Men's Health. Журнал

Кто спасает российский футбол: самые везучие игроки 2017 года

8% — так букмекеры оценивали шансы сборной России домашний Кубок конфедераций накануне старта турнира. Немного, прямо скажем. Но даже если аналитика против нас, везения еще никто не отменял. Именно поэтому мы решили разговорить самых фартовых игроков сборной России образца 2017 года: Александра Самедова, добывшего наконец долгожданное чемпионство, Игоря Акинфеева, обновившего рекорд сухих серий, и сборников из ФК «Ростов», не знающих поражений дома вот уже два года подряд. Вдруг повезет? Очередная возможность проверить будет сегодня вечером — в матче России с Португалией.
Кубок конфедераций 2017
Кубок конфедераций 2017

1. Товарищ Сухов

В минувшем сезоне Игорь Акинфеев провел рекордную для себя сухую серию: 764 минуты подряд он сохранял ворота ЦСКА в неприкосновенности — это пятый результат в истории отечественного футбола. Если на Кубке конфедераций голкипер выдаст еще 450 «сухих» минут, этого хватит, чтобы наша команда победила в турнире. Вот еще восемь фактов о лучшем вратаре страны.

1. «Когда родители не могли отвезти меня на тренировку, я всегда устраивал скандал»

Я с самого детства очень любил футбол, любил спорт. Приходил из школы, брал сумку и сразу ехал на тренировку, дорога до которой занимала где-то час – час двадцать. Возвращался домой я только к 8–9 часам вечера. С 12–13 лет я уроки дома не делал никогда — все в дороге, и я очень благодарен родителям, что они шли мне навстречу и не давили. Я считаю, что если ребенок чем-то сильно увлечен, надо ему всячески в этом помогать. Меня вот спрашивают: будет ли твой сын футболистом? А для меня роли не играет, футболом он занимается, фехтованием или фигурным катанием, — главное, чтобы ему это было интересно. Моя задача — помочь и не обрубить те возможности, которые у него есть.

2. «У меня не было бутс до 12 лет»

Первые бутсы мне купили, когда я уже семь лет занимался футболом. В 90-е ничего не было, и если кому-то родители доставали или привозили из-за границы бутсы, мы смотрели на них со слезами на глазах и по-хорошему завидовали.

3. «У меня с юношества были, как бы смешно это ни звучало, серьезные намерения относительно спорта»

Когда мне было 15–16 лет и футбол уже входил в такую взрослую фазу, у меня на глазах было много примеров людей, которые играли за тот же ЦСКА, на три-четыре года старше. Среди них были даже те, кого можно было назвать звездами по юношескому футболу, но как только у них появлялись деньги, тут же начинались клубы, вечеринки, рестораны, и будущая карьера перечеркивалась. Я для себя такого не хотел хотя бы потому, что не для того меня родители с пяти лет водили на тренировки, чтобы все разом пошло насмарку. Поэтому я пахал. Наверное, есть какая-то доля везения в том, что уже после 12–14 матчей за молодежный состав меня взяли на сборы с основным, а там тренер доверил место в воротах в одном матче, где я отбил пенальти. Но я считаю так: если человек трудится, ему Бог помогает.

4. «Я — не особенный, я — нормальный»

Журналисты создали мне образ угрюмого человека, который ни с кем не разговаривает, но на самом деле я достаточно открытый. Конечно, есть вратари, которые замыкаются в себе и держатся особняком, но я перед игрой никогда ни от кого не закрывался. Всегда был с командой. С одной стороны, тот имидж, который мне создали, помогает — все боятся, никто не лезет. Но, с другой, я уже устал объяснять, что я на людей не бросаюсь.

5. «Пора наладить отношения болельщиков и сборной»

Хочется, чтобы у сборной было больше турниров и чтобы они были праздником и для нас, и для болельщиков, а то если взять всю историю российского футбола, то мы только один раз вышли из группы на чемпионате Европы в 2008 году, и все. Самое большое желание на сегодня — чтобы Россия была в финале Кубка конфедераций, и это в наших руках. На этом турнире выход из группы — уже попадание в полуфинал. Все соперники сильные, но надо пытаться быть лучше их в каждом матче.

6. «Ну покрыли тебя матом с трибуны, и что дальше?»

Когда я стою в воротах, а за мной трибуна болельщиков соперника, конечно, я слышу весь тот восьмиэтажный мат, который летит мне в спину. Неуравновешенного человека это может вывести из себя, и меня раньше тоже могло выбить из колеи, но с возрастом я понял, что пройдут 90 минут матча, и ты забудешь об этих людях, а они — о тебе. Надо просто показывать свой лучший футбол и не отвлекаться, хотя, надо признать, бывают такие трибуны, которые просто невозможно не замечать. Я на себе ощутил это в Турции, где на стадионе стоит такой шум, что ты сам себя не слышишь. Пытаешься подсказать что-то своим защитникам, а не можешь, даже когда они в паре метров.

7. «Если ты на чемпионате мира, ты чего-то стоишь в этой жизни»

В детстве я смотрел чемпионаты Европы, чемпионаты мира, но и представить себе не мог, что смогу там сыграть. У меня есть фотография 1998 года с Александром Филимоновым — сфотографировался с ним после матча, в котором он играл, а я был мальчиком, который подает мячи. Всего через несколько лет мы с ним уже встретились на поле на равных. Все меняется очень быстро.

8. «Человеку сложно что-то объяснить, пока он сам не пройдет через то же самое»

Когда получаешь серьезную травму, поначалу мозг не может осознать произошедшее, как не может осмыслить тот факт, что Вселенная бесконечна. Врач тебе говорит, что все будет нормально, но ты не веришь до конца. Крутишь какие-то мелочи в голове, копаешься в себе. Я два раза рвал крестообразные связки колена, и каждый раз это было по-своему тяжело: первый раз я вообще не понимал, как буду дальше тренироваться и играть, а второй раз сразу представил, как опять на травмированной ноге будут прямо на глазах атрофироваться мышцы. После операции ты должен носить специальную шину, и каждый день ее приходится затягивать все сильнее, потому что нога без нагрузки худеет очень быстро. Когда я второй раз получил ту же травму, первая мысль была: опять придется надевать эту шину. Так что не верьте, что я ничего не чувствую, что ничего у меня не болит.

Кубок конфедераций 2017

2. Самедов — чемпион

«Спартак» ждал чемпионства 16 лет, Александр Самедов — в два раза дольше. Только в 32 года полузащитник красно-белых и сборной России получил свою первую золотую медаль чемпионата страны. Теперь дело за победами на международном уровне.

Не каждому поколению футболистов выпадает возможность сыграть на домашних Кубке конфедерации и чемпионате мира. Чувствуешь себя счастливчиком?
Российские футболисты вообще не избалованы турнирами такого уровня, как Кубок конфедераций, ведь для попадания на него нужно сначала победить в одном из континентальных турниров. Или, как в нашем случае, выступать за команду страны — хозяйки турнира.

Волнуешься?
Если вспоминать мой первый чемпионат мира, то вот там мне точно не удалось справиться с волнением. Особенно в эпизоде с выходом на ворота соперника в матче с Алжиром. Мне потом много раз снился тот незабитый гол. Не отпускал меня. И все же я очень горжусь тем, что сыграл на таком турнире. Ради одного этого, наверное, стоило заниматься футболом всю свою жизнь. Я помню в детстве смотрел чемпионат мира 1994 года и мечтал сам когда-нибудь попасть в сборную, и вот мечты детства сбываются. В общем, подводя черту под своей карьерой, я рад, что у меня это было...

Подожди черту подводить, у тебя еще Кубок конфедераций, и надеемся, еще один чемпионат мира впереди.
Нет, нет — я пока не наигрался! Вот только что чемпионом России стал в первый раз, и, конечно, хочется и на Кубке Конфедераций хорошо выступить, и в Лиге чемпионов со «Спартаком». Надеюсь, у меня еще все впереди, и здоровье позволит выступать долго.

Как тренер «Спартака» Массимо Каррера — до 44 лет?
Как Бог даст. Я стараюсь учиться у футболистов-долгожителей. Сейчас читаю книгу Андреа Пирло, до этого читал биографию Златана Ибрагимовича. Даже просто в интернете ищу информацию на эту тему. Вот Райан Гиггс говорит, что ему очень помогла йога...

Ты тоже йогой занимаешься?
Нет, но после 30 я стал больше уделять внимания питанию. То, что мог позволить себе раньше, уже не позволяю. Я отказался от сахара, редко ем хлеб, убрал из рациона газированные напитки. Вместо них стараюсь пить по три литра воды в день. Футбол меняется, становится интенсивнее, более агрессивным, силовым — надо адаптироваться. В тренировках я стал делать акцент на растяжку.

Что посчитаешь успехом для нашей сборной на Кубке конфедераций?
Сначала, в любом случае, надо выйти из группы, и так как турнир компактный — всего восемь команд, — получается, что, проведя удачно четыре игры, можно оказаться в финале. Думаю, каждая команда ставит такие цели. Честно скажу, мы будем отдавать на поле все свои силы!

Какую бы еще сборную ты хотел видеть среди участниц Кубка?
Сложно сказать... В одной Латинской Америке множество прекрасных команд, но раз чилийцы два раза подряд оказываются там первыми, значит, они реально лучше. Да и португальцы на чемпионате Европы обошли множество именитых соперников, не пустив их на Кубок... Если кого-то добавлять, то надо кого-то убирать... А кого тут уберешь? Не Германию же! Пожалуй, если бы была еще и сборная Аргентины с Месси, было бы совсем хорошо. Но и без него будет на кого посмотреть: Алексис Санчес, Видаль, Роналду....

Кстати, у тебя в карьере был момент, когда ты мог оказаться в иностранном клубе?
Был, но я как-то все это упустил в свое время. Это был, по-моему, 2005 год, плей-офф Кубка УЕФА и «Локомотив», за который я тогда выступал, играл с «Севильей». Я хорошо провел первый матч и перед второй игрой мне сказали: «Тебя приехали смотреть испанские команды». Но я был молодой, и мне это в одно ухо влетело, в другое — вылетело. Я думал: все и так нормально, я в хорошем клубе, какая Испания? Еще успею! Надо было, конечно, серьезнее отнестись. Сейчас бы мою голову тому мальчику, и все бы было по-другому! Хотя я не жалуюсь — сложилось так, как сложилось, и я горжусь своей карьерой.

Зато ты поиграл чуть ли ни во всех московских клубах: «Спартак», «Локомотив», «Динамо», «Москва»... Где было лучше?
Все команды были разные, и ситуации в них были разные. Та же «Москва», которой сегодня уже много лет как нет, — это прекрасные воспоминания. У нас там сложился очень молодой коллектив, и мы действительно на поле получали удовольствие от игры. Отличное время! Чтобы сложилась такая атмосфера, дружными должны быть не только футболисты, но и весь персонал клуба. Хотя главное — все равно результат. Вот если получается и результат показывать, и дружить, — это совсем идеальные условия.

С кем из твоих партнеров по командам тебе было удобнее всего играть?
Могу назвать многих, но если нужно выбрать одного, то это Андрей Воронин. Мы и в жизни дружим, и на футбольном поле в «Динамо» у нас была какая-то химия — очень комфортно было играть. Сейчас он живет в Германии, планирует стать тренером. Думаю, должно получиться: у него есть свое видение игры, и он умеет его доносить до других.

А кто был для тебя самым сложным соперником?
Азар, которого мне приходилось сдерживать в матче нашей сборной против Бельгии, произвел очень сильное впечатление, хотя и португальцы, с которыми нам играть в группе Кубка конфедераций, тоже далеко не подарок.

Выиграв наконец чемпионат России, ты почувствовал себя счастливым?
Я шел к этому всю карьеру, но получилось так, что мы завоевали победу в чемпионате не на футбольном поле, а перед телевизором, смотря матч «Зенита», от результата которого зависело наше место в таблице. Это другие чувства, и осознание пришло не сразу. Надо в следующем году защитить титул и попробовать стать чемпионом уже в игре.

На сборы семья к тебе прилетает?
Нет, сборы должны быть сборами, в моем понимании, и даже если есть возможность, я стараюсь отказываться от того, чтобы прилетала семья.

А на стадион?
На стадион они приходят. Сейчас, когда я вернулся в «Спартак» и мы вели борьбу за чемпионство, на каждой игре был аншлаг — потрясающая атмосфера. Теперь в планах сводить детей в интерактивный музей клуба, где есть информация обо всех игроках, выступавших за красно-белых. Вообще, в футболе многое зависит от инфраструктуры. Появляются хорошие стадионы, поля, на которых можно играть лучше. К тому же это шоу, и то, как его показывают, тоже влияет на общее восприятие. Если тебе с трибуны ничего не видно, то и футбол покажется убогим.

Кубок конфедераций 2017

3. Земля победителей

Второй год подряд «Ростов» Курбана Бердыева остается непобедимым на своем домашнем стадионе, расколдовать который не смогли ни «Спарта», ни ПСВ, ни «Аякс», ни «Андерлехт», ни «Бавария», ни «Манчестер Юнайтед», ни «Атлетико». Men's Health отправился в эту неприступную крепость с ревизией.

Возможно, таксист на Mazda6, встретивший нас в аэропорту Ростова-на-Дону, неверно понял заказ и решил доставить нас не на стадион «Олимп-2», где живут местные боги футбола, а прямиком на тот Олимп, где восседают боги мифические. С пассажирского сиденья казалось, что он всякий раз в последнюю секунду решал: обгонять впереди идущий автомобиль или все-таки таранить. Если тут так же возят на стадион футбольные команды гостей, не удивительно, что у тех потом игра не идет — люди только что заново родились.

Крепость на Дону

Стадион «Олимп» доживает свой последний год в роли футбольного сердца города — на противоположном берегу Дона уже заканчивается строительство 45-тысячной «Ростов-Арены», которая примет пять матчей чемпионата мира – 2018. И все же напоследок старичок успел прогреметь на весь мир: пробившийся в Лигу чемпионов, а оттуда — в Лигу Европы «Ростов» привез к себе в гости элиту мирового футбола, сделав сезон 2016/17 самым ярким за 87 лет истории арены.

– Аккуратно, у нас здесь лужа, — предупреждают на входе в подтрибунное помещение. — Были дожди, а крыша течет...

Перепрыгивая через разлившуюся по белой плитке воду, шлепаем в сторону раздевалки.

Болельщики шутят: клубы в Лиге чемпионов теперь будут пугать ростовским стадионом. Старый «Олимп-2» всем своим видом противоречит названию: за дверью с надписью «Раздевалка команды гостей» — пластиковая мебель, электрический чайник и пакетики с заваркой. Европейские гранды привыкли к несколько иным условиям, однако же остановил их не спартанский быт и даже не поле, которое Моуриньо отказывался признать пригодным для игры в футбол, а «мужики» — так прозвали местные болельщики ростовских футболистов.

Сейчас один из них, защитник желто-синих Федор Кудряшов, переодевается в форму сборной России, попутно ведя разговор с одним из работников клуба:

– Футболки достали?

– Да, все сделали. Там цена — что-то порядка 2000 будет. Мы можем просто из зарплаты у тебя вычесть?

– Из майской, которую в декабре дадут? — смеется Федор (о том, что у «Ростова» проблемы с финансами, известно давно и всем).

Проблемы тут и с атрибутикой — те самые игровые футболки, о которых говорит Кудряшов, в городе не купить нигде. Возможно, поэтому, за неимением других футбольных атрибутов, ростовчане принялись скупать сам стадион, причем по частям.

До недавнего времени у каждой из четырех трибун «Олимпа-2» был свой владелец. Не уверен, что где-либо еще в мире существовала столь абсурдная ситуация. Только в этом году все трибуны и поле наконец смогла собрать в свои руки Ростовская область. Теперь в ближайших планах — ремонт, ведь во время чемпионата мира «Олимп-2» станет домом для одной из приезжих сборных, так что ростовская футбольная сказка продолжится. Не закончилась она и для местных игроков.

– Последние полтора года — лучшее, что было в моей карьере: и серебро чемпионата России прошлого года, и игры в еврокубках, и грядущий Кубок Конфедераций... — говорит Кудряшов. — Подумайте сами: самый интересный футбольный матч, который я когда-либо видел, — это финал Лиги чемпионов 1999 года «Бавария» — «Манчестер Юнайтед». Думал ли я, смотря эту игру в детстве в Братске, что сам в одном сезоне сыграю и против МЮ, и против «Баварии»?!

– После первых выигранных игр Лиги чемпионов мы сидели в этой раздевалке и молча смотрели друг на друга, как будто не понимая, что только что произошло, — продолжает нападающий Дмитрий Полоз, на счету которого половина из 14 забитых «Ростовом» в еврокубках мячей. — Все силы и все эмоции мы оставляли на поле, ведь у нас почти ни у кого до этого опыта игр на таком уровне не было. И только когда заходил тренер, начинались поздравления, празднования, крики «Мужики!».

Наверное, именно этого и хочется от сборной. Даже не побед, а именно мужского характера. Уж слишком безвольными были вылеты с последних турниров и слишком детскими оправдания: «Ваши ожидания — это ваши проблемы». В Ростове же в каждой игре футболисты доказывают, что они — настоящие мужики.

– Приятно, что у нас прижилась такая кричалка. Мы действительно такие же простые мужики, как наши болельщики, и относимся к ним, как и они к нам, просто и честно, — улыбается полузащитник Павел Могилевец.

Чтобы полностью прочувствовать, атмосферу «Олимпа-2», достаточно представить себе местного болельщика, который ходил на эти трибуны с неизменными семечками год за годом и ни о каких победах в чемпионате и мечтать не мог — максимум надеялся на то, что желто-синие выиграют «южное дерби» и обойдут в таблице «Краснодар». И вдруг вместо «Томи» и тульского «Арсенала» к ним начинают один за другим ехать лучшие клубы Европы и мира.

– После игр в Лиге чемпионов психологически сложно было снова переключаться на чемпионат России, — подтверждает Полоз. — Ты даже, может быть, сам не ощущаешь этого, но внутри есть небольшой недонастрой, и тренер такие вещи должен чувствовать и исправлять. Курбан Бердыев это делать умеет и всегда знает, что сказать. Правда, честно признаюсь: первое время я не очень-то его слушал. Тренер мне многое объяснял, но я не был с ним согласен внутренне и, хотя кивал, поступал по-своему, поэтому не попадал в состав. Но потом мы нашли взаимопонимание. Курбан Бекиевич — человек очень спокойный, воспитанный и старается окружать себя такими же правильными людьми, для которых человеческие качества на первом месте. Я даже так скажу: если ты забиваешь в каждом матче по три гола, но создаешь плохую атмосферу в коллективе, — в «Ростове» Бердыева тебя не будет.

Получается, сила «Ростова» в дружбе? Павел Могилевец не согласен с этим: дружба дружбой, а футбол отдельно:

– Теплая атмосфера в команде — это хорошо, но это не главное условие успеха. Мне кажется, в топовых командах, которые выигрывают турнир за турниром, такой семейной атмосферы вообще быть не может, ведь там много звезд, и люди не такие простые. Это касается и болельщиков. В том же «Зените» все привыкли, что команда должна побеждать, а у нас даже в случае неудачи болельщики подходят и все равно поддерживают. Они благодарны за то, что мы подарили городу такой праздник.

Кубок конфедераций 2017

Театр мечты

Чтобы попасть на еврокубковые матчи, фанаты «Ростова» вынуждены были не спать ночами перед началом продаж билетов, ведь на стадионе — меньше 16 000 мест, а значит, на каждое есть множество претендентов. Уже к 6 часам утра очередь к кассам насчитывала более сотни человек, а когда окошки открывались, к ним стояли уже около 500 желающих. Ни холод, ни отсутствие туалетов не отпугивали болельщиков. В итоге на арену попадали самые упертые, и случайных людей среди них не было. Когда в Ростове впервые звучал гимн Лиги чемпионов, многие фанаты плакали от счастья. Похожие эмоции испытывали и футболисты:

– Когда зазвучал гимн Лиги, у меня по всему телу побежали мурашки, — подтверждает Кудряшов. — Это незабываемые ощущения, ведь я с самого детства мечтал услышать эту музыку, стоя на поле.

Сегодня на «Олимпе-2» игр нет, поэтому стадион в нашем полном распоряжении, и пока уборщицы протирают кресла, мы выходим на газон (не такой уж и плохой, кстати). Кудряшов чеканит мяч. С улицы слышен звук сигнала и визг тормозов (похоже, наш таксист где-то рядом). Интересуюсь, не отвлекают ли Федора посторонние шумы.

– Обычно на шум я не реагирую, но если весь стадион скандирует, ты это слышишь, и тебе хочется из кожи вон лезть, чтобы доказать: эти люди не зря пришли на матч.

«Доказать» — это именно то, что хочет сделать «Ростов» в каждом матче: он доказывает, что способен бороться за медали в России, доказывает, что может на равных биться в Европе, наконец, доказывает, что российские болельщики — далеко не те отморозки, какими их рисуют: английские фанаты получили тут от местных теплые пледы, а не холодный прием. Но все это стало возможным только потому, что главный тренер доказал футболистам: он знает, как побеждать если не каждого, то почти каждого соперника. И команда за ним пошла.

– Первое время, когда в каком-то матче у нас что-то не получалось, я думал, что в перерыве тренер будет кричать на нас, — вспоминает Могилевец. — Но Бердыев заходил в раздевалку и спокойно объяснял, что и где надо поменять. Вроде такие простые слова говорил, но мы выполняли его установку, и это реально работало. Мало у кого из тренеров есть талант объяснить свою идею так, чтобы футболисты ее воплотили, поэтому мы доверяем Бердыеву полностью.

В сборной последний раз такое доверие к наставнику было при Гусе Хиддинке, который, как и Бердыев, в свое время сделал невозможное, превратив вечного аутсайдера в команду, на которую приятно смотреть и с которой непросто тягаться. Сможет ли Черчесов сделать из сегодняшней сборной России такую команду победителей?

Именно на Дону у нас появилась четкая уверенность, что сможет. Он, как тот же «Ростов», прошел путь на свой Олимп с самых низов. Говорят, футболисту, чтобы стать хорошим тренером, надо убить в себе игрока — своего Станислав Саламович убивал долго и мучительно.

Звездный вратарь, повесив перчатки на гвоздь, в 43 года снова сел за парту, тренировал 12-летних, потом 15-летних, работал в полупрофессиональных командах, рискуя застрять в этом болоте навсегда.

Из идеальных условий топ-клубов он снова перешел в раздевалки, по сравнению с которыми ростовская — рай. Но именно там он и приучился выстраивать свои команды — от дисциплины, а в случае с нашими футболистами без этого, похоже, никуда.

Кубок конфедераций 2017

Черчесов, хоть и шутит, что единственная претензия к погулявшим в Монако Кокорину и Мамаеву в том, что они не пригласили на вечеринку его, на самом деле такого отношения к футболу не потерпит. И то, что в сегодняшней команде нет ни их, ни звезд уровня Аршавина, даже хорошо, потому что звезды нам не нужны. Нам нужны мужики, которые, подобно сборной Исландии образца прошлого года, готовы умирать на поле.

– С русским тренером проще, — говорит Полоз, — потому что контакт лучше даже в мелочах. Иностранец не может до конца оценить, так ли его поняли. Русский поймет.

Чтобы его поняли максимально точно, Черчесов не говорит своим игрокам слова «если». В его устах робкие предположения «если выйдем из группы» превращаются в уверенные инструкции: «Выйдем из группы — окажемся в полуфинале». Хочется верить, что эта уверенность будет чувствоваться в каждом шаге наших футболистов на полях Кубка конфедераций.

– Станислав Саламович — харизматичный человек, очень сильный, с несгибаемой волей и характером, — говорит Кудряшов. — Когда он тренировал «Терек», а я играл за эту команду, однажды мы пошли в зоопарк Кадырова, и там на него зарычал тигр. Черчесов внимательно посмотрел ему в глаза и сказал: «Спокойно, я такой же». И это действительно так.

17, 21 и 24 июня нашей сборной предстоит посмотреть в глаза Новой Зеландии, Португалии и Мексике. Хочется верить, что после этих матчей кричалка «Мужики!» будет звучать и над теми аренами, где пройдут эти встречи, и над стадионом «Крестовский» во время финала 2 июля. В конце концов, ростовским игрокам нашей сборной не привыкать к протекающим крышам, которые в России встречаются не только на древнем «Олимпе-2», но и на свежепостроенной арене за 44 миллиарда рублей.

Как говорит Черчесов: «Без денег тяжело. А с ними — еще тяжелее».

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся