Men's Health. Журнал

Как Мen's Нealth в порту Владивостока говорил с матросами про измены

Пока мы работали моряками на Дальнем Востоке и распутывали снюрревод, невольно слышали и про то, какие в семьях матросов разгораются страсти.
Приключения с Антоном Зоркиным
гид по экстремальным путешествиям
Приключения с Антоном Зоркиным

Все-таки удивительно занудны голливудские сценаристы. Сейчас кому-то вручат «Оскар» – скука какая. В кино на два часа растягивают заунывную историю про то как муж завел любовницу. Мучился, сопел, хмурился, круги по воде расходились, солнце гуляло по небу, ага, тут и фильм уже кончился. Нет, пусть они приезжают в Россию, здесь можно зайти в кафе и, пока выбираешь правильную сосиску, получить сразу три закрученных сюжета, четыре, десять, миллион.

Судно на котором мы работали, по сравнению с плавбазой Вадима – пылинка в море.Судно на котором мы работали, по сравнению с плавбазой Вадима – пылинка в море.

Вот Вадим, ему 28 лет, он работает на рыбоконсервной плавучей базе, мы познакомились с ним во Владивостоке. Долго сидели и болтали про жизнь в кафе неподалеку от морского порта в бухте Золотой Рог. Вадим обычно уходит в море и по три месяца не ступает на берег. Он уверяет, что его характеру чуждо спокойствие и обыденность, в доказательство цитирует Лермонтова как свой личный слоган: «А он, мятежный, просит бури, как будто в буре есть покой!». А бури случаются! На судне у Вадима есть гражданская жена, брюнетка Елена, рыбообработчица. Вместе с Вадимом они живут в каюте, смотрят на китов в море, празднуют дни рождения (у обоих даты приходятся на лето).

Когда в конце вахты судно устало причаливает к пристани, эти двое расходятся в разные стороны, матрос Вадим спешит к жене Алене, а Лена топает к мужу, тоже моряку, боцману. Так продолжается уже много лет. Как-то супруг Лены вдруг явился на пристань, чтобы одолеть соперника. Вадим рассказывает: «Бились минут десять. Дождь пошел, карманы друг другу порвали. Надоело, успокоились, пошли в кабак сидеть...».

Нет, это еще не сейнер. Это учебный центр, где моряки проходят подготовку “Основы безопасности”. Прямо в эти секунды нас учат делать искусственное дыхание. Фотограф Ваня пытается заснуть (уроки он не любит еще со школы).Нет, это еще не сейнер. Это учебный центр, где моряки проходят подготовку «Основы безопасности». Прямо в эти секунды нас учат делать искусственное дыхание. Фотограф Ваня пытается заснуть (уроки он не любит еще со школы).

Несколько месяцев назад, когда его плавучая база пришла к берегу, на суше мрачно стояла жена Вадима и сыпала проклятиями в сторону конкурентки-Лены. Вадим скромно говорит, что его любовный треугольник – еще не самый оживленный на свете. «Мой знакомый старпом в год может поработать на трех рыббазах, так у него даже не три, а четыре постоянных жены: три гражданских, одна официальная! Еще, кажется, бывшая официальная есть... Как-то все вместе они в караоке ходили, я видел фотографии. Вот это жизнь у человека, все время на острие, все время напряжение! Ты так в журнале и напиши — мужчине нужен вызов!». А потом Вадим ушел позвонить Лене. Или Алене, тут мы запутались. И это он еще не стал рассказывать, про то что кто-то из его девушек увлекается BDSM. В следующий раз, когда мы приедем во Владивосток, он нам все подробнее расскажет – обещал.

А тут мы тренируемся покидать горящее судно. Я – это вон тот желтый человек. «Многие моряки, между прочим, боятся прыгать. Мы даже поспорили, прыгнут москвичи или откажутся, испугаются», — рассказали нам работники учебного центра. Ну, мы прыгнули, конечно! А тут мы тренируемся покидать горящее судно. Я – это вон тот желтый человек. «Многие моряки, между прочим, боятся прыгать. Мы даже поспорили, прыгнут москвичи или откажутся, испугаются», — рассказали нам работники учебного центра. Ну, мы прыгнули, конечно!
Все, мы в море. Типичная рабочая обстановка. Только что вывалили весь улов из сети-снюрревода .Все, мы в море. Типичная рабочая обстановка. Только что вывалили весь улов из сети-снюрревода.
Повар на судне отвечает за рацион, закупает еду. На фото — готовит нам обед. Получилось вкусно! А в конце ели печенье и пили чай.Повар на судне отвечает за рацион, закупает еду. На фото — готовит нам обед. Получилось вкусно! А в конце ели печенье и пили чай.
Опять заработали барабаны, тянем назад снюрревод. Ветер задул, дождь льет.Опять заработали барабаны, тянем назад снюрревод. Ветер задул, дождь льет.
А на берег сошел – и видишь вот такие картины. Красиво у нас на Дальнем Востоке!А на берег сошел – и видишь вот такие картины. Красиво у нас на Дальнем Востоке!

Ну, стоит заметить, не все матросы, которые нам встречались, разделяют концепцию нашего собеседника. Одного дома ждала жена, он слал ей смс, когда с трудом ловил связь где-нибудь на палубе. Другой матрос мечтательно пересказывал нам подробности своей свадьбы (которая была пять лет назад). Выше — подробности нашего типичного матросского быта на сейнере в Японском море.

Promotion

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся