Men's Health. Журнал

Боксер-полицейский Майрис Бриедис: «Нужно делать шоу»

Men’s Health продолжает серию очерков о бойцах с необычными судьбами. Наш герой — старший лейтенант латвийской полиции Майрис Бриедис, он же бывший чемпион мира по боксу среди профессионалов по версиям WBC в первом тяжелом весе, он же чемпион Европы и призер чемпионата мира по кикбоксингу среди любителей.
police.jpg

Однажды приехав в Грозный на съедение более тяжелому и опытному Мануэлю Чарру (Мануэль — действующий «регулярный» чемпион мира по версии WBA в супертяжелом весе), он сотворил сенсацию, отправив, к изумлению публики, своего именитого оппонента в красивый нокаут. После этого о Майрисе заговорили как о будущем мирового бокса, а уже через два года он предстал перед публикой с поясом WBC после уверенной победы над Марко Хуком.

  • Начало

«Свои первые шаги в единоборствах я начал делать в секции бокса, откуда меня мой первый тренер решил выгнать — не знаю почему. Вроде не выиграл какой-то бой, или ему что-то не понравилось. Помню, как я сидел на лавочке и плакал после этого: в то время не было никаких компьютеров, особо занять себя в свободное время нечем было, а про существование других боксерских клубов я еще не знал… Прошло полгода, и меня приглашает мой друг в секцию бокса, в которой он сам занимался. Говорит: «Помнишь, ты занимался боксом? Пошли со мной, теперь вместе заниматься будем!» Я, конечно, с радостью согласился, но и в этой секции мне недолго довелось пробыть: новому тренеру приходилось много за зал платить, а группа была маленькая. Он собрал всех ребят и сказал, что уходит отсюда (мы тогда в подвале в тире тренировались), а желающие тренироваться могут пойти к его знакомому тренеру Василию Сергеевичу в секцию кикбоксинга. Зал для занятий кикбоксингом оказался хороший, но и плата за занятия в нем была очень высока. Я жил с мамой и сестрой, лишних денег у нас не было. Я подошел к тренеру и спросил, есть ли возможность платить поменьше? Желание заниматься у меня есть, но таких денег у семьи нет. На что он мне ответил: «Через месяц будет чемпионат Латвии по кикбоксингу. Если выиграешь, станешь членом сборной Латвии, и тогда не надо будет ничего платить». После этого у меня и появился стимул побеждать.

Хоть работа ногами для меня была чем-то чуждым, но я к ней быстро привык… Ну, не то что привык — просто научился ими работать. К удивлению, в первых боях чемпионата Латвии (четвертьфинал, полуфинал) соперниками оказались тоже боксеры — никто ногами не работал, чисто на руках бились. Нам давали предупреждения за отсутствие ударов ногами, мы после этого пару раз махали ими для видимости и дальше опять боксировали.

В итоге отдал я этому спорту 11 лет, а потом вернулся в бокс. Я понял, что растяжка у меня не очень получается, да и не очень-то хотелось ей заниматься, а бокс — это то, что мне действительно нравится. Я вернулся в родной мне вид единоборств, трижды выиграл чемпионат Латвии в весе 91 килограмм и совершенно случайно перешел в профессионалы».

_R6A7154.JPG

  • Бокс

«Вообще, я тренировался, чтобы поехать на Олимпиаду, но мне сказали, что в Латвии боксерское шоу организуется — можно выступить и подраться со слабеньким противником в супертяжелом весе. Я согласился. Оказалось, что соперником стал двухметровый боксер из сборной Литвы: то ли чемпион, то ли призер Европы среди юниоров. А мне, как всегда, сказали, что будет лошок. Ладно, отбоксировал я этот бой — спасибо маме с папой за генетику. Было четыре раунда: три были очень равными, я много напропускал, но в четвертом я сделал два нокдауна, и меня это спасло.

Дальше пошла политика: мне федерация запрещает выступать по любителям, так как этот бой, который проходил в какой-то школе, посчитали профессиональным и занесли в BoxRec (авторитетный сайт, который ведет статистику профессиональных боксерских поединков. — Прим. МН). Ну, раз стал профессионалом, то терять уже нечего — согласился на участие в Bigger’s Better. Был такой турнир для супертяжеловесов, в котором восемь боксеров, кикбоксеров и эмэмэйшников по правилам бокса определяют сильнейшего в рамках одного вечера. Первый такой турнир я выиграл, а через год наел 103 килограмма, не смог нормально двигаться и вылетел в полуфинале при равном бое, уступив хорвату в Хорватии… Причина поражения ясна? А потом я начал работать с тренером по физподготовке, который начал мне составлять план работы, после чего я уже выиграл следующий турнир Bigger’s Better и стал победителем суперфинала этого турнира».

  • Поездка в Чечню

«Я согласился на бой с Чарром, потому что особого выбора не было: либо ехать рисковать, либо сидеть дома и ждать чего-то. Я решил: сколько можно боксировать дома и ждать, когда на меня свалится суперпредложение? Здесь был выбор не из простых, многие из моей поддержки боялись туда лететь, потому что это Грозный. Мне и самому-то было непросто, так как многие знакомые пугали, что оттуда можно и не вернуться, но я уже принял решение и согласился на поединок.

Приехав туда, я понял, что люди там все спортивные, алкоголь нигде не продается. Некоторые вещи там чересчур жесткие, но некоторые — дисциплинируют, я бы сам их привнес в свое государство: мужчины должны быть мужчинами. Приняли нас там очень хорошо, побывали у Кадырова в замке, претензий по организации никаких не было. А со спортивной стороны — результат мы показали хороший.

Что касается подготовки, то особых корректировок на супертяжелый вес сделано не было. Я только перестал думать о лимите веса. Когда ты дерешься в крузерах, то думаешь о весе, как его скинуть, чтобы получить максимальную скорость в этой весовой категории. Многие, кто из супертяжей переходит в крузера, не могут развить свою скорость, так как уже привыкли к низким скоростям в своем весе. Там мало кто двигается на ногах — в основном просто бьют. Да, Мохаммед Али хорошо двигался на ногах, может, еще кто, но в основном они экономят силы, так как большая мышечная масса потребляет много кислорода. Супертяжи в основном стараются меньше двигаться, больше бить и попадать, а в тяжах стараются больше работать на скорости».

  • Игра с весом

«Вообще, я начинал боксировать в 63 килограммах. А так вся карьера в кикбоксинге и начало пути в боксе у меня проходили в полутяжах. В первый тяжелый мне пришлось перейти, потому что в любительской сборной по боксу были уже ребята, выступавшие в полутяжах, а в крузервейте — никого. Получалось, что я был недовеском, — пришлось набирать вес. Вообще, на высшем уровне обычно крузера перед боями гоняют по 9–10 килограммов, но я такую массу еще не набрал — сейчас гоняю всего по 5–6 килограммов.

Как набирал массу? Ходил в зал, где работал с большими весами: обманывал мышцы, добавляя веса, и тем самым заставлял их расти. Делал базовые упражнения: приседания, тяга, грудь… Я любил раньше в зале железо тягать, но работал без особой техники и тренера, из-за этого повредил суставы (плечевые и не только) и больше не фанатею к работе с большими весами — работаю со своим весом».

  • Сборы

«Параллельно со спортивной карьерой я работаю в полиции — уже 11-й год выслуги пошел. Совмещать спортивную карьеру с работой не тяжело. Куда тяжелее было, когда я еще был в спортивной академии, в которой учился не заочно. Рано утром начиналась учеба, потом шел на службу, а вечером — на тренировку. А сейчас — пустяки! Тем более когда у меня идет подготовка к бою, ребята идут навстречу — подменяют меня, когда могут, а после я отрабатываю за них их смены. Настоящая командная работа!

К боям я обычно готовлюсь у себя в Латвии. Когда готовился к Усику, впервые уехал в лагерь в Испанию, где мы два месяца отзанимались… Ну, лучше в Латвии готовиться. Со спарринг-партнерами в Латвии как? Приезжают. Кто платит, тот и заказывает музыку. Сейчас вот Файфер из России приезжал и Быховцев из Белоруссии… А поначалу к профессиональным боям готовился с теми ребятами, которые были у нас в зале, по любительской схеме — 3 раунда по 3 минуты. Я вообще тогда не знал, что такое сборы! Потом сам стал на них ездить как спарринг-партнер. Мои первые спарринги, кстати, были с Марко Хуком. Тоже сказали, что еду к лошку. Ну, приехали, описали, как с ним боксировать, и работа с ним легко пошла. Во время спаррингов я узнал, что Хук — действующий чемпион мира, а он как раз начал работать в привычной для зрителей манере — грязный бокс с ударами по затылку. Потом мы с Костей Айрихом, который там тоже был, и с другими ребятами начали отрабатывать схему работы против него: кто взвинчивает темп, а кто после этого отвешивает ему люлей.

Потом был много у кого на сборах, но самые крутые были у братьев Кличко! Австрия, горы, отдельные дома. Чтоб было понятно: для сравнения, когда я приезжал на спарринги в Польшу, то меня селили в каком-то мотеле с кроватью, которая стоит на кирпичах, потому что пружины были пробиты! Мне есть с чем сравнивать, но поначалу надо было ездить и в такие места, как в Польше, потому что это и финансы, и опыт. Когда уже сам стал готовиться к серьезным боям, то уже знал, как живут чемпионы, и старался делать себе тренировочный лагерь по такому же принципу, как все. Больше всего позаимствовано было из программы подготовки братьев Кличко».

_R6A7272.JPG
  • Работа в полиции

«Сейчас мои обязанности в основном состоят из бумажной работы, а начинал я вообще пехотинцем, который ходит по городу и проверяет охраняемые спецобъекты. Потом патрульным был — ездил на машине с напарником по городу. Самой неблагодарной работой было выписывать штрафы гражданам. Столько негатива на себя набирал, ведь каждый штраф — это большая порция брани в твой адрес. А теперь моя работа состоит из составления планов работы, отпускных графиков, контроля внешнего вида сотрудников и укрепления нарядов во время мероприятий в городе.

На работе, к слову, ни разу не приходилось применять свою силу. Хотя один раз пришлось повязать извращенца, который домогался женщины. Надел наручники, вызвал экипаж, его увезли и дальше сами уже с ним разбирались. Вообще, уровень преступности в Риге, как бы это смешно ни звучало, зависит от фазы Луны. Две недели назад (интервью записывалось за неделю до крайнего боя Майриса в Москве. — Прим. МН) было полнолуние, а мы на следующее утро с ребятами собираемся на пробежку. Встречаемся у забора, слышу «тьюф-пуффф». А это пулька возле головы проносится — пневматика. Я среагировал и быстро присел, но выстрелов больше не последовало. В общем, вызвал наряд и только после этого отправился с ребятами на пробежку. Потом приехали в участок: оказалось, что по нам стреляла женщина. Говорит, в банки стреляла, которых никто так и не увидел… В участке так и сказали: «Друг, это полнолуние. Такое часто бывает».

  • Чемпионские пояса

«Первым поясом чемпиона мира в моей коллекции стал IBA. Когда-то он считался престижным и высоко котировался в Америке, но сейчас его цена невысока. Я себя даже не осознавал чемпионом мира, когда владел им. Предложили подраться — подрался, но для меня всегда существовало четыре главных пояса (WBA, WBC, WBO, IBF), и главная цель была завладеть одним из них. Именно после того, как мне подняли руку в бою с Хуком, я ощутил себя чемпионом.

Мое отношение к поясу IBO (его принято считать пятым по престижу после основной четверки. — Прим. МН)? Он также был на кону в бою с Хуком, и я его выиграл, но оказалось, что была оплачена пошлина только за WBC, и мне его не дали. Я им сказал: «Давайте, сейчас заплачу?», на что мне ответили: надо было платить до боя. Окей, пусть это останется на их совести».

  • Планы

«Если рассматривать мой бой с Усиком, то Саше повезло, что в четвертом раунде у меня открылась моя старая травма. Из-за нее я хотел сняться с боя, но в итоге решил терпеть и показать, что могу. В итоге восемь раундов на 50 % своих возможностей дрался и проиграл бой. 

Это поражение для меня стало своеобразным ударом мокрым полотенцем по лицу. Теперь я с еще большей силой хочу показать, чего я стою в мировом боксе и какой нереализованный потенциал во мне еще есть. Мне 33 года. До конца карьеры осталось всего несколько лет, а надо успеть еще многое сделать. Главное — всегда идти вверх, чтобы, когда достиг высшей точки, уйти с высоко поднятой головой и уступить дорогу молодым. Я хочу своим примером донести гражданам не только родной мне Латвии, но и России, что спорт — это идеальный инструмент для резкого подъема по социальной лестнице. Благодаря ему многие ребята из неблагополучных семей выбивались в люди и зарабатывали целые состояния. Главное — продолжать развиваться не только физически, но и умственно. Ты можешь сказать: «Зачем мне это? Мне нужно просто хорошо боксировать». А вот и нет! Чтобы хорошо зарабатывать и получать достойные предложения на бои, надо учиться делать шоу, красиво говорить и стараться монетизировать свой образ. Обычных побед будет мало для того, чтобы тебя увидел весь мир».

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся