Men's Health. Журнал

7 самых памятных травм Беара Гриллза: от скорпиона до парашюта

Беар Гриллз, пожалуй, самый известный экстремальный путешественник на планете. А в любом экстриме недалеко до травм, которые, как известно, украшают мужчину. Men’s Health попросил знаменитого британского телеведущего и писателя рассказать о своих самых запоминающихся боевых шрамах.
bear1

1. Ледяное плечо

Это случилось в Антарктике в 2008 году. Я был на лыжах, и меня тянул за собой по льду воздушный змей. Вдруг сильный порыв ветра потащил меня и швырнул вверх. Я поднялся в воздух, затем упал и сломал плечо. Учитывая, где мы были, мне предстояло несколько долгих дней в палатке со стремительно уменьшающимся запасом парацетамола. Плечо до сих пор иногда злится на меня, но это нормально — люди живут и с более серьезными травмами.

2. Упакованная спина

Я тогда служил в армии в Африке. В увольнении веселья ради я решил совершить обычный прыжок с парашютом. Мы были на высоте 14 000 футов (около 4300 метров. — Прим. ред.). Купол моего парашюта неправильно раскрылся, и я стал падать. Очень быстро. Не успел я сообразить, как… Бум! Спиной я упал как раз на резервный парашют, который был упакован в форме кирпичика посреди моей спины. Потом все немного потемнело.

Смутно помню, как мы прибыли в госпиталь. Там доктор воткнул огромную иголку прямо мне в спину. Я безуспешно попробовал встать. Как потом оказалось, было сломано три позвонка. В какой-то момент мне было очень плохо — ситуация выглядела плачевно. Но я сосредоточил процесс своего восстановления на конкретной цели: Эвересте. 18 месяцев спустя я поднялся на него.

bear2

3. Грудная пицца

Каждый человек, который видит меня без футболки, спрашивает про негламурного вида шрам на моей груди. Они интересуются, откуда он — может, я пытался врукопашную забороть крокодила или что-то в этом духе. Ничего подобного. Я заработал его пять лет назад, когда второпях пытался в одних плавках вытащить из духовки пиццу и оставил своеобразное клеймо, проходящее прямо через сосок.

4. Легкие и Эверест

Сразу после того как я вернулся с Эвереста, мы с друзьями решили походить под парусом. Мы много времени посвящали фридайвингу — это когда ты задерживаешь дыхание и ныряешь как можно глубже в воду. Мы выкладывались на полную. А потом я вернулся в Британию и стал харкать кровью. Никто не понимал почему. Потом доктор такой: «Вы случайно не были на экстремальных высотах в последнее время?» Ну я ему говорю: «Да, док, я недавно был на вершине Эвереста, а потом фридайвил на глубине 30 метров». «А, ну тогда понятно». В общем, я провел довольно поганое Рождество в больнице после этого.

5. Каратистский нос

Вопреки стереотипам, я ломал нос всего один раз в жизни. Дело было на занятиях карате, когда я сдавал экзамен на черный пояс. Мне было в районе 16. Я выиграл в схватке, но мой нос с тех пор шатается и немного кривит в левую сторону.

6. Камера и нога

Мы снимали «Выжить любой ценой» в канадских скалах, когда вдруг камера и вся удерживающая ее металлоконструкция полетели вниз с горы. А я только что остановился у ее основания. Техника пролетела в дюймах от моей головы и упала прямо мне на левую ногу. С обеих сторон ноги были гематомы размером с два футбольных мяча, и мне понадобилась эвакуация вертолетом. Но мне на самом деле повезло: если бы камера упала мне на голову, она бы точно прибила меня. Из всего, что случалось со мной в путешествиях, это было самым опасным и близким к смерти.

bear3

7. Скорпионья голень

Меня довольно жестко укусил скорпион в голень, когда я был в Сахаре вместе с Французским Иностранным легионом в 2004 году. С тех пор этот укус трансформировался в наводящий ужас чернушный рубец, который выглядит так, будто кто-то положил мне под кожу кормовые бобы. Мои дети обожают трогать этот шрам.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся