Men's Health. Журнал

Инструктор по выживанию Михаил Ярин: «В пять лет я легко управлялся с топором, а свои 50 я хочу встретить в одиночном походе по Камчатке»

Михаил Ярин — эксперт по экипировке и инструктор по выживанию, давний друг МН. Обычное для Ярина дело —с рюкзаком за спиной (и карабином на плече) отправиться в долгую одиночную экспедицию куда-нибудь на Крайний Север. Поговорить с Михаилом (пока он в Москве) отправилась корреспондент отдела приключений МН Диана Вашкель. В первой части рассказов Ярина — о том, как все начиналось, о страхах и желании отметить свое 50-летие на Камчатке в полном одиночестве.
Приключения с Антоном Зоркиным
гид по экстремальным путешествиям
ярин 1
  • Как все начиналось: «Жизнь в лесу — единственное развлечение»

Я родился в Казани, но почти сразу, когда мне еще не исполнилось трех лет, родители переехали на Дальний Восток. Это был поселок Рощино в Приморском крае. Там я прожил одиннадцать лет, осваивать жизнь в лесу — вот было единственное детское развлечение. В пять лет я уже сам делал себе удочки, умел управляться с топором и жечь костры, а в шесть у меня появился свой нож. А потом мы переехали в Москву, в школе пионервожатая спросила, хочу ли я в поход. Конечно, я хотел! Ведь ничего другого я просто не умел. Так все и началось: все эти походы. Сначала у меня была детская школа туризма, потом армия (я служил в войсковой разведке), позже у меня были периоды горного туризма, альпинизма и ледолазания. Затем последовала большая пауза, когда я пытался заниматься бизнесом. А потом случилось возвращение к истокам — и теперь я от них далеко не отхожу.

ярин 2 Здесь Ярину еще нет тридцати. Место: Узункол, горный район Карачаево-Черкесии
  • Про страх: «Утонуло все: оружие, средства связи, одежда»

Бывает, конечно, очень страшно. Несколько лет назад в Магаданской области мы с товарищем попали на реке в завал. Второй день сплава, утоплено почти все: оружие, средства связи, одежда. Пришлось нырять, чтобы спасти лодку. Мне хотелось тогда сесть на берегу и напиться до тошнотиков дешевого виски с колой. Упасть, а утром проснуться рядом с людьми. Но нет: до ближайшего населенного пункта 250 километров, нужно идти туда по воде на полусдутой лодке. 250 километров! Когда я понял это, стало страшно. Отошел от друга в сторону, чтобы не показывать свое состояние и не сломать его. Продышался, успокоился, вернулся. Тогда все у нас закончилось хорошо, как видишь, я сижу здесь.

ярин
  • Про веру: «Когда до блевоты страшно, всё, что просишь у Бога, искренне»

Я верю в Бога. У меня есть Библия, которую мне мама подарила. Всегда вожу ее с собой, читаю. Я уверен, что Бог помогает тогда, когда ты борешься с силами природы. Если просишь помочь против человека, высшие силы не помогут. Был такой случай: в 2013 году я первый раз охотился один. Поставил палатку около реки, рядом горы, тайга. Увидел медведя рядом, но не убил. А вечером вдруг понял, что он живет прямо за моей палаткой. Так и провел ночь: увидеть я его не мог, темно, услышать тоже — шумела река. Долго не мог заснуть, вслух читал 90-й псалом. Медведь ко мне не пришел.

И еще по поводу веры. Как-то я разговаривал с Федором Конюховым, который совершил не одно кругосветное плавание. Он сказал мне такую фразу: «В океане ты с Богом один на один, и вот тогда он с тобой разговаривает». Беар Гриллс в своей книге пишет так: «Если спросить, видел ли я Бога на Эвересте, я отвечу: «Нет». Если спросить, был ли Бог со мной, ответ будет «Да».

Мне это очень близко. Есть ситуации, когда Бог рядом и никакие посредники, чтобы с ним общаться, не нужны. В такие моменты ты не фальшивишь, и поэтому все будет так, как ты просишь. Вот как во время сплава в Магаданской области: тебе до блевоты страшно и поэтому все, что просишь, искренне. И твоя лодка в итоге приходит к людям через эти немыслимые 250 километров.

ярин 3 Ярин после похода (407 километров) в поселке Диксон, Таймырский Долгано-Ненецкий район Красноярского края
  • Про приметы: «Всегда хлопаю борт перед вылетом»

Есть старая традиция МЧС: похлопать борт перед тем, как его отправить, пожелать ему таким образом удачи. Вот и у меня прижилось: прежде чем войти в самолет, я должен его похлопать. Еще я ношу разные фенечки и верю в их энергетику. С одним из браслетов — вот он, на руке — я прошел Арктику. Однажды моя дочь сдавала экзамен, и я дал ей его: поставили «отлично». У меня особые отношения с ножами, если я их сам себе покупаю, такие у меня долго не живут, теряются или ломаются, если мне нож подарили — он всегда со мной, я его даже потерять не могу, никак не получится, мы словно привязаны друг к другу.

ярин 4 Полярная станция Стерлигова, берег Харитона Лаптева
  • Про привычку быть одному: «Скажут, старичок-то — молодец, не сдается!»

Мне удобно и хорошо быть одному. Я по жизни одиночка, это мой образ жизни. У меня нет друзей в том понимании, в котором они есть у других людей, нет постоянной компании.
А в дикой природе от одиночества одни выгоды. Например, на охоте: один я могу подойти к барану на двести метров, а если бы я был с другом, то баран бы убежал. Есть у меня один план: хочу в этом году отметить свое 50-летие в горах на Камчатке. Один и со своим карабином. На Камчатке я уже встречал свои 40 лет: тогда мы вдвоем с другом прошли 45 километров. 28 лет я встречал на северной стене Эйгера — это знаменитый и смертельно сложный альпинистский маршрут. Какие-то свои дни рождения я встречал в карауле — в армии (например, в 1986 году на на приполярном Урале возле зоны). В этом году, уверен, все будет так: достану фляжечку с бурбоном и сигару. Люди спросят: «Где ты полтинник справляешь?» А я в ответ им точку на карте пришлю. «А старичок-то — молодец! Не сдается!»

ярин6 Магаданская область
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся