Men's Health. Журнал

Мачо-альфа. Беседы на зоологическую тему

Он такой… знаешь, настоящий мачо, — услышал я мечтательный вздох и насторожился.

Вздох был произведен моей собеседницей в галифе, постпанковских сапогах и c грустным из-за несовершенства мира взглядом. Если бы сапоги были другие или галифе валялось бы рядом, на полу, я бы проглотил последнюю реплику. Но мы сидели в общественном месте, одетые, так что ее вздох немедленно разрушил сладостные перспективы, которые я уже успел наметить.
Настоящий мачо. Услышишь — и ничего не поймешь. Вроде бы явно сказано в поддержку неких достоинств недосягаемого мужчины. А что у девушки в этот момент складывается в голове, какая картинка — совсем непонятно.

Вот изобретатели этого магического слова, испанцы, имели в виду, во-первых, самца какого-либо биологического вида, а во-вторых — мужчину, который ведет себя как самец человекообразного. А именно — помечает территорию, издает устрашающие гортанные вопли, пользуется всеми подряд самками в зоне влияния и вообще всячески пытается доминировать. Получается, чтобы завоевать побольше женщин, нужно просто вести себя как доминирующий бабуин?
Как-то не складывается. Тогда изысканные, с губами, должны предпочитать водителей «газелей» или оперуполномоченных. Пока этого не наблюдается, иначе бы перечисленные социальные группы не искали бы удовлетворения в издевательствах над людьми.

Чтобы разобраться в безусловно сложном вопросе, я даже пошел к специалисту — одному знакомому, Роберто. Он зоолог, долго жил в Кении и исследовал там группу бабуинов в корыстных целях — чтобы защитить диссертацию.
Роберто сам открыл мне дверь. Он почесывал грудь и смотрел на меня через сильные очки.
— Как, — говорю, — мне стать мачо?
— Во-первых, — отвечает Роберто, — поясни, каким мачо: мачо-альфа, мачо-бета или мачо-гамма?
— Ты давай не умничай! Конечно, мачо-альфа! (Я в детстве занимался зоологией и знаю, что это значит — доминирующий самец.)
— Ну и зря. Все, что мы раньше думали про мачо-альфа — несправедливо. Во-первых, эти парни не пользуются такой уж беззаветной любовью самок, во-вторых, не отличаются высоким уровнем тестостерона, а в-третьих, они абсолютно не такие храбрые и сильные, как мы раньше думали. Все это сплошная видимость. Эти ребята далеко не достойны медали за отвагу. На своей территории со всякими хлюпиками они, конечно, вели себя по-хамски. Но когда группе угрожал леопард или лев, эти герои использовали бицепсы и ноги, чтобы забраться повыше на пальму.

Оказывается, все превосходство бабуиновых мачо заработано не выигранными боями, а умелым, скользким избеганием драк и вообще применением макиавеллевских рекомендаций.
Самые доминирующие самцы, как показали наблюдения, если получали отпор, то быстро отступали — их уровень тестостерона падал чуть ли не до паралича. Наиболее сильные и отважные бабуины — это вовсе не мачо-альфа, а мачо-бета — особи, которые находятся на более низкой ступени в социальной лестнице бабуинов. Просто они в силу простоты характера не рвались в начальство.
— Слушай, — говорю, — Роберто, друг, совсем у меня все перепуталось тогда. А кого же имеют в виду сладкоголосые и высокообразованные, с проницательным взглядом?
— Ну, чтобы превратиться в успешного мачо, тебе не нужны ни свирепость, ни агрессивность. Наоборот — учись контролировать импульсы. Нужно развивать коварство и использовать его для создания необходимых коалиций, — говорит этот умник. И грудь почесывает.
— Да мне коалиции-то зачем? Что ты привязался со своими коалициями, — говорю, — мне одна нужна коалиция: с той, которая с губами и в постпанковских сапогах.
Роберто презрительно помычал, посмотрел на меня через очки и объявил, что тогда у меня вообще шансов нет. 
— Понимаешь, бабуины, самые популярные среди самок, не отличались ни коварством, ни дерзостью, ни силой. Это были не мачо-альфа и даже не мачо-бета, это были обычные инфантильные обезьяны, которые думали про себя: «Зачем мне это все? Пусть эти быдланы друг с другом разбираются, а я лучше буду любезным, чувствительным существом и стану шептать подруге, какого урода она себе нашла. А за это та мне будет вычесывать блох и, может быть, даже даст. И какой смысл из-за этого тягаться со львом или с этим тупицей — соседом по джунглям?»

— Так что быть милым и любезным — вот главная тактика, — закончил Роберто. — ТЫ НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ НИ ВЫДАЮЩИМСЯ МЫСЛИТЕЛЕМ, НИ ВЫДАЮЩИМСЯ НЕГОДЯЕМ. БОЛЕЕ ТОГО, ТЕБЕ И МОЗГИ-ТО НЕ ОЧЕНЬ НУЖНЫ. У ЛЮДЕЙ, КАК И У БАБУИНОВ, ВЫХОДИТ, ЧТО ГЛАВНОЕ — ПОДСУЕТИТЬСЯ, КОГДА ЖЕНЩИНЕ ПОТРЕБУЕТСЯ УЧАСТИЕ. С другой стороны, может, в этом и есть великая правда природы: кому-то — мозги и мышцы, кому-то — вкрадчивые повадки. И пока двое разбираются, кто сильнее, дерутся, или строят козни, или совершенствуют тело, или пишут всякие книги, та, из-за кого они разбираются, уйдет с любезным, который ей быстренько передаст свои гены. А ей останется только произносить магическое слово «мачо», значения которого она не знает. А откуда она может его узнать?..

Наш мачо-альфа в редакции требует все время излагать в конце текста мораль. Так вот, тут мораль такая: нет смысла углубляться в феномен «мачо». Я вот за это взялся и сглупил. Если уж зоологи объяснить толком ничего не могут, что с барышни спрашивать. Для каждой мачо все равно разный. Для некоторых вон даже тишайший Антонио Бандерас, друг Педро Альмодовара, — мачо. Лучше, в общем, повежливее с дамами.
С другой стороны, Роберто, говорят, пил много в Кении. Может, напутал чего.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся