и прочее подобное, у меня правда начинает горчить во рту, настолько это брр. В одно это гаденькое слово вшита мысль о том, что женщине вроде как не положено хотеть секса как такового.

Она дает, якобы ничего не получая взамен. Я имею в виду, от самого процессе. Словно секс — это еда. Или объект бартера. Или милостыня. Или еще что-то такое, в чем у дающего (точнее — дающей; про мужчин же так не говорят) особой нужды нет, поэтому он делится.

Великодушно. Или снисходительно. Или потому что затерзали настойчивым «Ну дай! Дай! Да-а-ай же!»

Про «давание» у нас на уровне прошивки. Порой мы произносим это на автомате. И сейчас я — ровно, как тот мой мудрый бойфренд тогда — предлагаю вам взять и делитнуть это слово. Устранить. Отменить. Забыть. Потому что наше отношение к сексу формируется в том числе и из того, как мы о нем говорим.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся