Men's Health. Журнал

«Перед трюком я думаю о смерти»: руфер Олег Крикет поговорил с MH

Олег Крикет — экстремал, руфер, звезда инстаграма. Он делал сальто через автомобиль, несущийся на скорости 100 километров в час, ходил на руках по кромке крыши небоскреба, ездил на велосипеде по краю высотных зданий, бесчисленное количество раз висел на одной руке над пропастью. Олег объяснил MH, почему к страху привыкаешь и кто заставил его меньше рисковать.
крикет2.JPG

О страхе

«Чувство страха у меня ровно такое же, как у всех. Как и любой человек на моем месте, каждый раз, стоя на краю небоскреба, я боюсь сорваться вниз, боюсь умереть. Другое дело, что у меня есть привычка действо­вать, а не впадать в ступор в определенных условиях. Привычка к опасности появляется рано или поздно — невозможно бояться постоянно, наступает адаптация».

oleg-cricket

О психологии

«Очень важно, насколько расширены границы твоего сознания, можешь ли ты позволить себе делать то, что делаю я? Психология в моем деле намного важнее физической подготовки. Ты должен постоянно помнить, что можешь умереть. А если ты говоришь себе: все будет хорошо, твердишь, какой ты молодец, что все получится, — большая вероятность, что упадешь. Человек, который стоит на руках на краю небоскреба и исключает возможность своей смерти, он либо дебил, либо ненормальный».

О смелости

«Смелость не подразумевает отсутствие страха. Смелость — это решительность. Человек може­т быть смелым, но ему может быть страшно. Я думаю, в случае с трюками не очень подходит слово «смелость». Смелость — это заступиться за женщину, когда ты понимаешь, что слабее противника. А когда ты делаешь вещи, которые бессмысленны и неоправданно опасны, — это не смелость, а самоуверенная глупость».

О смерти

«Я думаю о смерти, перед тем как сделать трюк, помню о ней, когда выполняю его, думаю и после. Не уверен, что это связано с конкретным трюком, страхом умереть. Мне кажется, это какой-то более глубокий вопрос: а что останется после меня, успею ли я сделать все, что задумал?»

О мотивации

«Я не сделал ни одного трюка для того, чтобы доказать себе или окружающим, какой я крутой. Каждый раз это были очень прибыльные коммерческие проекты. Нет никакого желания потешить свое самолюбие. Долгое время я делал трюки, но не снимал видео, не фотографировал. А потом взял в руки камеру, потому что понял, что это единственный способ сделать себе имя. У меня была конкретная цель».

Об ошибках

«Я неоднократно срывался и поскальзывался. Нельзя делать все идеально чисто на протяжении многих лет. В какой бы замечательной физической форме ты ни был, невозможно постоянно все контролировать. Кому-то везет больше, и он дольше работает без инцидентов. Но рано или поздно ошибка произойдет, и ты должен быть к ней готов».

крикет1.JPG

О суевериях

«У меня нет и никогда не было суеверий. Я верю только в себя. Но есть один забавный момент: как-то я обратил внимание, что множество моих трюков сделаны в одной и той же кофт­е. Я шутил, что, возможно, это моя счастливая кофта. Но это, конечно, неправда».

О границах

«Я всегда помню про видео, стараюсь сделать его как можно более эффектным. Тем не менее у каждого трюка есть свои четкие границы. Когда я его делаю, то прекрасно знаю, что могу сделать, а что — нет».  

О программе тренировок

«Сейчас мне хватает пары часов в день, чтобы поддерживать себя в форме, а когда-то я тренировался по семь часов в сутки. Я никогда не любил прописывать программу тренировок и выполнять определенные задания и упражнения по списку. Если говорить о чем-то конкретном, то обожаю тренироваться на батуте. Стараюсь делать это как можно чаще. Во время таких занятий работают вестибулярный аппарат и все основные группы мышц. Еще мне нравятся турники, но я не просто подтягиваюсь, а делаю обороты и вращения. Для того чтобы стоять на руках на краю небоскреба, нужно сначала делать это хорошо на полу. Тогда есть вероятность, что ты сможешь сделать то же самое и на крыше. А еще нужна готовность к неприятным ситуациям: сорваться, уцепиться, выжить».

О самом сложном трюке

«Считаю, что мой самый сложный трюк — когда я шел по круг­лым металлическим перилам на высоте 60 этажей — такая узкая железная палка. Шел босиком, был сильный ветер, а я, как обычно, держал в руках камеру и смотрел в нее, чтоб­ы у зрителя создался э­ффект присутствия. Самое непростое, наверное, даже не сам трюк, а момент, когда ты одновременно должен передать через видео хоть немного своих ощущений».

О перерывах

«Если я долго не выхожу на высоту, потом становлюсь на краю, все как в первый раз — картинка плывет. Тогда мне нужно, как правило, пару дней для того, чтобы адаптироваться, открыть сознание и начать нормально работать. Нельзя год не появляться на крыше, а потом выйти и сделать все идеально без подготовки. Всегда нужно поддерживать себя в форме, если ты занимаешься подобным делом».

О близких

«Я дал своей маме обещание прекратить, и я сдержал его. ­Наверное, я еще сделаю что-то, но, возможно, это будет не так рискованно для меня, но эффектно».

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся