Men's Health. Журнал

Монологи поселкового врача: знахарки и слабое здоровье деревенских жителей

С 54-летнем Олегом мы знакомы давно, вместе ходили в поход. Сегодня врач-терапевт больницы из маленького поселка в Красноярском крае анонимно рассказал мне о своей работе: про то, из-за чего народная медицина так популярна в деревнях, почему «буханка» гораздо лучше в качестве кареты скорой помощи, чем «форд», и отчего у деревенских жителей слабое здоровье (нет, не алкоголь!).
Приключения с Антоном Зоркиным
гид по экстремальным путешествиям
Деревенская медицина

Один терапевт на пять тысяч человек

«Я работаю терапевтом в одной из межрайонных больниц Красноярского края. Небольшое кирпичное двухэтажное здание на окраине поселка. Поселок — десять улиц, его можно пройти от начала до конца за десять минут. Жизнь тихая, но работа у меня напряженная. В нашем поселке живет около четырех тысяч человек, а еще к больнице относится двенадцать деревень в округе, а по факту — откуда только не едут. И вот я, получается, единственный терапевт как минимум на пять тысяч человек. Часто не только терапевт, но и кардиолог, иногда окулист, гастроэнтеролог».

Хорошо, что наши скорые — УАЗы, а не «форды»

«Обстановка в нашей больнице вовсе не катастрофическая, я знаю места где на несколько тысяч человек один врач, который лечит буквально все, еще и роды принимает. А у нас трудится двенадцать человек, включая фельдшеров и медсестер. Раньше было больше, но молодые долго не задерживаются, уезжают. И дело не в деньгах. У меня, например, зарплата по местным меркам нормальная, получается около 35 000 рублей на руки. А еще мне администрация выделила землю, где я построил дом. Но мне 54 года, у меня в этих местах жилье и хозяйство. А зачем сюда поедет работать молодой человек? У мест вроде нашего нет никакого будущего. Интернет только по сотовой связи, компьютер один на всю больницу (процессор 800 ГГц, стоит Windows 98). Осенью и зимой дорогу к поселку может залить водой, развазюкать так, что не проехать. И как тут выбраться куда-то на вызов? Да и в обычное время поездка к больному в 20 километрах от поселка может обернуться путешествием часа на четыре — у нас такие же дороги, как и по всей России. И часто непонятно, надо ли человека так спасать: однажды я приехал к женщине, у нее инсульт. Мы положили ее в нашу «буханку», потом шесть часов скакали по сугробам, мороз –25. В дороге она у нас и умерла. Так лучше бы, наверное, дома?

У нас есть две скорые помощи, это «буханки», УАЗ-452. Кстати, это единственная машина, которая может проехать по нашим дорогам. Слава богу, что у нас не какой-нибудь «форд», как у вас тут в Москве, — такие скорые засели бы сразу. Правда, по вызовам сейчас у нас ездит только одна «буханка», другая сломалась месяца два назад. Чинить денег нет.

Я бы не сказал, что все эти ситуации вызывают у меня возмущение или какой-то гнев по отношению к властям. Хочешь жить по-другому? Езжай в Москву, в Питер. Территории в нашей стране гигантские, большинство денег сосредоточено в двух городах. Любому понятно, что в таких местах, как у нас, ну не будет никакой физической возможности обеспечивать нормальную жизнь. С чего вдруг появится какая-то осмысленная медицинская помощь, современные специалисты?»

Знахарка появляется там, где слаба официальная медицина

«Именно на фоне бедной и слабой государственной медицины по всей России цветет всевозможная народная. Я сам вижу людские очереди и вереницы машин у одной из знахарок в соседнем поселке. Она принимает всего два раза в неделю, люди к ней едут, едут… Знаю, что многие чиновники из нашей администрации у нее лечатся. Это совершенно естественная альтернатива, которая не могла не появиться в условиях, когда официальная медицина худо-бедно есть только в относительно крупных городах. До нас в поселках не доходят лекарства, у нас нет оборудования. Может, у меня и есть знания, которые нужны, чтобы помочь кому-то, но часто нет совершенно никаких технических средств для этого, нет препаратов. Бывает, чувствую себя каким-то жителем XIX века и в принципе не особо в такие моменты отличаюсь от деревенской знахарки. Которая, кстати, чаще всего выгодно отличается от врачей официальной медицины тем, что она не замотана постоянным приемом пациентов, сама жестко дозирует нагрузку. А еще большинство знахарок — превосходные психологи, я как-то наблюдал одну за работой. В этом тоже причина успеха — я вот после 50 человек пациентов в день (как-то у меня было и такое) уже только «здрасьте» и могу сказать, какой уж тут личный подход к больному… Что же касается собственно лечебного эффекта народной медицины, то, несмотря на то что никаких убедительных доказательств ее действия нет, пользуется она постоянным и неизменнным спросом, а значит, зачем-то нужна. Иногда, видимо, даже действует. Хотя, на мой взгляд, чаще всего это просто эффект плацебо».

Деревенские едят самую дикую еду из магазинов

«Кстати, хочется развеять миф о том, что деревенские жители живут якобы более здоровой жизнью, чем городские. Столько запущенных болезней, как у деревенских, я у городских не встречал. Причин тут несколько. Во-первых, здесь совершенно дикое и хаотичное питание, никакой культуры потребления пищи. То есть люди уже ушли от своего экологически чистого рациона (мало кто держит коров, далеко не все выращивают что-то на огородах). Большинство покупают еду в магазинах — самую дешевую, жуткую, напичканную непонятно какой химией и добавками. Почему? Дешево! Да и привыкли, нет должного образования. Спортом никто не занимается, работа — единственный спорт, если можно так сказать. Но у большинства она не подразумевает движения — кто-то работает кассиром на заправке, водителем автобуса, разнорабочим. А про алкоголь я вообще молчу. Хотя, несмотря на стереотип, в деревнях пьют не все поголовно, но, конечно, многие.
Нравится ли мне моя работа? Безумно нравится. Я для этого и заканчивал медицинский институт, чтобы помогать людям. А дальше ты уж сам выбираешь — жить на одной планете, в городе где-то, ну или у нас в поселке».

Promotion

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся