Men's Health. Журнал

Буря в песочнице

Александр Черкудинов давно мечтал о теплом песке.

Мы решили удовлетворить страдания несчастного, но в Египет не отправили. Отправили к психологу — специалисту по песочной терапии. Это поближе, да и эффективнее, говорят.



12.00
— Строго говоря, песочная терапия обычно используется как дополнение к обычным психологическим или психоаналитическим сессиям, — мягко говорит Елена Георгиевна (будь она актрисой, ей бы непременно доставались роли многодетных мам, обладающих ангельским терпением и невозмутимостью). — Прежде всего потому, что психологу в этом процессе отведена роль наблюдателя. Человек фактически работает сам с собой. Задача специалиста — добиться того, чтобы клиент не испытывал скованности и неловкости в его присутствии.
— Нет проблем, — говорю я, чтобы что-то сказать.
— Тогда прошу в песочницу.

12.05
Передо мной средних размеров ящик с белоснежным, довольно крупным песком. Стенки, бортики и дно — голубые.
— Этот цвет ассоциируется с водой, прохладой. Помогает внутренне расслабиться. Но применяются и другие цвета, в зависимости от того, какой реакции психолог хочет добиться от подопечного.
Руки мои уже в песке и… знакомое с детства ощущение — чуть стягивающие, шершавые перчатки из мелкой пыли. Невольно улыбаюсь.
— Хорошая реакция! — радуется Елена Георгиевна. — Тем, кому эти ощущения неприятны, песочная терапия не подходит. Как правило, это люди, которым в детстве мамаши выговаривали: “Опять изгваздался как свинья”. Негативная установка, короче. Ну, а теперь начинайте строить свой мир. Все необходимое — в том шкафу.

12.15
На полках чего только нет! Вполне мальчишеские солдатики и девчачьи куколки-колясочки, фигурки животных, домики, деревья, кусочки мха, разнокалиберные бусинки, ветки-камушки и даже пара фигурок обнаженных дам. Завершив предварительный осмотр, возвращаюсь к песочнице. Руки помнят! Делаю исходный ландшафт. Голубая река (или залив?) делит ящик на две части. Небольшой островок и кусок суши побольше. Чего-то сразу не хватает. Ага, где-то там я видел мосты. Нет, этот не подходит. Больно детский, невсамделишный. Тот — слишком сувенирный. А вот и то, что надо! Темная керамика в японском стиле без всяких прибамбасов. Вполне реалистичный трудяга-мост.
На острове у нас, понятное дело, растут деревья из разноцветных камушков на проволочках, елки из шишек. Ну, и доблестные рыцари, конечно, стоят на страже. Что они у нас охраняют? Ага, вот это старое дерево с дуплом. Ставим. Нет! На фига им это мрачное дерево? Да еще с дуплом, в котором кикимора какая-нибудь… Что же они охраняют? Ага, вот они что… Пирамиду хрустальную они охраняют! Что за пирамида? Фиг знает. Артефакт таинственный... Синие бляшки-бусинки — это волны в заливе. Пара дельфинов. Лодка-лодочка. Рыбаки несут улов куда-то в глубь острова. Дорога, вымощенная красными камушками, уходит от моста куда-то в даль большой суши…



12.40
Ловлю себя на том, что в порыве усердия высунул язык. Прикидываю, как выгляжу со стороны. Исключительно дурацкий вид. Утешаю себя тем, что виды со стороны бывают и более идиотскими. Скажем, в процессе секса…
Так, а что же у нас будет на суше? Глаза рыщут по полкам. Чтобы заполнить паузу, спрашиваю:
— Елена Георгиевна, это ведь все юнгианские штучки — заглянуть в подсознательное, выпустить фантазию на свободу и так далее?
— Карл Густав Юнг действительно обеспечил песочную терапию теоретической базой. Но сама идея принадлежит Герберту Уэллсу. В одном из рассказов он изложил собственные наблюдения за забавами своих же отпрысков. Не имея возможности выразить распиравшие их эмоции и чувства словами, юные уэллсята весьма точно и недвусмысленно обозначали их в процессе игры. Широкого общественного резонанса рассказ не вызвал, но попал в руки британского педиатра и психолога Маргарет Левенфельд, которая решила опробовать эту идею в своей терапевтической практике. А потом уже старик Юнг ее заметил.

13.00
…Если рыцари охраняют артефакт, значит, есть от кого охранять. Нашествие! А вот и враг — набор пластмассовых насекомых и ракообразных — каждое вдвое больше любого рыцаря. Вот они неспешно выползают из-за песчаного холма на крутой берег и дальше к мосту. Какой омерзительный богомол!

13.15
Вот, собственно, и все. Мой мир построен. Отхожу назад, чтобы оглядеть со стороны. Елена Георгиевна встает из кресла наблюдателя. С той же целью.
— Если бы это была картина, то где у нее был бы верх, а где низ?
Задумчиво обхожу песочницу.
— Пожалуй, верх там, где остров. А зачем это вам?
— Если бы вы были обычным клиентом, я бы не стала вдаваться в подробности. Но вам по секрету скажу, что любое изображение такого рода можно поделить на секторы. Есть сектор, в котором человек бессознательно выражает свои сиюминутные экзистенциальные переживания (типа гамлетовского “быть иль не быть”), сектор воспоминаний о прошлом, сектор прогнозов на будущее… Ну, и так далее. Где какой — говорить не буду. Незачем об этом знать читателям. Да и вам тоже. Мало ли, вдруг захочется еще раз прийти, построить. Тем более что у меня еще масса вопросов по поводу этого мира и его обитателей.
— Например?
— Как бы вы назвали это творение?
— Гм-м-м… Ну, скажем, “Затишье перед бурей” или “Роковой кирпич”.
— При чем здесь кирпич?
— Ну, такой кинематографический штамп — идет по улице человек, блаженно улыбается. Следующий сюжет — кирпич, неумолимо падающий с крыши дома на той самой улице, по которой идет человек с идиотской улыбкой. Ясно, что они должны встретиться. Но не сию секунду. Этот момент и изображен. Рыцари и прочие на острове еще ни сном ни духом, а нашествие уже началось…
— А мост, к которому вы так долго примеривались. Он соединяет два берега или разъединяет?
— В данном случае, похоже, соединяет. Увы…
— А почему хрустальная пирамида, а не дерево с дуплом, которое вы поставили сначала? Куда ведет дорога, вымощенная красными камушками? И кому несут улов рыбаки? Зачем этим паукам-скорпионам хрустальная пирамида?
Подавляю в себе желание нахамить и ответить: “Не ваше дело!” Пользуясь служебным положением, начинаю задавать вопросы сам.
— Сколько надо построить миров, чтобы избавиться от стрессов и ненужных переживаний? Это вы определяете или подопечный?
— Бывает, человек утверждает, что у него все в полном порядке, а в песочнице — буря эмоций. Некоторые находят ответы на гнетущие их вопросы, построив 10 миров. Кому-то и 20 мало, а кому-то хватит и одного. Универсального рецепта нет. И не может быть. Если клиент не хочет играть в песок, никто заставлять не будет. Я уже говорила, что песочная терапия, как правило, применяется в качестве дополнения к прочим методам. Хотя, возможно, это связано с тем, что о ней у нас мало знают. Сегодня это редкость, эксклюзив, в отличие, скажем, от США и Скандинавии, где песочная терапия весьма популярна и применяется как самостоятельный метод работы с пациентами.
Бросаю прощальный взгляд на свой песчаный мир. Жаль как-то расставаться.
— А если я захочу еще раз поиграть, надо будет строить тот же мир в развитии?
— Какой угодно. Хотя в некоторых случаях полезно построить и тот же самый и посмотреть, какие в нем произошли изменения. Они непременно происходят. И это легко увидеть, поскольку мы обязательно фотографируем результат каждой сессии в терапевтических целях. В вашем, исключительном случае — фото пришлю по e-mail.

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала центр “Профессиональная психологическая помощь”.
Тел.: (495) 151-97-02, 8-916-654-23-87;
www.p-help.ru



Домик у моря

Одна из методик песочной терапии — игры с мокрым песком. В кабинетах психологов с ней не развернешься. Зато на пляже — самое оно. Тем более что никаких дополнительных предметов здесь не нужно. Строй что хочешь. А если появится желание создать нечто монументальное, воспользуйся советами скульптора Владимира Кураева, участника и победителя многих международных конкурсов песчаной скульптуры.

На самом деле, пляжный песок для создания больших объектов не самый подходящий материал. Грани песчинок обточены волнами, и они хуже сцепляются друг с другом. Для серьезных песочных мероприятий более всего подходит песок из карьеров. А кое-где, например, в Голландии, делают специальную смесь для скульптур.
Как определить, подходит ли данный песок для строительства скульптуры? Скатай из мокрого песка шарик размером с яйцо. Теперь подбрось его на ладони. Взлетел сантиметров на 10, упал и не развалился — годится.
Хочешь сделать скульптуру — утрамбуй основу из мокрого песка как следует. Отличный фитнес, между прочим. В качестве опалубки мы используем силиконовые формы, но подойдут и любые ящики. Дальше все просто. Песок, много воды и какое-нибудь бревно с ручками, как у дорожных рабочих в сельской местности. А набор резцов вполне заменят дет­ские лопатки, одноразовые пластиковые ножи и вилки.
Идеальная форма для основы скульптуры — пирамидальная. Силу тяжести еще никто не отменял, а песок к ней особенно чувствителен.
Собрался ваять на океанском пляже — ознакомься с расписанием приливов и отливов, чтобы процесс строительства не был прерван в самый неподходящий момент.
Утрамбовал основу — передохни. Успокойся, расслабься, сделай растяжку. Походка песочного скульптора должна быть легка, рука тверда, движения плавны и несуетливы. Плюс максимальная внутренняя сосредоточенность. Недаром у буддийских монахов одним из самых эффективных методов медитации считается создание картин — мандал, из разноцветного песка.
Главный враг песчаной скульптуры — ветер. Для того чтобы обезопасить свои творения, мы обрызгиваем их
5-процентным раствором клея ПВА. Но это так, на всякий случай.
Возникли дополнительные вопросы — обращайся в объединение Fine Art Concern: skulptura@nm.ru

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся