Men's Health. Журнал

Кардиолог Алексей Свет: «Думай, анализируй, дозируй нагрузки»

Главный врач 1-й больницы имени Пирогова кардиолог Алексей Свет рассказал Men's Health о том, когда и как мужчине нужно начинать прислушиваться к собственному сердцу.
Хорошая ЭКГ не означает отсутствия проблем
Алексей Свет
Алексей Свет
Один из ведущих российских экспертов в области вторичной профилактики и кардиореабилитации, Член Европейского Кардиологического общества, Европейского общества вторичной Профилактики и Кардиореабилитации, Американской Коллегии Кардиологов, Доцент Кафедры Профилактической и неотложной кардиологии Первого МГМУ им. Сеченова

Правда ли, что мужское сердце отличается от женского?
Наверное, я вас немного огорчу. Морфологически, по виду, только очень и очень опытный патологоанатом отличит мужское сердце от женского. Может быть, в масштабах популяции мужское сердце чуть крупнее по размеру. Ну совсем чуть-чуть. На самом деле все внутренние органы, за исключением некоторых специфически гендерных — таких как матка у женщин или предстательная железа у мужчин, — они, в общем, похожи. Вопрос можно поставить иначе: чье сердце больше приспособлено к нагрузкам. Женщины умнее — это доказано эволюцией. Просто потому, что женщине надо сидеть на яйцах, в прямом смысле, содержать очаг в чистоте, чтоб его всегда можно было разжечь, заботиться о своем павиане, который считает себя центром мироздания. Так что женский организм гораздо более приспособлен к меняющейся ситуации, женский гормональный фон намного богаче и делает ее организм биологически намного более стрессоустойчивым. Посмотреть, скажем, на тритонов: тритон-самец — яркий, красивый, а среднестатистическая самка — маленькая и невзрачная. Но когда пять самцов пляшут вокруг этой серенькой тритонихи, они понимают, в отличие от рода самцов рода человеческого, кто самый главный. Возвращаясь к твоему вопросу: до начала возрастной гормональной перестройки глобально женское сердце от мужского не отличается ничем.

Ни по виду, ни по функциональным характеристикам?
Нет, все одинаково. Сердце — это насос, который за минуту перекачивает примерно 5 литров крови. А при нагрузке этот объем может возрасти до 15. То есть за час — около 300 литров, а за сутки — больше 7000 литров. За человеческую жизнь длиной 70 лет сердце перекачает больше 175 миллионов литров крови. Этот насос — мышца, такая же, условно говоря, как бицепс. И рассчитан этот насос на определенное количество сокращений за свою жизнь. Это несколько мистическая история, но, может быть, это и есть судьба — количество сокращений у каждого свое. При среднем пульсе около 70 ударов в минуту, около 2,5 миллиарда раз в течение жизни. Эта жизнь очень разная, сложная, интересная, но вся она связана с нагрузками. Часть из них подпадает под понятие «стресс», который имеет совершенно четкие физиологические характеристики. И наш маленький насос весом около 300 граммов должен все это выдержать.

Какова гендерная статистика сердечных заболеваний?
Давайте поставим вопрос по-другому: у кого выше шансы получить диагноз «ишемическая болезнь сердца»? Есть факторы риска, и один из них — принадлежность к мужскому полу. Сам по себе этот факт повышает вероятность ишемии, инфаркта миокарда, в общем, того, что не просто плохо, а опасно. Мужчины во всем мире живут немножечко меньше женщин. Но, конечно, помимо гендерных есть и другие факторы риска.

«За прошедшие 50 лет поменялось абсолютно все. И сам человек не всегда готов к ускорению эволюционных процессов»

Гипертония, курение, холестерин?
Гипертония — да. Холестерин — да. Курение — это еще предстоит доказать, потому что убедительных данных о связи курения с сердечно-сосудистыми заболеваниями, данных, полученных в результате больших проспективных исследований, нет. То есть факторы риска в порядке убывания: артериальная гипертония, атеросклероз — он же высокий холестерин, — сахарный диабет. А дальше: ожирение, курение, малоподвижный образ жизни, принадлежность к мужскому полу. Вот о чем мы должны помнить, если хотим сделать нашу жизнь долгой и беззаботной.

В каком возрасте эти факторы риска начинают быть значимыми?
А что такое возраст? Вспомним Тургенева: «Вошел старик 30 лет», «в 26 он оставил службу, и уехал в имение». В 26 лет! Сейчас многие наши с тобой знакомые в 40 считаются молодыми подающими надежды режиссерами, учеными, врачами... Все очень меняется. С одной стороны, раздвигаются границы активного возраста — по классификации Всемирной организации здравоохранения средний возраст продлен до 60 лет, пожилой — до 75, и только после 75 официально начинается старость. Лет 20–30 назад это еще было невозможно — даже в цивилизованных странах мало кто доживал до 70 лет. Да, меняются социокультурные факторы. Да, когда была придумана первая таблетка от гипертонии — на самом деле первое мочегонное, — это кардинально изменило картину жизни и смертности. Это было время, когда на Монмартре пасли коз, когда выпить за рулем считалось хорошим тоном, и если бы кому-то пришло в голову запретить рекламу сигарет, люди просто не поняли бы, о чем речь. Все прекрасно знали, что после инфаркта миокарда человеку надо месяц лежать, а сегодня человек на третий – пятый день уходит из больницы домой своими ногами. За прошедшие 50 лет поменялось абсолютно все. И сам человек не всегда готов к ускорению эволюционных процессов.

И все-таки в каком возрасте начинают накапливаться риски, о которых мы говорим?
Первый рубеж для мужика — 35 лет. Самое время что-то о себе узнать. Обратить внимание на родителей: посмотреть, какие лекарства они принимают, есть ли среди таблеток что-то сердечное. Узнать, какой холестерин плавает в крови. Поинтересоваться артериальным давлением и, если оно нормальное, забыть об этом на пару лет. Просто прислушаться: если вдруг ты ощущаешь какой-то орган, его наличие у себя внутри, — это повод задуматься, потому что в 35 лет здоровый мужик не должен ощущать ни сердце, ни печень.

«ЭКГ — довольно мутная вещь. Плохая кардиограмма, разумеется, означает, что есть проблема. А вот хорошая, к сожалению, не означает отсутствия проблем»

ЭКГ сделать?
Если нет жалоб — совершенно ни к чему. ЭКГ вообще довольно мутная вещь. Плохая кардиограмма, разумеется, означает, что есть проблема. А вот хорошая, к сожалению, не означает отсутствия проблем. Бывают ситуации, когда у человек совершенно нормальная ЭКГ, с него снимают электроды, и он умирает от внезапной коронарной смерти. И никто никогда не узнает, было ли что-то упущено, или сработала генетика, в которой была предрасположенность к внезапной смерти, или сработал образ жизни, спровоцировавший эту внезапную смерть. Кстати, внезапная коронарная смерть чаще всего случается в возрасте от 35 до 45 лет, и в два раза чаще у мужчин, чем у женщин.

Что такое коронарная смерть?
Есть три коронарные артерии, которые питают сердце. Закупорка одной из них ведет к некрозу — сердце перестает снабжаться кровью, в него не поступает кислород, оно перестает сокращаться. Начинаются фатальные нарушения ритма, которые в итоге вызывают остановку сердца.

Страшно. Поговорим лучше о живых. Приходит мужик в спортзал, тренер его нагружает, нагружает... Мужику кажется, что все, он сейчас умрет, а тренер ему: «Терпи, это полезно». Что правильно?
Правильно, чтобы кроме сердца была еще голова. На тренера в этом смысле надежда слабая, так что мужик должен заботиться о себе сам. Перед тем как пойти в спортзал, ты должен четко для себя понять, чего ты хочешь. Ты хочешь стать Шварценеггером? Или ты хочешь, как в 20 лет, два часа без остановки заниматься сексом? Или ты просто заметил, что начинаешь задыхаться, поднимаясь на свой четвертый этаж без лифта, и надо с этим что-то делать? На самом деле, если говорить о реальном запасе сил и энергии для организма, его дают самые обычные, но регулярные аэробные нагрузки. Мы же потребляющая система — потребляем кислород и глюкозу и должны из этого всего себе запасать энергию. И когда мы начинаем себя нагружать, то мы, конечно, потребляем больше кислорода, чтобы насытить им все мышцы. Но наступает момент — анаэробный порог, — когда мы кислород-то вдыхаем, но в силу высоты мышечной нагрузки его уже не усваиваем.

«Нельзя резко начинать бегать, резко хватать блины, что-то форсировать. Обратите внимание, как страдают ушедшие на покой спортсмены — тело рассчитывается с ними за жуткие, чудовищные, совершенно неадекватные нагрузки»

Значит ли это, что прежде чем начинать регулярные занятия в спортзале, нужно определить свой анаэробный порог?
Да, нужно определить свою толерантность к физической нагрузке. В фитнес-клубах и приличных спортзалах уже давно стоит спироэргометр. На этом, на самом деле, построена вся кардиореабилитация: мы должны определить — причем речь идет уже не о здоровом человеке, — какую давать нагрузку, чтобы, с одной стороны, тренировать человека, с другой — не угробить его. Немцы проделали в этой области гигантскую исследовательскую работу, занимались лет ею лет тридцать. Брали гамбургских портовых рабочих — людей, которые занимались физическим трудом, — и на основании их характеристик строили таблицы: какого возраста, веса и роста человек сколько и при каких аэробных показателях может пробежать. Все эти данные были систематизированы. И сегодня мы можем уверенно сказать, что, например, я — мужчина 48 лет, невысокого роста, с лишним весом — могу выдержать максимальную нагрузку, если определять ее по пульсу, — 220 минус возраст, то есть для меня — 172 удара в минуту. Это значит, что если я иду по дорожке с возрастающей нагрузкой и до этих своих 172 ударов дохожу без неприятных ощущений в сердце, без слабости и без изменений на кардиограмме, то я могу приблизительно вычислить, что в состоянии себе позволить в спортзале.

Значит, ты не должен, занимаясь в спортзале, превышать вот этот пульс — 172?
До него надо еще сначала дойти. Это, в общем, довольно высокий пульс, и правильно заниматься на уровне 70–80% от этой максимальной частоты. Здесь как раз находится безопасная зона аэробных нагрузок. То есть на этой нагрузке, скорее всего, с тобой ничего не случится: ты будешь правильно усваивать кислород и адекватно нагружать свои мышцы, включая сердечную. Но дело в том, что при правильных тренировках пульс у тебя будет оставаться на этом уровне, а нагрузка-то будет расти. Задача — наращивать нагрузку на определенном пульсе. Раньше у тебя пульс 120 возникал, когда ты шел со скоростью пять километров в час под углом 15 градусов. Через месяц у тебя пульс 120, а лупишь ты уже семь километров под углом 20 градусов. Вот правильный подход к тренировкам. Нельзя резко начинать бегать, резко хватать блины, что-то форсировать. Обратите внимание, как страдают ушедшие на покой спортсмены — тело рассчитывается с ними за жуткие, чудовищные, совершенно неадекватные нагрузки. Спортсмен — это такой сапер-дозиметрист одноразового использования: он должен пробежать, или толкнуть вес, или прыгнуть с шестом, а что с человеком будет дальше — неважно.

Хорошая ЭКГ не означает отсутствия проблем

Но у тебя же все-таки нет сомнений в пользе физических нагрузок?
Если ты приспособил свой организм к длительным аэробным нагрузкам средней интенсивности в безопасной пульсовой зоне, о которой мы говорили, — это прекрасно. Дело не в интенсивности нагрузок, а именно в их регулярности: при регулярных нагрузках запас по твоей сердечной деятельности гораздо надежнее. Есть большие проспективные исследования, когда сравнивались две группы: одна тренировалась, другая не тренировалась. Это были совершенно сходные по возрасту, полу, наличию или отсутствию заболеваний люди. Врачи наблюдали этих людей очень долго, а потом сравнивали возникновение каких-то сердечно-сосудистых «катастроф» за пять лет. Показатели разнились на 20–25%. Каждый пятый из тех, кто тренировался, избежал, к примеру, внезапной коронарной смерти. Это колоссально, по эффективности сравнимо с медикаментозной терапией.

Ходить в спортзал полезно, точка.
Да, но, повторюсь, не только с сердцем, но еще и с головой. Надо внимательно подходить к выбору тренера, помнить, что тренер — это часто неудавшийся или бывший спортсмен. У него не получилось, и он такой хореограф-постановщик — пытается выжать это из тебя. Но у него свои задачи, а у тебя — свои. И если твое целеполагание в том, чтобы любой ценой выиграть марафон своего коттеджного поселка, — ну попробуй, может быть, это не так опасно. Если же ты хочешь обезопасить себя от рисков сердечных заболеваний — думай, анализируй, дозируй нагрузки. Обезопасить на сто процентов невозможно, но достоверно снизить риски — вполне реально.

«Уже навязло в зубах, уже, мне кажется, всем известно: 40 граммов чистого алкоголя ежедневно! Чистого, этанола 96%»

Давай поговорим на такую не чуждую нам всем тему, как сердце и алкоголь.
Уже навязло в зубах, уже, мне кажется, всем известно: 40 граммов чистого алкоголя ежедневно! Чистого, этанола 96%. Это рекомендует, например, ACCAHA, American College of Cardiology и American Heart Association, — главный авторитет, вершина мировых кардиологических знаний. Но если ты надубасился крепким алкоголем и пошел тягать блины, скорее всего, ты умрешь. Я говорю «скорее всего», потому что все очень индивидуально. Многое зависит от способности организма вырабатывать алкогольдегидрогеназу, которая расщепляет алкоголь. Если ты японец, тебе кранты. Если ты русский человек — ты будешь реагировать по-другому.

Как конкретно реагирует сердце на вчерашнюю вечеринку?
Плохо. Нам нужно расщепить алкоголь до глюкозы. На это нужна энергия. Печень вырабатывает ферменты, направленные на расщепление спирта, — выделяется ацетальдегид, который имеет довольно неприятное воздействие на мозг и сердце. И организм говорит хозяину: «Все, я больше не могу». Чтобы все это вывести, организму не хватает кислорода. Сердце начинает проталкивать его по измученным сосудам, сердце начинает стучать, какой-то участок недополучает кислорода, и может возникнуть ишемия. Сердечный ритм может поменяться, может появиться тахикардия. Да все что хочешь может появиться. В МКБ 10 — это международная классификация болезней — есть диагноз «алкогольная кардиомиопатия». Если ты все время пьешь, твое сердце работает в условиях гипоксии — хронической нехватки кислорода. Напоминаю, что сердце — это мышца. Мышца имеет тенденцию гипертрофироваться. Сердечные стенки становятся толще, оно хуже сокращается. А ты все пьешь и пьешь, и вот мышечная ткань начинает замещаться на соединительную. Сердечные отделы превращаются в дряблые мешки, сердце сокращается, но крови выбрасывает все меньше и меньше, — это недостаточность кровообращения. Поэтому, возвращаясь к спортзалу: если ты сильно принял накануне, идти в спортзал не надо, а надо устроить себе часовую прогулку в спокойном темпе, по холодку, чтобы насытить организм кислородом, но без большой нагрузки. Не насытишь организм кислородом, можешь запросто умереть. И похмельная смерть — к сожалению, я говорю не только про Россию — уже давно выходит за рамки статистической погрешности и учитывается как сердечно-сосудистая.

Инфаркт помолодел?
К сожалению, да. За последний год у нас было два мальчика с настоящим классическим инфарктом миокарда — каждому едва за 20. Представить себе такое 10–15 лет назад было невозможно. Хотя конкретно в случае с нашими мальчиками это была, скорее, генетика, какая-нибудь недоразвитость коронарных артерий. Но глобально сердечно-сосудистые заболевания очень помолодели. Это болезнь современного общества — темп жизни, совершенно другой уровень нагрузки, ответственности, соответственно, уровень стресса. Ты в этом живешь сразу, с детства: раньше было пять уроков в школе, а сейчас с третьего класса их семь, а еще скейтборд, бассейн и танцы, а еще надо поступить в пять институтов, а еще это, это, это... Ну и, к сожалению, нельзя не сказать о моде на разные увлечения помимо алкоголя. Постгероиновый, посткокаиновый синдром часто заканчивается той самой внезапной коронарной смертью — эти вещества оказывают рефлекторное действие на миокард и могут запросто вызвать остановку сердца. Очень много людей, употребляющих кокаин, ходят в спортзал, а им этого делать категорически нельзя. Опиаты, кокаин, амфетамины — все они обладают кардиотоксическим эффектом.

«Занимайся сексом, это очень хороший вид аэробной нагрузки. Мы все прекрасно знаем, как действует влечение: тебе не нужны никакие тренажеры, ты худой, энергичный, глаза горят, потому что это та нагрузка, которая тебе нравится»

Давай, по традиции нашей рубрики, назовем основные take-home messages для тех, кто любит свое сердце и хочет его беречь.
Первое: проверить, умирали ли твои предки от инсульта и инфаркта, если да — ты в группе риска. Второе: раз в год сдавать кровь на липидный спектр и глюкозу, они должны быть в определенных границах. Конечно, это не догма, если есть легкое отклонение, но при этом нет никакой симптоматики, если ты хорошо переносишь нагрузки, то причин для паники нет. Третье: придерживаться определенной линии пищевого поведения. Это та самая средиземноморская диета, которую рекомендует европейское общество по изучению атеросклероза. Ограничь потребление легких углеводов, не заедай пирожные хлебом, хотя это тоже иногда бывает вкусно. Если мы что-то любим, давайте не пользоваться этим всуе каждый день. Четвертое: ты можешь пить вино, ты можешь пить виски, просто не пей бутылками каждый день. И еще важно приятное потребление алкоголя. Часто, начиная с какого-то момента, ты выпиваешь, хотя четко понимаешь, что уже не хочется. Как у Аверченко: «Вино сковало нас самым страшным непотребным образом». Надо уметь останавливаться, слушать свой организм, свое сердце, а не только приятных людей, сидящих рядом за столом. Пятое: ты должен знать, на что физически способен, а что тебе может навредить. Для этого надо один раз перебороть себя, сходить к доктору и сказать: «Давайте я у вас по дорожке пробегу?» — сделать нагрузочный тест. Шестое: занимайся сексом, это очень хороший вид аэробной нагрузки. Мы все прекрасно знаем, как действует влечение: тебе не нужны никакие тренажеры, ты худой, энергичный, глаза горят, потому что это та нагрузка, которая тебе нравится.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся