Men's Health. Журнал

Разговорчики

Перспектива делового общения всегда приводила мой организм в обморочное состояние.

Наш автор Роман Старов — человек неразговорчивый и нелюдимый. Такое поведение коллективу не по душе, поэтому мы волевым решением отправили его к психологу. Что из этого вышло — читай сам.

Поезд вынырнул из темноты. Смолк грохот колес, многократно отраженный стенами метротоннеля.
— Дамы и господа! — я делаю паузу и по-военному поправляю кислотно-зеленую бейсболку. — Это экологическая акция “Не дай Земле задохнуться”!
Отработанным движением выхватываю из сумки веер крафт-пакетов с зелеными веревочными ручками, не переставая степенно обводить взглядом полупустой вагон. Как учили, никто в аудитории не должен чувствовать себя обделенным вниманием. Далее следует краткая, заученная речь о том, как портят природу пластиковые пакеты. И как ее не портят бумажные. И о том, что давно пора переходить на последние. И наконец, самый ответственный момент: халявная раздача крафт-пакетов — первый шаг на пути к полному торжеству экологии.
Из 23 пассажиров четверо с энтузиазмом хватают по два-три пакета, трое с омерзением отворачиваются. Остальные — берут или не берут — не демонстрируя никаких эмоций. Прав был мой наставник-психолог, утверждая: “Что бы вы ни говорили, в любой аудитории процентов 10-15 воспримут это на ура, процентов 10 отреагируют резко отрицательно, остальные — просто выслушают. В разумных пределах, естественно”.
Поезд снова нырнул в тоннель. В окне соседнего вагона замаячила разъяренная физиономия торговца то ли чудо-пятновыводителем, то ли чудо-стеклорезом. Пора сматываться. У нас ведь сначала бьют, а потом уже выясняют, конкурент ты или нет. Выходя из вагона, прячу остатки пакетов, очки и приметную кепку в сумку и… исчезаю. Срабатывает очередная психологическая теория. Кроме яркой бейсболки и очков пропыхтевший мимо конкурент никаких моих примет не запомнил.

* * * * *

Если бы два занятия назад мне сказали, что я способен на такой подвиг… Впрочем, все по порядку. Перспектива делового общения с незнакомыми людьми, не говоря уж о публичных выступлениях, всегда приводила мой организм в состояние, близкое к обморочному. Холодный пот, трепет в коленках, каша в голове, пересохшее горло и срывающийся на фальцет голос… Познав все прелести этого стресса во время экзаменационных сессий, я всячески старался избегать подобных ситуаций (интервью не в счет, там только вопросы задаешь и слушаешь). Видимо, это не ускользнуло от внимания добрых, отзывчивых коллег… Когда речь на редакционной летучке зашла о социофобии (боязни общения с посторонними) и пейрафобии (боязни публичных выступлений) — пройти курс лечения было поручено мне.

* * * * *

Первое впечатление — избавляться от социо­фобии нынче недешево (от 2000 руб. в час). Ну да не в деньгах счастье. Звоню, назначаю встречу. Я как-то сразу не обратил внимания, что психолог принимает в медицинском центре. Поэтому поначалу слегка оробел. Тем более что рядом в холле сидел мужчина, ждавший вызова к стоматологу. Хотя в этой поликлинической атмосфере есть свои преимущества — как-то привычнее и проще признаваться в собственных несовершенствах именно доктору. Особенно порадовало, что, задав несколько вопросов, психолог сказал: “Медкарту заводить не будем, если не возражаете. Таблетки выписывать вам явно не надо, а для соблюдения анонимности — так надежнее”.

— Отличная осень в этом году, — как бы между прочим заметил психолог.
— Э-э-э… Ну, в общем… Хм-м… — отозвался я, глядя на кружащиеся за окном липкие снежные хлопья пополам с дождем.
— Что вы мне мозги пудрите, отвратная погода на улице. Омерзительная! — это он почти выкрикнул, угрожающе приблизив ко мне возмущенное лицо.
— Э-э-э… — я инстинктивно отодвинулся и вкрадчиво промямлил что-то вроде: — Сегодня, конечно, не очень. Но на прошлой неделе…
— Вот видите, — продолжил доктор с обычной деловой интонацией, — вы уже сами поставили себя в слабую позицию. Испугались, стали заискивать и оправдываться. Теперь вами можно рулить как угодно. Вплоть до изъятия значительной суммы денег. Это, конечно, экстремальная ситуация. Но и с ней мы бороться научимся. А пока займемся обычным общением. Кстати, эти ваши “э-э-э” и “хм-м-м” называются хезитационными паузами. Чем их больше, тем меньше доверия к тому, что вы говорите.

* * * * *

Как оказалось, все не так уж сложно. В основе успешного контакта с любым собеседником (если не нести совершеннейшую чушь) всего два параметра — темпоритм и интонирование. Темпоритм — это соотношение речевых фрагментов и пауз у собеседника. Интонирование — степень монотонности или темперированности речи твоего визави. Если в процессе разговора эти показатели у участ­ников диалога начинают сближаться — налицо взаимный интерес. Если расходятся — разговор не получится. Если сознательно подстраиваешься под собеседника — главное, не переборщить, чтобы он не подумал, что ты его передразниваешь. Как научиться? Можно следить за собой самостоятельно. Но это долго и не­эффективно. Можно под руководством психолога. Это накладно.

* * * * *

Лично мне по душе пришелся вариант виртуальный. А именно — компьютерный тренажер стоимостью 9000 руб. Эту штуку разрабатывали для обучения неопытных телефонных операторов. С ее помощью можно успешно избавиться от излишков робости, но человека аутичного, вроде меня, она чуть было не сгубила. Со всех сторон меня окружили голоса профессиональных актеров: орали, просили совета, умоляли простить и так далее.
Понятное дело, я растерялся. Вот, например, на меня налетает какой-то мужик:
— Алло! Это форменное безобразие! Вы не имеете права! Я этого так не оставлю! (Громко, напористо, агрессивно.)
Я прямо чуть не заплакал, честное слово!
— Добрый день…
Компьютер, зараза, дальше не пропускает: “Правильная интонация не найдена”. А мужик дальше орет:
— Я подам в суд! Вы поняли?! Вам придется иметь дело уже не со мной!
Ну ладно. Будь что будет.
— Добрый день. Нам уже поступали сигналы. Действительно, это безобразие… Неужели и у вас?.. (Говорю чуть тише, чем собеседник: напористо, но не агрессивно.)
Слава богу! На экране компьютера зеленый огонек, как спасительное такси в ночи, — можно двигаться дальше.
Верные слова для того, чтобы зацепить и повести за собой собеседника, подсказывает компьютер. Твоя задача: озвучить их так, чтобы на том конце не стали в ярости швырять трубку. Игра-квест, по сути. Оценка успехов — на экране, в виде цифр и диаграмм. С темпоритмом у меня все в порядке. Немного добавить экспрессии...
Следующий звонок.
— Алле... Это… 728… 96… 9… 6… (Голос робкий, с придыханием, почти шепотом.)
— Здравствуйте. Мы ждали вашего звонка. (Отвечаю тоже почти шепотом, чуть вкрадчиво.)
Этот этап прохожу с первого раза — показатели почти идентичны. Но знаю, что поступил нечестно. Просто собезьянничал. Компьютер, в отличие от человека, такие нюансы не ловит. Чем и пользуются знакомые с этой технологией люди, свободно проходя тесты такого типа при приеме на работу.
Звонок, еще звонок, еще… Я уже не так судорожно вглядываюсь в слова ответов-подсказок от компьютера. Автоматизм какой-то появляется, легкость необычайная…



* * * * *

Давно уже я хотел разобраться с техником-смотрителем нашего РЭУ по поводу трещины в стене собственной квартиры. Один раз даже завел об этом разговор, но так и не понял, чем он закончился. А тут, после всех этих тренажеров… Короче, трещину в стене уже заделали. Извинились за задержку, расстались друзьями.
Экологический эксперимент в метро стал проверкой теории, преподанной мне на втором уроке. Самое удивительное, что перед своим первым в жизни публичным выступлением я нисколько не нервничал. У меня просто не было на это сил. Все они ушли на подготовку. Я вычислял время, когда в вагоне меньше всего народа, определял нужную громкость голоса (кашлял по-разному и смотрел, сколько людей обернется), перенимал опыт у своих “конкурентов” — метроторговцев, заучивал и репетировал — слова, интонацию, паузы, жесты, мимику. В конце концов стало абсолютно ясно, что весь этот труд просто не может пропасть зря.

* * * * *

На третьем и последнем занятии мы проходили способы управления собеседником и уклонения от провокационных вопросов. Как я проверил теорию? Да просто — сел и написал вот эту вот заметку. Ты же дочитал ее до конца, а значит, я завладел твоим вниманием. А с провокационными вопросами — это к главному редактору.

Самое удивительное, что перед своим первым в жизни публичным выступлением я нисколько не нервничал. У меня просто не было на это сил. Все они ушли на подготовку

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся