Men's Health. Журнал

С чувством глубокой эмпатии: твоя новая суперсила в отношениях

Пробовал ли ты когда-нибудь всерьез представить и понять, что она чувствует? Наш эксперт по женской логике Арина Винтовкина уверена, что пора попробовать — судя по последним данным, твоя подруга только того и ждет. Разбираемся, что такое, откуда берется и зачем нужна способность к эмпатии.
Колонка Арины Винтовкиной
специалист по женской логике

Одна моя подруга у себя в Фейсбуке недавно проводила опрос среди девушек: «Что в мужчине для вас самое важное? Какое качество обязательно для того, чтобы вы захотели с ним отношений?» В ответах, разумеется, было и про юмор. И про личностную и социальную зрелость (прекрасный, очень интеллигентный синоним варианта «чтобы не был мудаком и нормально зарабатывал»). И про сексуальную совместимость (во времена, когда объективизация не считалась страшнейшим грехом, можно было просто написать «хороший член»). Но я специально подсчитала: из 200 комментариев 174 содержали слово «эмпатия». Юмор, секс — и эмпатия. Деньги, схожие взгляды на досуг — и эмпатия.

Любовь к животным, секс — и опять эмпатия.

Эмпатия.

Эмпатия.

И еще раз эмпатия.

Поразительно, как для многих девушек все сошлось именно в этой точке. Сколько тут кроется всего, что порой манифестируется нами под совершенно другими знаменами. «Услышь меня», «Прими меня как равную. Другую, не такую, как ты сам. Но не хуже!», «Не отрицай и не обесценивай того, что я чувствую, даже если ты до конца этого не понимаешь» и т. д.

За той дискуссией в Фб наблюдало — с очень безопасного расстояния — несколько моих друзей-мужчин. Сунуться туда, в самую гущу событий, с вопросами («А что это вообще такое?») и уточнениями («Как понять, есть она у меня или нет?») они, по очевидным соображениям, не решились. Но сунулись ко мне. И мы с ними долго и тщательно перетирали эту тему. Одному я подкинула тематический тестик (например, тест Аспергера на определение коэффициента эмпатичности EQ, гуглится на раз). Другому какую-то статью. Третьего просто аккуратно порасспрашивала, насколько хорошо он способен чувствовать собственные чувства? Ощущает ли разницу, к примеру, между «тоской» и «грустью», «жалостью» и «состраданием»; может ли нащупать и идентифицировать их в себе?

«Я думал, эмпатия — это что-то вроде экстрасенсорный способностей», — написал мне один из приятелей. Я и ему тогда ответила, и сейчас скажу. Никакого шаманства и волшебства тут нет. Это не суперспособность, положенная только особо одаренным индивидам или даже супергероям, а вполне себе обычное земное качество. Хотя было забавно в последней части «Стражей Галактики» обнаружить героиню, чья сила заключалась в умении чувствовать чувства других существ. Мысль о важности эмпатии просочилась и во вселенную Marvel.

Мне недавно посчастливилось побывать на лекции блестящего питерского психолога и сексолога Дмитрия Исаева, где, в частности, говорилось о том, что развитая эмпатия, во-первых, одно из базовых условий построения по-настоящему крепких и гармоничных партнерских отношений (к той же мысли, видимо, и пришли девушки, участвующие в опросе, который я упоминала в начале). А во-вторых, способность к эмпатии закладывается в ребенке в возрасте до пяти лет. Закладывается не каким-то специальным образом или особыми упражнениями, а элементарно тем, что чувства ребенка не игнорируются и не отрицаются взрослыми.

На самом деле, как по мне, дети — это вообще универсальный тренажер по прокачке эмпатии. Мы это подробно обсуждали с моим приятелем, папой 4-летней девочки. Он считал, что в нем столько же эмпатии, сколько и в куске картона (поскольку никогда этому не учился и особого внимания этой теме не уделял). Я же припоминала ему ситуации, свидетельницей которых становилась. Когда, к примеру, его дочь устраивала драму на пустом — по меркам взрослых — месте. Водопады, нет, даже океаны слез из-за какого-нибудь сдувшегося шарика. Или оброненной чупа-чупсины. Или «не тех» колготок, которые на нее надели. Вместо того чтобы атаковать ревущего ребенка железобетонными аргументами в духе «Воздушные шарики сдуваются. Любые! Всегда!!! Это нужно принять, и не нужно по этому поводу так расстраиваться. Какой смысл так рыдать по такому пустяшному поводу?!», мой приятель садился напротив дочери, брал в свои ладони ее вымоченное до бровей слезами лицо и проговаривал за нее то, что она еще в силу возраста не способна проговорить сама: «Ты расстроена. Шарик тебе очень нравился, а оказался таким хрупким. Ты не знаешь, как его починить, и чувствуешь злость и беспомощность». Ребенок кивает. Папа продолжает бормотать. Через 5 минут про слезы уже никто и не помнил. Как по мне, мой приятель — эмпат уровня «бог». И дочка его, надо полагать, вырастет под стать отцу.

По сути, вся история про эмпатию — это история про талант, навык, способность (называй как хочешь) «представить себя в шкуре другого». Даже если этот «другой» — маленький, старенький, отличного от тебя пола, цвета кожи, сексуальной ориентации и вероисповедания. Почувствовать и прочувствовать его чувства. Ощутить всю горечь того, кому горько, даже если причина его страданий, по твоему разумению, не стоит и нахмуренных бровей. Или чужой восторг, поводом для которого стал столь несущественный повод, что ты бы сам даже не улыбнулся — а он(а), поглядите, чуть ли не прыгает от радости. Что, понятное дело, затруднительно, если вся палитра твоих собственных осознаваемых чувств ограничивается «мне ок» и «мне не ок». Это с одной стороны. А с другой — если ты смотришь на человека вполглаза.

Я люблю наблюдать за парочками в ресторанах и кафе. И не мне вам рассказывать, насколько это стандартная картина: мужчина и женщина за одним столом ждут, к примеру, когда принесут их заказ, но сидят почти молча, при этом каждый — уткнувшись в свой телефон. Фактически они проводят время вдвоем. Но практически это сложно назвать «их» временем. За те пару часов, что у них были, они ни на сантиметр не приблизились друг к другу. Будь я модным ресторатором, я бы внедрила концепт общепита, где телефоны нужно сдавать на входе вместе с верхней одеждой. Так обычно делают на секс-вечеринках, хотя немного по иным соображениям (чтобы в объектив фотокамеры случайно не попала чужая обнаженная попа, которая предпочла бы остаться неузнанной). Не знаю, почему я вспомнила про секс-вечеринки. Возможно, это одна из немногих ситуаций, где я вижу, что люди с искренним любопытством относятся друг к другу. Пускай это любопытство немного однобокое, но все же оно искреннее.

Только не смейтесь, но я уверена, что первый и главный враг эмпатии — это смартфон. Сколько раз было так, что девушка тебе что-то там вещает, а ты краем глаза поглядываешь в телефон? Нет-нет, ты ее слушаешь. Внимательно слушаешь! Все прекрасно понимаешь и фиксируешь ценную информацию, если таковая транслируется. Но зачем делать только одного дело (слушать собеседника), если можно делать два (слушать собеседника и листать ленту в Фб или Инсту)? Затем, что, каким бы многозадачным, каким бы утраэффективным ты ни был, часть информации ты неизбежно упустишь. Какой у нее был взгляд, когда она произносила те или иные слова. Улыбалась она или была задумчива. Прикусывала губу, как обычно делает, когда сомневается, или с вызовом смотрела на тебя (точнее, на твою щеку, потому что ты сидел к ней вполоборота). Но прикол в том, что эмпатия немыслима без сосредоточенности на другом. И изначально это про способность хоть на время отодвинуть на второй план «я». Да, и Инстаграм тоже. Вчувствоваться в другого человека. А о каком, прости, вчувствовании может идти речь, если говорящая для тебя сейчас что-то вроде телевизора, работающего в фоновом режиме? «Зря ты так враждебно настроена к соцсетям, — пытался урезонить меня приятель, с которым мы обсуждали, как тот же Фб или Инстаграм крадут внимание, которое можно было бы отдать близким. — Помнишь, раньше в Фейсбуке был только один значок — «Нравится»? Теперь есть и сердечко, и «Сочувствую», и «Возмутительно», и т. д. Тоже ведь наверняка помогает в прокачке эмпатии».

Наверняка.

В некотором смысле.

Но что-то мне подсказывает, есть способы и получше.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся