Men's Health. Журнал

Эксперимент МН: тестируем ДНК на спортпригодность

Ген чемпионства существует! Или нет, наоборот, только сила воли и гигантский объем тренировок могут сделать из тебя спортивную звезду? Чтобы внести ясность в этот вопрос, мы отправили на анализ ДНК нашего редактора Артема Бетева, а также двух профессиональных спортсменов. Читай, что вышло из этой затеи.
Существует ли ген чемпионства?

Полтора года назад MH послал редактора Ивана Глушкова в две независимые друг от друга лаборатории, которые обещали по анализу ДНК выявить предрасположенность любого клиента к тем или иным конкретным болезням. С анализов Глушков вернулся озадаченный: в руках у него были 2 списка, по некоторым пунктам радикально отличавшиеся.

Например, одни исследователи обнаружили у нашего коллеги «повышенный риск диабета», другие же — «пониженный риск диабета». Эксперты объяснили: технология несовершенна, поэтому пока генетическим прогнозам по большинству болезней лучше не верить, но в будущем, причем уже в ближайшем, «нас ожидает прорыв».

И вот, спустя время, на горизонте появилась новая российская лаборатория «Генотек». На этот раз ученые обещают нам анализ на склонность к тем или иным видам спорта. «Вот он, долгожданный прорыв?» — подумал я. Да, я знаю, подобные опыты ведутся давно. Например, еще в 2004 году австралийская компания MyGene предлагала проверить, есть ли у клиента такой вариант гена ACTN3, который обеспечивает максимальное поступление в мышцы белка альфа-актинина-3 и тем самым делает их максимально отзывчивыми и мощными.

Но MyGene не бралась делать на основании этих результатов конкретные выводы. А «Генотек» предъявляет тебе список из 35 видов спорта и тычет пальцем в позиции — теннисист ты или метатель молота, футболист или гребец на каноэ и т.д. Или даже не тебе предъявляет, а твоему 4-летнему сыну, которого ты привел на анализ, чтобы не промахнуться с выбором спортивной секции. Будущее наступило? Давай проверим.

Где понабрался

Процесс сдачи генетического материала за прошедший год не изменился — надо долго и упорно плевать в пробирку. Затем слюна в руках курьера уезжает в лабораторию на пару недель. Эксперты изучают, какие варианты и комбинации 8 ключевых генов, связанных со спортивной одаренностью, тебе подарили родители. А затем сравнивают этот твой «портрет» с тем набором генов, который выявлен у самых успешных спортсменов страны и мира. Надежность прогноза в отношении твоего таланта «Генотек» определяет так: 1 звездочка значит, что в базе данных лаборатории есть «порт­реты» более 50 атлетов, занимающихся одним видом спорта; 2 звездочки — более 100, 3 звездочки — более 500.

Через пару недель ты получаешь бумажку, в которой три списка. Первый — это те виды спорта, к которым у тебя повышенная предрасположенность, затем следует группа «среднестатистической» склонности. В конце — те виды спорта, в которых ты не проявишь себя никогда. Честно скажу, мой результат меня разочаровал. Оказалось, что талант «выше среднего», да еще и прогнозируемый с высокой долей надежности (3 звездочки), у меня только к марафону.

Не то чтобы я в детстве или отрочестве демонстрировал какие-то особые спортивные способности. Скорее, наоборот, шумным играм я предпочитал книжки из серии «Библиотека приключений и научной фантастики» на диване. Я даже в футбол поэтому не умею играть. Но все же мне всегда казалось, что попади я в детстве в секцию по теннису или по горным лыжам, наверняка выступал хотя бы на уровне чемпионата России. По крайней мере, те несколько раз, когда я уже после института пробовал заниматься этими видами спорта, мне все в них нравилось, и я делал успехи. А еще я неплохо плаваю. Когда плаваю.

Анализ ДНК

Еще больше меня удивили результаты двух профессио­нальных спортсменов, которые согласились принять участие в нашем эксперименте. Защитник московского ЦСКА и сборной России по футболу Василий Березуцкий показал природную склонность к играм с мячом. Но также он потенциальный талант в 6 видах спорта, на первый взгляд мало связанных друг с другом. К примеру, Василий — прирожденный тяжелоатлет, но и велосипедист; марафонец, но и пловец на короткие дистанции.

А многократная чемпионка мира и Европы, капитан национальной сборной по художественной гимнастике Ульяна Донскова — спортивный гений вообще в 13 видах деятельности, включая борьбу. Разве это — точный анализ? Представляю, в какой тупик зашли бы родители Ульяны, если при выборе секции для дочери ориентировались бы не на интуицию или жизненные обстоятельства, а на результаты такого теста.

Комментирует Ульяна Донскова:

По результатам теста демонстрирует повышенную предрасположенность к: борьбе, горным лыжам, художественной гимнастике, тяжелой атлетике, академической гребле, легкой атлетике (метание диска, снаряда, молота), биатлону, дайвингу, спортивной ходьбе, лыжным гонкам на длинные дистанции, прыжкам на лыжах с трамплина, хоккею с шайбой и велоспорту.

Про тест:

Результаты меня озадачили. Не верится, что у меня есть особая предрасположенность к тяжелой атлетике или бегу на длинные дистанции. Я и не мощная, и не выносливая. Мои сильные стороны — это гибкость и пластичность. Поэтому я и продвинулась так далеко в художественной гимнастике.

Про нереализованные возможности:

Я думаю, вряд ли что-нибудь изменилось, если бы мои родители сделали мне такой анализ в детстве. Я выросла в маленьком городе, где можно было заниматься либо танцами, либо художественной гимнастикой. Мои родители выбрали художественную гимнастику, но если бы решили отдать меня в танцы, я, наверное, тоже добилась бы успеха.

Комментирует Василий Березуцкий:

По результатам теста демонстрирует повышенную предрасположенность к: тяжелой атлетике, марафону, академической гребле, легкой атлетике (метание диска, снаряда, молота), биатлону, дайвингу, спортивной ходьбе, лыжным гонкам на длинные дистанции, прыжкам на лыжах с трамплина, хоккею с шайбой и велоспорту.

Про тест:

Все правильно — я футболист, и у меня повышенная предрасположенность к этому виду спорта. А еще я всегда неплохо бегал на длинные дистанции, включая марафон. Результаты теста меня не удивили.

Про нереализованные возможности:

Я, как и Ульяна, не думаю, что анализ ДНК мог бы изменить мою судьбу. Когда мне было 7 лет, мы с братом сами пришли к отцу и сказали, что хотим заниматься футболом. В 10 лет мне еще нравилось играть в баскетбол, но папа сказал, что раз мы выбрали футбол, надо довести дело до конца — хотя бы закончить спортшколу. Вряд ли он бы пошел у нас на поводу, даже если мы принесли бы ему результаты генетического теста, обещающие нам успех в баскетболе. Этого вида спорта, кстати, в анализе нет.

Исследование ДНК

Расовые предрассудки
В 20–30 годах прошлого века в североамериканском баскетболе доминировали игроки-евреи. Это были дети недавних иммигрантов из Европы, которые оказались предоставлены сами себе на улицах нищих кварталов Нью-Йорка, Балтимора или Филадельфии, пока их родители пытались найти себя в новой стране. Местное население относилось к людям этой национальности, мягко говоря, прохладно. У подростка-еврея было всего две возможности обеспечить себе сытое будущее: пойти либо в банду (помнишь фильм «Однажды в Америке»?), либо в спорт. Те, кто поставил на спорт, отдавали тренировкам всего себя. А журналисты приписывали их баскетбольные успехи «генетической предрас­положенности к дриблингу и трехочковым броскам».

Прекрасное далеко

Мне потребовался еще месяц исследований и консультаций со специалистами, чтобы сделать несколько выводов по итогам нашего эксперимента. Вот они:

1. Данных для точного прогноза спортивных склонностей еще не достаточно

Действительно, взаимосвязь между определенными комбинациями генов и возможностями организма установлена. К примеру, точно известно, какая модификация гена AMPD1 отвечает за усиленный синтез фермента аденозинмонофосфат-деаминазы — а значит, и за наиболее эффективное использование организмом запасенной энергии. А самая удачная версия гена IL6 каким-то образом гарантирует нерушимое здоровье суставов. Генетики и в самом деле уже могут отличить того, кто обладает фундаментальными спортивными качествами (сила, реакция, выносливость и т.д.), от врожденных задохликов вроде меня. Именно поэтому Ульяна Донскова проявила бы себя почти в любом виде спорта, а мне «выдали» только марафон, да и то, скорее, в виде утешения.

Но доподлинно установить, в каком конкретно виде спорта ты покажешь наилучшие результаты, генные технологии пока все же не позволяют. Хотя бы потому, что ученые до сих пор не знают, почему те или иные комбинации генов проявляют себя определенным образом. Например, известно, что по всему миру метатели тяжестей, спринтеры и прыгуны с определенной версией гена NOS3 показывают хорошие результаты. Но почему так происходит — непонятно (а значит, невозможно определить конкретно: прыгун ты все же или бегун). А для того чтобы давать однозначный и уверенный прогноз по методу «все чемпионы в этом виде имели такой генотип», еще нужно нарастить базы данных. В самом «Генотеке» признают, что ни одна из их коллекций ДНК не достигла пока уровня в 4 звезды — это когда в анализе поучаствовало более 1500 спортсменов. Да и никто пока не владеет такой базой. Может, именно поэтому ни в одной другой стране мира, кроме России, лаборатории за анализ конкретных спортивных талантов и не берутся?

2. Пока неясно вообще, какой вклад в спортивные победы обеспечивают гены, а какой — подготовка и сила воли

В 2007 году в British Journal of Sport Medicine была опубликована статья: авторы обнаружили среди элиты мировой легкой атлетики спортсмена без варианта гена, отвечающего за взрывную мощь быстрых мышечных волокон, который типичен для чемпионов в его виде спорта. Испанский прыгун в длину (предположительно Хесус Оливан, в публикации его имя не называется), участник 2 Олимпийских игр и победитель 6 чемпионатов мира, был бы забракован тестом российских генетиков еще в детстве.

Считаешь, что исключения только подтверждают правило? Узнай мнение об этом биолога Университета Глазго Янниса Питсиладиса. Он с 2003 года изучает как генотипы марафонцев из Кении и Эфиопии, так и условия, в которых они выросли. Так вот, Питсиладис выяснил, что ДНК-портреты кенийцев и эфиопов довольно сильно отличаются (в пределах человеческой нормы, конечно, а не как у утконоса и жирафа). Зато по образу жизни самые успешные из них — едва ли не братья. Из 400 известных кенийских бегунов — 81% родился и вырос в Рифт-Валли, долине на высоте больше 2 тысяч метров над уровнем моря. То есть там, где от недостатка кислорода со временем растет количество кровяных телец в крови и повышается выносливость у любого человека. Кроме того, все чемпионы в детстве ходили в школы бегом, преодолевая по несколько километров и туда, и обратно.

Их эфиопские конкуренты формировались в аналогичных условиях. Яркий пример — детство двукратного олимпийского чемпиона на дистанции 10 тысяч метров Хайле Гебреселассие. Он тоже вырос в деревне на высоте 2 тысяч метров и каждый день пробегал по 10 км по дороге в школу и столько же на обратном пути.

Обобщив эти данные, Питсиладис сделал вывод: скорее всего, наши способности не запрограммированы в генах безусловно, а включаются или выключаются в зависимости от нашего поведения и обстоятельств. Кстати, революционного открытия он не совершил. Для изучения именно такого поведения наследственных признаков уже создана специальная наука эпигенетика.

3. Неясно также, будут ли вообще разрешены на международном уровне генетические тесты на спортивный талант

Потому как у этой идеи полно противников — это и педагоги, и психологи, и философы. Одни опасаются, что мы установим своеобразный генетический апартеид: врожденные таланты будут получать все внимание тренеров, а неудачникам с «пустой» ДНК дорога в спорт окажется закрыта. Другие полагают, что мы будем множить число детских психологических травм.

То есть, например, парню, которому генетик предсказал успех в плавании, будет сложно убедить родителей, что на самом деле он любит бросать шайбу по воротам, и его надо отдать заниматься хоккеем. А тот, у кого не найдут никаких спортивных талантов, может по воле родителей оказаться в музыкальной школе, а не на футбольном поле, где ему на самом деле хочется проводить все свободное время. Разве это справедливо?

Впрочем, как показал наш эксперимент, до момента, когда нам придется решать эти сложные этические проблемы, пока еще очень далеко.

Пригожий аллель

Любому, кто захочет разобраться в том, как делают анализ ДНК, надо знать эти 2 термина:

Полиморфизм

Один и тот же ген может быть представлен в человеческой популяции в нескольких вариантах. Люди со всеми вариантами вполне жизнеспособны, но немного отличаются друг от друга. Проведем аналогию: у всех людей есть правое колено, у кого-то оно здоровое, у кого-то — больное, например пораженное артритом. Оба таких человека ходят, занимаются спортом, но делают это по-разному. В генетических тестах исследователи смотрят в твоей ДНК на полиморфизмы с известными свойствами и определяют, какие варианты достались тебе.

Аллель

По нашему, по-простому, это синоним слова «вариант», только в применении к гену. Генетики чаще всего работают с полиморфизмами, которые затрагивают самый маленький неделимый участок гена, отвечающий за кодирование наследственной информации, — пару нуклеотидов. Одна пара — один аллель.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся