Men's Health. Журнал

Серьезные отношения: как не превратить девушку в картошку фри

Наш секс-эксперт Арина Винтовкина очень любит конфетно-букетный период в отношениях, но еще больше ей нравится момент, когда партнеры перестают хотеть бесконечно нравиться и вновь становятся самими собой. Почему это так ценно, как не застрять на стартовом этапе романа и что такое «эффект картошки фри», Арина объясняет в новой колонке.
Колонка Арины Винтовкиной
специалист по женской логике
Серьезные отношения: как не превратить девушку в картошку фри

Вот, предположим, ты уехал сутки назад от девушки, с которой вы недавно начали встречаться. И в тот момент она пребывала в приятнейшей посткоитальной эйфории — болтала всякое смешное-приятное, норовила игриво прикусить твою мочку уха, пахла чем-то таким сладковато-пряным. Короче, славная такая, симпатичная картинка. Она нравится тебе. И картинка, и девушка в таком антураже и настроении. Буквально-таки «остановись, мгновение, ты прекрасно».

Непросто поймать это ощущение в себе, но ты, скорее всего, рассчитываешь зарулить к ней в следующий раз и обнаружить ее ровно в том же состоянии, качестве (а возможно, и месте), где ты ее и оставил. Впрочем, если девушка — не твоя секс-рабыня, какой шанс, что все будет именно так?..

Прямо скажем, минимальный.

Поразительно для многих идеальный партнер — сродни связке ключей. Или телефону. Или картошке фри из «Макдака» (о ней подробнее дальше, но не сочтите это за призыв питаться неправильно). Когда самый важный посыл — «Какой и где я тебя оставил, там непременно, вот прямо гарантированно и хочу найти!». Посыл этот редко проговаривается вслух — потому что, вероятно, редко осознается, — но присутствует очень явственно. Все мы хотим, чтобы было так, как мы хотим (Капитан Очевидность приветствует вас и машет алыми стрингами).

Это с одной стороны.

А с другой, всем нам тяжело переносить неопределенность. Каким бы спонтанным и любящим авантюры человеком ты ни был, в неких моментах хочется, чтобы все было в хорошем смысле предопределено. Ясно. «По-твоему». В том числе и, я бы даже сказала, особенно — в личных отношениях. Чтобы всегда были на связи и в доступе. Чтобы тебе неизменно отвечали: «Да, конечно, жду тебя». Чтобы встречали тем, на что ты настроился (нежностью/страстью/милыми разговорчиками/красивым бельишком/пловом), а не каким-нибудь совершенно неуместным и не вписывающимся в твои планы «Блин, достало все. Хочу завернуться в плед и так состариться» (или «Я разбила машину», или «У меня, похоже, пиелонефрит. Надо ложиться в больницу»). И в этот момент в тебе обычно вскипает недовольство и раздражение, мол, «какого хрена, я не это заказывал?!». Мы обсуждали этот момент с одним моим другом и в ходе того разговора родили понятие «эффект картошки фри из «Макдоналдса»: когда ты выбираешь то или иное место, строго говоря, потому, что четко знаешь, что именно ты там получишь. Возможно, где-то в других нормальных ресторанах есть фри и получше. Но! Они могли убрать ее из меню. Сменить повара. Закрыться сегодня пораньше на банкет или корпоратив. Или вообще закрыться. Поэтому, если ты хочешь фри, ты, грубо, идешь в «Мак». И испытываешь удовольствие даже не от съеденного, а от приятного ощущения узнавания. «Да, это именно то, что я рассчитывал получить. И именно это я и получил».

И вот представь себе. Приходишь ты в «Мак». Подходишь к свободной кассе, делаешь заказ. И вместо знакомо шуршащего пакетика с картошкой получаешь, ну не знаю, фиш-энд-чипс. Или мороженку. Или салат «Цезарь».

Полагаю, плюс-минус схожая самая гамма ощущений возникает, когда ты приезжаешь к девушке с цветами, просекко и романтически-эротическими намерениями и обнаруживаешь ее не в «Ля перле» и с зажженными свечами по периметру кровати, а в клетчатом пледе, усугубленном чашкой ромашкового чая. Мне самой доводилось оказываться в подобной ситуации. И мужчины, как правило, реагировали достаточно однообразно — вялым «Оуке-е-е-ей… Давай я, наверное, приеду потом. Когда ты будешь в настроении». «В настроении, на которое я рассчитывал», — читала я в этот момент между строк. И как-то сразу становилось очевидно, что наш союз — он типа еды из фастфуда: да, нажористо, да, порой очень в тему, но неполезно и не очень-то вкусно.

Когда люди находятся на самых первых этапах отношений — в моменте слияния, — все мы стараемся быть «картошкой фри». Сознательно и целенаправленно выкручиваем тумблер с негативными эмоциями на минимум, а с положительными, наоборот, на максимум. Презентуем друг другу лучшую версию себя. Изо всех сил стараемся быть удобными, безотказными. «Такими, как заказывали». И на то, чтобы отодвинуть на второй план всю свою жизнь, планы, настроения, уходит колоссальное количество сил и энергии. Договорились встретиться на секс? Значит, будет и секс (никакой унылой «бутербродной» классики! Только высокоакробатические позы и высокооктавные стоны!), и соответствующее настроение, и блеск в глазах, и необламывающие темы для разговоров. А истории про разбитую машину и пиелонефрит, разумеется, останутся за дверями спальни.

Это, с одной стороны, чертовски приятно — словно тебе дали главную роль в пьесе и ты вжился в образ героя и блестяще справляешься. А с другой — чертовски утомительно. Будто ты каждый день, день за днем, сдаешь экзамен на соответствие. Из кожи вон лезешь, чтобы не расстроить и не разочаровать. Неудивительно, что люди рано или поздно устают выдавливать из себя «идеальную спутницу»/«образцового кавалера». Удивительно, как болезненно порой мы воспринимаем этот самый переход — от вымышленных персонажей к реальным людям. Реальным людям, у которых может быть и плохое настроение, и герпес, и завал по работе, на фоне которого скукоживается либидо и ни о каких ля-перловских кружевах как-то особенно и не думается. А думается про плед, ромашковый чай, чтобы обняли и нашептали что-нибудь нежное в висок. Тут-то обычно и случается первый кризис в отношениях. Когда один уже «выпал из образа» (устал, наигрался, просто хочет чего-то более настоящего и глубокого, чем бесконечное воркование, или просто так вышло в силу обстоятельств). А второй — отчаянно негодует, топает ножками и возмущается, почему, ну почему теперь все не так, как было!? Унесите мороженку! Дайте мне мою картошку фри!

Невозможность признать за человеком автономию, право быть неудобным, а, возможно, и неприятным, короче, настоящим — чуть ли не главный булыжник, о который спотыкаются почти что все свежеобразовавшиеся пары. Спотыкаются, падают и частенько расшибают лица в кровь.

Не подумайте, я очень люблю конфетно-букетный период. Но еще больше я люблю, когда он заканчивается и люди перестают лицедействовать. Наконец-то сознаются, что они, к примеру, вообще не любят и не понимают вино — а пили его все предыдущие месяцы, потому что как-то неловко было сознаться в любви к пиву (банальщина) или шнапсу (серьезно?!). Или вдруг решаются сказать, что унылая миссионерская для них — самая оргазмоносная поза, пускай и нет в ней никакого особого шика и куража. И — о чудо! — все еще находят друг друга приятными и интересными. Смотрят друг на друга и думают: «Ок, возможно, это не совсем то, что я рассчитывал получить. Но я готов попробовать и это».

Комментарии

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся