Men's Health. Журнал

Рой Джонс: «Боксерские залы в России выглядят очень модно»

В мае Рой Джонс побывал на петербургском Кубке губернатора — международном турнире с участием ведущих боксеров четырех континентов. Мы не упустили случая поговорить с легендой.
рой джонс з.JPG

Почетным гостем кубка, прибывшим по личному приглашению главы Федерации бокса Петербурга Максима Жукова, был Рой Джонс — младший, великий американский боксер, многократный чемпион мира среди профессионалов в пяти весовых категориях, от средней до супертяжелой. Даже люди от спорта весьма далекие в курсе истории ограбления века, когда в безусловно выигранном Джонсом бою на Олимпиаде в Сеуле победу отдали его сопернику-корейцу.

В Петербурге Джонс дал несколько мастер-классов в залах федерации, встретился с Игорем Ружниковым — единственным отечественным боксером, побеждавшим Джонса в любителях (на Играх доброй воли в 1986 году), и поговорил с Men’s Health.

Как в Соединенных Штатах отнеслись к тому, что вы приняли российское гражданство?

Кому-то понравилось, кому-то нет. Но я не вижу здесь ничего экстраординарного. В США живет огромное количество российских подданных, имеющих также и американское гражданство, и я не понимаю, почему ко мне такое внимание в этом вопросе.

Где вы платите налоги?

В обеих странах. Вернее, так: я плачу налоги в США, но скоро открою счет в России, чтобы платить и здесь.

Чем отличается российская методика подготовки боксеров от американской?

В России, насколько я понял, все занимаются вместе, а в Штатах существует разделение по группам в зависимости от возраста и весовой категории. Более индивидуальный подход, скажем так. Залы в России и США по большому счету схожи между собой, разница только в количестве снарядов и тренажеров — в России их больше, в том числе оборудования для кроссфита, видимо, потому, что кроссфит больше подходит для ММА. Как я понял, в России в боксерских залах готовят и бойцов для смешанных единоборств. Не знаю, как вообще в РФ, но в Петербурге залы, где я побывал, выглядят очень эффектно.

Вы боксировали во многих весовых категориях. Насколько серьезной проблемой для вас было согнать вес или, наоборот, набрать?

Сбросить вес сложнее, чем его набрать, это понятно. Это гораздо больший стресс для организма. Ничего нового я тут, думаю, не скажу. Сгонка веса — это диета плюс тренировки. Тренировался я в предсоревновательный период каждый день, кроме воскресенья, с возрастом добавился еще один день отдыха — среда. И вес сходил. Тяжелее всего уходили последние фунты, это было довольно сложно, прежде всего психологически. Подводил я свой вес к боевому показателю обычно за шесть-восемь недель.

Как складывается ваша жизнь после того, как вы закончили выступать в официальных боях?

Прекрасно. Мне очень нравится то, как я живу сейчас. Я тренирую. У меня группа спортсменов в возрасте от 19 до 35. У меня, в частности, занимается экс-чемпион мира в первом полусреднем весе Девон Александер. Ему скоро боксировать с украинцем Иваном Редкачом. Так что долго с вами я беседовать не смогу, мне нужно лететь в Америку, потренировать его перед боем. (2 июня, вскоре после записи этого интервью, Иван Редкач в матче с Девоном Александером выиграл, нокаутировав соперника в 6-м раунде. — Прим. MH.)

К смешанным единоборствам как относитесь?

Мне нравится. Я бы сам в таких шоу выступал. Но болят колени, мне это уже тяжело. Бои между боксерами и бойцами ММА — это моя идея. Я должен был драться с Андерсоном да Силвой, знаменитым бразильским бойцом, мы уже договорились. Но сначала UFC не давала ему разрешения, потом мне не давали разрешения боксерские организации. В общем, так все и заглохло. Жаль.

Как изменился любительский бокс за последние десятилетия?

Появились новые страны-лидеры, новые яркие национальные школы. Физическая подготовка боксеров стала лучше. Боксируют без усталости с первой секунды до последней.

рой джонс.jpg

Вот уже несколько десятилетий ходят разговоры о том, что любительский бокс надо бы исключить из олимпийской программы. Что вы об этом думаете?

Учитывая то, как там обстоят дела с честностью, неудивительно. Если можно у 19-летнего спортсмена на глазах у всего мира отобрать золотую медаль прямо под камерами и потом не исправить это — то чего бы вы хотели? И ведь такое происходит вновь и вновь. И никто ничего не делает с этим. В других видах спорта несправедливый результат можно отменить. Попался, допустим, человек на допинге — у него забирают золотую медаль, отдают тому, кто честно занял второе место. В олимпийском боксе не так, вы же знаете.

Международная ассоциация любительского бокса и Международный олимпийский комитет извинились перед вами за произошедшее в Сеуле?

Нет. Отстранили трех судей, я получил Кубок Вэла Баркера как лучший боксер турнира, но результат финального боя так и не был отменен. Это как вообще? Как может быть лучшим боксером тот, кто занял второе место? Почему мне не дают мою золотую медаль?

Судейство в профессиональном боксе более честное, чем в любительском?

В целом да, но как минимум спорных решений тоже хватает — вспомните бои с участием Мэнни Пакьяо.

Вы сами никогда не хотели поработать судьей?

Нет, времени не хватает, к тому же я больше могу дать людям и боксу как спортсмен и тренер.

Как повлияло то, что произошло в Сеуле, на ваше решение перейти в профессионалы?

Вообще-то до той Олимпиады я ничего такого не планировал. Но я увидел глаза подростков в зале, где я тренировался. Они не верили, что я сдамся. И я перешел в профессионалы еще и потому, что хотел показать, кто здесь лучший.

Вам легко дался переход из любителей в профи?

Да. Это было нетрудно.

Многие говорят, что хороший боксер-любитель — уже готовый профессионал. Вы согласны?

В целом да, но бывают исключения. Опытный любитель хорошо двигается, понимает бокс. Но точные движения и знание бокса еще не делают тебя профи. Профессионал должен жестко бить, а не только набирать очки. Хорошие очковые боксеры порой теряются при переходе в профессионалы. Кеннет Гулд, мой товарищ по сборной США, стал чемпионом мира и призером Олимпиады в Сеуле. У него был прекрасный любительский стиль. Но в профессионалах у Гулда складывалось похуже — просто потому, что там надо жестко бить, а у него это получалось не очень.

Мне казалось, что вы как раз не всегда били жестко, хотя могли. В частности, в Сеуле, на взгляд многих, вы в финале пожалели корейского спортсмена и не стали его добивать на глазах у его соотечественников.

Да, так и было. Я подумал: ему и так досталось, я выигрываю в одну калитку, ну что я буду его укладывать, да еще у него дома, зачем, это неспортивно как-то. В этом не было необходимости, мне так казалось. В профессионалах я часто старался вести себя так же. С Брайантом Брэнноном мы добоксировали до 12-го раунда, правда, бой все равно остановили. Винни Пациенца дрался со мной после тяжелой автомобильной аварии, где он сильно шею повредил, я не хотел с ним биться в полную силу. В шестом раунде я несколько раз попал, и судья бой остановил, но намерения послать противника в тяжелый нокаут у меня не было.

Что побудило вас перейти в супертяжелый вес и боксировать с Джоном Руисом?

У меня была мечта завоевать титул в тяжелом весе. Это было так, словно Бог со мной разговаривает: «Рой, что ты сидишь? Иди боксируй в тяжелом весе! Бейся за титул!» Мы позвонили представителям Холифилда, но он отказался. Слишком многое стояло на кону. Выиграв у меня, Холифилд не многое бы приобрел, а терять ему было что. А Руис согласился, и мы сказали: «Да!»

Страшно было?

Нет. Не бывает страшно, когда у тебя есть мечта, видение цели и Бог тебя к этой цели ведет. Я слушаюсь Бога. Комментаторы ESPN говорили накануне боя, что Рой Джонс либо сумасшедший, либо самый уверенный в себе спортсмен за всю историю. Второе оказалось правдой.

Как вы набирали вес для этого боя?

Работа с тяжестями. Ел белок, мясо, несколько раз в день. Не коктейли протеиновые, а именно мясо. Говядина, морепродукты, омары.

рой джонс 2.JPG

Как отразился набор массы на вашей скорости?

Никак не отразился. Спина только побаливала. Я не привык столько работать с тяжестями.

Самый запоминающийся бой в вашей карьере?

Наверное, финал национального юношеского первенства 1984 года, которое я выиграл, а в профессиональной карьере — бой с Джеймсом Тони, второй бой с Монтеллом Гриффином, когда я взял у него реванш, и бой с Джоном Руисом. Возможно, вы хотите меня спросить о бое с вашим земляком Игорем Ружниковым на Играх доброй воли — 1986, с которым мы встретились сейчас, спустя 33 года. Знаете, я вам скажу так: было очень приятно с Игорем сегодня увидеться и получить от него подарок.

Вы боксировали почти до пятидесяти лет. Почему так долго?

Все просто: мне это нравится. Я и сейчас спаррингую. Если бы не колени, и сейчас выходил бы в официальных боях. В целом я в неплохой форме.

У вас не возникало эмоциональной усталости от бокса?

Никогда.

Как вы перенесли поражение от Дениса Лебедева (21 мая 2011 года в Москве Рой Джонс проиграл российскому боксеру тяжелым нокаутом в 10-м раунде. — Прим. MH)?

Проигрывать всегда неприятно, тут я вам ничего нового не открою. Последние десять секунд того боя я не мог двигаться так, как хотел. Меня подвели колени. Дело в этом.

У вас есть любимые упражнения? Может быть, такие, благодаря которым вы и стали тем Роем Джонсом, которого мы знаем?

Каких-то особых упражнений, наверное, нет. Нужно просто, чтобы тело и ноги были расслаблены, руки, шея. Тогда все получится.

Правда, что вы имели обыкновение в день матча играть в баскетбол с приятелями?

Конечно.

А команда ваша не возражала? Вы же могли и травму получить.

Я мог и просто по улице гуляя травму получить. В баскетбол играешь — там же судья за порядком следит. А на улице никто не следит. Так что на улице даже опаснее.

Майкла Джордана на пике карьеры спросили: «Что можно вам предложить, чтобы вы оставили баскетбол?» Он ответил: «Миллиард долларов и время, чтобы подумать над вашим вопросом». Что можно было предложить вам, чтобы вы в свое время отказались от бокса?

За миллиард долларов я бы подумал.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся