Men's Health. Журнал

Смертельные ошибки экстремалов: когда все идет не по плану

Мы попросили пятерых мужчин, работа которых связана с непомерным риском, вспомнить ситуации, когда им приходилось смотреть смерти в глаза — своими рассказами и предупредить остальных.
Артем Сильченко

1. Артем Сильченко

клифф-дайвер* (прыжки со скал в воду) и хай-дайвер (прыжки с экстремальных высот)
Чемпион мира по клифф-дайвингу (2013)

Ситуация

В юности я выступал в водных шоу и так зарабатывал на жизнь. Однажды я прыгал в китайском городе Шэньчжэнь. На трибуне собралось примерно 5000 зрителей, все они ревом и овациями встречали молодого и красивого хай-дайвера из Воронежа, меня. Этот жаркий прием вскружил мне голову. Изначально я собирался все делать по обычной программе, но, уже стоя на высоте, секунд за десять до прыжка, поддался эмоциям. И вдруг решил выполнить очень сложный трюк, который придумал сам и еще не до конца доработал.

И вот я стою на крошечной платформе, на высоте 27 метров. Внизу — бассейн, который с такого расстояния традиционно смотрится как стакан с водой. Все происходит так: я в стартовой позиции (стою на платформе на одной руке) теряю равновесие и начинаю падать не в бассейн, а на бетонную сцену. В самый последний момент хватаюсь ногой за тонкий пластиковый хрупкий флагшток примерно пять сантиметров в диаметре, он торчит из платформы. Мне тогда казалось, что прошла целая вечность, хотя на самом деле, конечно, всего пара секунд. До сих пор не понимаю, почему не сломался этот кусочек пластика... Спустя еще секунд пять я вернул равновесие, а через десять секунд уже вошел в воду — все было как в тумане, но трюк я исполнил.

Мораль

Мне был 21 год, эмоции тогда взяли верх. Сейчас я скажу, что живой экстремал — это в первую очередь хладнокровный человек, следующий своему четкому плану.

* Обычная высота для такого рода соревнований — 27 метров, скорость падения — около 100 километров в час.


Сергей Шакуто

2. Сергей Шакуто

фотограф-экстремал

Ситуация

Мы с женой Ирой были в Швейцарии, летали на спидглайдерах — это парашют, совмещенный с горными лыжами. Однажды на высокой и красивой горе произошел этот случай. Я должен был вылететь вслед за Ирой с задержкой в несколько секунд, чтобы снимать ее, не тратя времени на догонялки в воздухе. Погода была очень скверная и, как бывает в горах, менялась каждые несколько секунд. Быстро приходили облака, ветер дул то в одну, то в другую сторону.

И вот Ира отлетела от склона, а я сосредоточился исключительно на тайминге, на том, когда мне нужно стартовать для съемки, ну и не заметил, как ветер изменился на противоположный. Побежал, оторвал ноги от земли, и тут же оказался прижат к земле — больно. Отдышался, решил попробовать снова. А погода уже совсем портилась, гору затягивало облаками. Еще чуть-чуть, и лететь точно будет нельзя, придется спускаться пешком. Тут я сразу вам хочу сказать: если вы попали в подобную ситуацию — собирайте вещи и валите пешком.

Природа уже дала одно предупреждение, этого должно быть достаточно! И вот я начинаю торопиться, голова кругом, но лететь типа «надо». Готовлюсь, стартую, влетаю в плотное облако. И уже в воздухе замечаю, что одна из строп управления сильно запутана, завязана узлом. Тут я совершил очередную ошибку. Я начал распутывать стропу, перестал контролировать положение в пространстве и лишь случайно увидел приближающийся из облака рельеф горы. Спасло чудо — успел повернуть в сторону и распутал стропу уже в чистом небе.

Мораль

Я совершил кучу ошибок. Во-первых, стартовал в неподходящих метеоусловиях. Сосредоточился исключительно на тайминге для съемки, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Кроме того, после падения я потерял адекватное восприятие реальности и не только решил лететь, несмотря на погоду (которая уже окончательно испортилась), но и перед стартом не проверил оборудование должным образом.


Виктор Афанасьев

3. Виктор Афанасьев

горный гид, спасатель
трехкратный чемпион России по альпинизму

Ситуация

Эта история произошла с двумя опытными альпинистами, мастерами спорта, а я там участвовал как спасатель. Когда все закончилось, я сделал для себя важные выводы, которые очень помогли в будущем.

Все случилось на горе Белалакая в Карачаево-Черкесии. Два мастера спорта по альпинизму взяли в связку девушку–перворазрядницу. Вышли на маршрут категории трудности 3Б, в самом начале сбились с пути и вылезли на четвертую категорию.

Для понимания: всего в альпинизме шесть категорий, которые делятся на А (легче) и Б (сложнее). И вот та группа вылезла в куда более тяжелые условия, чем планировалось вначале. Но разве мужчина, мастер спорта, скажет женщине, что ошибся? Было стыдно, не захотели развернуться, полезли дальше... В какой-то момент девушка начала задавать вопросы, понимая, что маршрут гораздо сложнее и не соответствует описанию. Начался участок со сложным рельефом, и напарница обратила их внимание на недостаточное количество точек страховки, на что получила в ответ традиционный «мужской» комментарий, что-то вроде «молчи, женщина».

А у этих ребят просто-напросто не было достаточного количества снаряжения для организации дополнительных точек страховки. Ведь изначально они шли на маршрут-тройку. Понадеялись на свой опыт и на русский авось. В итоге — срыв. Один умер на месте. Второй выжил благодаря напарнице. Она была врачом, и у нее имелась с собой хорошая аптечка. У девушки оказались не очень серьезные травмы, которые позволили ей продержаться самой целую ночь и еще прооперировать пострадавшего, спасти ему жизнь, пока не пришли мы, спасатели. Но в итоге все закончилось печально. Делая операцию напарнику, девушка получила заражение крови и после двух лет лечения скончалась.

Мораль

Переоценили свой опыт, пренебрегли страховкой, нарушили одно из важнейших правил — перед выходом на маршрут нужно досконально изучить его описание. А еще бравада перед женщиной и, скорее всего, друг перед другом привела к фатальной развязке. Уже позже, получив звание мастера спорта, я часто вспоминал этот случай на своих маршрутах. Каждый раз я начинаю свои альпинистские лекции с одной и той же фразы: «Главное в горах — не достигнуть вершины, а вовремя повернуть назад». Ну и отдельная тема — женщина в связке. Если уж решил идти на гору смешанной группой, то и отношение должно быть соответствующим — как к партнеру, а не как к обузе.

Сергей Карпухин

4. Сергей Карпухин

путешественник
эксперт по одиночным многомесячным экспедициям

Ситуация

Я тогда задумал в одиночку проплыть на байдарке всю Нижнюю Тунгуску. Это 2625 километров. Уж очень мне понравилось, как все выглядит на карте — река пересекает все Среднесибирское плоскогорье от самой Лены до Енисея, хотя на тот момент у меня не было особого опыта водных путешествий. В итоге я пошел и купил каркасно-надувную байдарку, красивую, в красно-белую полоску, эти плавсредства делал мой знакомый. Стартовал в деревне Подволошино. Это та самая деревня из романа Вячеслава Шишкова «Угрюм-река». Переночевал у какого-то местного сторожа, а с утра собрал байдарку, загрузил в нее все барахло и отправился в дальний путь.

Вот рассказываю, вроде все весело, а на самом деле такие кошки на душе скребли — размером не меньше тигра. Ну сами посмотрите: впереди какое-то жуткое количество километров по таежной реке, а я один в маленькой байдарочке. Да еще погода испортилась, дождь пошел, и оказалось, что морально-то я не готов к такому походу. Но хуже было другое — моя байдарка тоже оказалась не готова. Товарищ, который вручную эти байдарки созидает и который очень сильно судно расхваливал, не очень уж аккуратен оказался в вопросе проклейки швов. Байдарка потекла, и через километр я уже вычерпывал из нее воду. Ну и все, дно байдарки заклеил, мешок заклеил, а утром отправился дальше. И ровно через два месяца пришел в Туруханск, где маршрут этот закончил.

Мораль

Потом было еще много экспедиций в одиночку, и гораздо круче были, но уже больше никогда я не брал в поход непроверенное снаряжение.


Рустам Гельманов

5. Рустам Гельманов

скалолаз
мастер спорта, многократный обладатель Кубка мира по скалолазанию

Ситуация

Случилось это три года назад в Калифорнии в национальном парке «Йосемити», на самой знаменитой стене горы Эль-Капитан — ее сейчас можно увидеть на макбуках как заставку OS X Yosemite. Мы лезли центральную трассу The Nose — это легендарный маршрут. Первый день была хорошая погода, лезлось хорошо. Под конец второго дня на высоте 400 метров, когда мы уже порядком измотались, веревки на ветру болтались сильно, и одна из них завязалась на одном конце в узел, зацепилась за трещину. Веревка висела за углом, толком этот отрезок трассы было не видно, и мы с напарником решили, что я пойду и отвяжу. Есть такая особенность у скалолазов — наглеть, становиться чересчур самоуверенными. Я вот еще подумал: может, вообще не страховаться? Трасса-то легкая.

Ну на всякий случай, подумал, привяжусь. Веревка у меня была метров 50: если ты срываешься, то эти 50 метров и пролетишь. Полез, и вдруг один из зацепов, на котором я висел, отломился. В сознании пронеслось — сейчас мне лететь с этой огромной высоты вниз... Давно замечено: в мгновения смертельной опасности организм срабатывает молниеносно, проявляет животные сверхспособности и выживает любой ценой. Я не сорвался, удержался, иначе бы сейчас не рассказывал эту историю. Эта маленькая секунда вместила целую вечность и повлияла на меня больше, чем годы жизни. В общем, вытащил я тот узел и полез не спеша вверх к напарнику, даже ничего не рассказал ему.

В тот же день, когда мы пролезли еще пару питчей (отрезков маршрута), на высоте около 600 метров перед очередным питчем, когда напарник уже начал лезть и прошел полтора-два метра, я попросил его: «Проверь свой узел!» Хотя раньше никогда его не контролировал. И вот что оказалось: у него действительно был недовязан узел. Это означало, что если бы он тогда сорвался, то день закончился бы трагично. Это было удивительно: как так случилось, что я вдруг почувствовал, что его надо спросить?

Мораль

Обе истории показывают: важно не быть самонадеянным, всегда оставаться внимательным к мелочам. Ну и, конечно, как в жизни, так и в спорте нужно чувствовать и понимать своего напарника.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся