Men's Health. Журнал

Все о буерном спорте: 150 км/ч без мотора и тормозов

Некоторые считают, что яхта без воды — как болид без мотора, вещь бессмысленная и неподвижная. Но мы поспорим. Вот буер — ледовая яхта на коньках, способная развивать по замерзшей воде скорость более 150 км/ч без мотора и без тормозов. О буерном спорте нам расскажет чемпион Европы и России Александр Востроносов.
Cкорей бы лед встал
Александр Востроносов
Родился: 22.05.1969
Живет: в Санкт-Петербурге
Рост: 175 см
Вес: 85 кг
Достижения: чемпион мира (2009, 2014), чемпион Европы (2015), серебряный призер чемпионата Европы (2010, 2013), чемпион России (2015), все — в классе Monotype XV

Спортивный дух

«Буер — это один из последних по-настоящему любительских видов спорта, — подчеркивает наш эксперт Александр Востроносов. — Если его включат в олимпийскую программу, это может все убить: появятся профессионалы, начнется гонка технологий, и простые люди станут уходить, потому что не смогут на равных соревноваться. Сегодня на чемпионаты мира и Европы собираются сотни гонщиков и тысячи тех, кто просто любит буерный спорт. Все эти люди приезжают без всякой поддержки от какого-нибудь госкомспорта, просто за свой счет. Им от 17 до 70 лет, и они реально счастливы в эту гоночную неделю».

Сам ленинградский подросток Александр впервые ощутил это счастье в 11 лет: пришел заниматься в яхт-клуб и там узнал, что ходить под парусом можно, даже когда вода замерзла. И так оно даже веселее. «Для меня лето, когда я работаю шкипером на моторных и парусных яхтах и участвую в гонках в классе XP-50, — это труд. Буер же — настоящий отдых для души. Денег он мне не приносит, только одни расходы. Хотя надо сказать спасибо компании «Газпром трансгаз Санкт-Петербург», которая спонсирует выступление трех лучших российских экипажей на соревнованиях».

«А как же призовые за многочисленные чемпионства?» — спросит пытливый читатель. «Никаких призовых на турнирах нет. Этот спорт живет за счет взносов самих участников, которых хватает только на проведение соревнований», — пояс­няет Александр.

Как соревнуются на буере

Регата состоит из девяти гонок, в каждой за первое место дается 1 штрафное очко, за второе — 2, за третье — 3 и так далее. По окончании регаты суммируют заработанные спортсменом баллы (два самых крупных «штрафа» каждому участнику не засчитывают); победителем становится тот, кто набрал минимум очков. Если погода не дала провести девять заездов, подсчет идет по тому числу гонок, которые смогли состояться (в таком случае не идет в зачет всего один худший результат). Если же удалось провести только три гонки, подсчет очков идет по всем трем результатам.

Деньги на ветер

Этот спорт требует немаленьких расходов: за двухместный гоночный буер класса Monotype XV надо отдать от 10 до 15 тысяч евро (срок службы — 5–10 лет), а ведь есть еще расходы на обслуживание, транспортировку. Такой легкий и быст­рый на льду, на суше буер неуклюж и громоздок (длина Monotype XV — 7,5 метра, ширина — 4,2 метра, а высота мачты — 7,2 метра). При этом возить с места на место его приходится часто.

Рекордные цифры

Самые популярные классы буеров — это одноместные DN и уже упоминавшие­ся двухместные Monotype XV. DN назван в честь газеты Detroit News: именно она устроила в 1937 году конкурс на разработку буера, который можно перевозить на крыше автомобиля (победил вариант длиной 3,75 метра, шириной 0,54 метра и весом чуть более полусотни килограммов). А Monotype XV в 1932 году сконструировал голландец Эрик фон Хольст. Кроме количества людей в экипаже DN и Monotype XV отличаются рулевой системой: DN поворачивает за счет движений паруса и переднего конька, управляющегося румпелем, а у «Монотипа» рулевой конек — задний, и соединен он со штурвалом.

Но это то, что на поверхности, на самом деле тонкостей и различий в устройстве буеров уйма: «Все размеры, формы и материалы строго регламентированы, и если в правилах написано, что монокок должен быть из дерева хвойных пород, значит, никакой бальзы и уж тем более углепластика там быть не может. Ассоциация буерного спорта старается ограничивать применение дорогих материалов, чтобы не спровоцировать гонку вооружений, и следит за всем. Оговорен даже диаметр отверстия под болт для крепления коньков».

Опять двойка

В DN вся работа достаетс­я единственному гонщику. В «Монотипе-15» обязанности поделены между двумя членами экипажа: рулевой сидит лицом по ходу движения за штурвалом, шкотовой — спиной к нему, отвечает за парус. «Я — шкотовой, рулевым в нашем экипаже служит Вадим Бихлер — заслуженный мастер спорта и легендарная личность в парусном и буерном спорте», — рассказывает Востроносов.

А какие еще бывают буеры? «Сейчас ребята у нас в Санкт-Петербурге пытаются возродить очень интересный национальный класс С-8-А — они маленькие и очень быстрые», — отвечает Александр. До сих пор самым большим из построенных в России буеров был 15-метровый гигант из 80-х годов XIX века под названием «Елка». По размерам его превосходил только 21-метровый американский Icicle, который в 1871 году смог обогнать шедший на всех парах паровоз Chicago Express.

Cкорей бы лед встал

Без тормозов

Несмотря на отсутствие тормозов, остановить буер не так сложно — для этого у него есть все тот же парус. «Аварии бывают не часто, — успокаивает Востроносов, — все-таки буер не автомобиль, а лед не автобан, и блондинок здесь нет. Конечно, на моих глазах случались столкновения, после которых буера не подлежали восстановлению, но чтобы свести такой риск к минимуму, человека неадекватного или неумелого просто не допустят на старт. Хочешь — катайся сам где-нибудь вдалеке, а научишься — приходи гоняться». Кстати, о «гоняться»: на хорошем льду спортсмены разгоняют буера до 150 км/ч и более.

По тонкому льду

«Главный вопрос нашего спорта — это поиск хорошего льда. Где лед, туда все и перемещаются. Например, в 2013 году мы приехали на чемпионат Европы в Эстонию, но в тот же день выпало около 20 сантиметров снега, и соревноваться стало невозможно. Все тут же собрались и поехали в латвийскую Лиепаю, но там лед оказался с большим количеством дырок. И снова весь европейский флот двинулся дальше — в Польшу. Это абсолютно нормальная практика: гонки проводятся не там, где хочется, а там, где в этот момент будет хороший лед».

Самый хороший лед для буера — первый осенний. Он самый ровный и еще не засыпан снегом, причем толщины в 7 см уже достаточно для того, чтобы можно было спокойно ездить, не боясь провалиться (для сравнения, легковой машине нужно не менее 15 сантиметров). Именно поэтому в блокаду Ленинграда первыми на Дороге жизни через Ладожское озеро начали курсировать именно буеры. Были сформированы два отряда, которые неслышно (моторов-то нет) и незаметно (белый парус на белом фоне) обеспечивали прокладку трассы и патрулирование, а в случае необходимости легко уходили от немецких мотосаней. Планировалась даже постройка трехсот грузовых буеров с целью снабжения осажденного города, но от этой идеи отказались — тяжелому буеру нужен сильный ветер, такой не каждый день бывает.

География буера

«В России буеристы есть везде, от Калининграда до Владивостока. И хотя последние два года чемпионат страны проводится на озере Байкал, сильнее всего этот спорт развит в Петербурге. Питер — морская столица России, и традиции яхтинга тут уходят в глубину столетий, ведь первый местный яхт-клуб был основан еще Петром Первым. На мировой арене мы в числе лидеров в классе Monotype XV, причем не только с точки зрения гонки, но и в том, что касается конструкторских решений. В Санкт-Петербурге работает одна из легенд буерного спорта Игорь Георгиевич Большаков, он разработал и внедрил очень много новых технических решений. В DN очень сильны США, Польша и Эстония».

Хочешь попробовать?

Вот совет от чемпиона: «Просто найди в интернете ближайший буерный клуб и отправляйся туда заниматься. Тебе обязательно помогут советами и с выбором матчасти (самого буера). Учиться управлять им недолго, так что уже скоро встретимся на гонке. Мы все на одной дистанции — чемпионы и начинающие».

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся