Men's Health. Журнал

Рудименты и атавизмы: каких частей тела человек лишился в ходе эволюции?

Фантасты придумывают своим героям все новые и новые сверхспособности, забывая, сколько непознанного и удивительного скрывает наше собственное тело. Распорядись эволюция иначе, человек сегодня мог бы похвастаться не только умением курить и смеяться до слез.
За нами хвост

Человеческий эмбрион имеет немало интересных штуковин, которых оказывается лишен сформировавшийся человек. Более того, мы уже после рождения находим в своем теле т.н. рудименты: органы, остающиеся в зачаточной форме. Наконец, некоторые несчастные появляются на свет с деталями, которые были свойственны лишь нашим отдаленным предкам, — т.н. атавизмами. Все это наследие истории, в ходе которой предки человека были и рыбами, и обезьянами. Стоит ли жалеть о том, что мы потеряли в ходе эволюции?

1. Ушные мышцы

В районе того места, где парикмахер обычно спрашивает, пощелкивая ножницами: «Височки косые будем делать?» — у тебя располагаются целых четыре ушных мышцы. Однако они редуцированы, и тебе приходится вращать головой, чтобы «поймать» звук.

Как было бы хорошо! Раз в жизни это чувство испытывал, наверное, каждый: ловишь краем уха интересный разговор за спиной и все, казалось бы, готов отдать за возможность незаметно повернуться так, чтобы узнать, чем закончилась история. Позавидуй кошкам — у них уши поворачиваются на 180 градусов, за что отвечают по 32 мышцы на каждом «локаторе». Направив ухо максимально точно к источнику звука, они не только лучше слышат его, но и лучше оценивают его удаленность и положение в пространстве.

2. N молочных желез

До 6-й недели у зародышей развивается несколько пар сосков, совсем как у животных. В некоторых случаях лишние соски (2, 4 или даже 6) остаются на теле и после рождения — как правило, они не развиты и очень похожи на родинки.

Как было бы хорошо! Помнишь, у Джорджа Лукаса в «Возвращении джедая» одна из танцовщиц во дворце Джаббы Хатта — пышнотелая аскаджийка — имела аж шесть грудей? Жаль, их так и не показали. Впрочем, многогрудая женщина хороша только в фантазиях. На практике она бы рожала от 4 до 12 детишек за раз (а зачем еще нужны дополнительные соски?). Никогда не пробовал успокоить среди ночи сразу десяток орущих младенцев?

3. Жабры

На 4-й неделе беременности у зародыша слева и справа от развивающейся глотки образуются складки — жаберные, или фарингальные, дуги. У зародыша рыбы эти дуги потом превратятся в жаберные щели и сами жабры. У зародыша человека — в челюсти, слуховые косточки, а также подъязычные кости и хрящи, защищающие гортань и трахею.

Как было бы хорошо! В теории, мы могли бы иметь сразу два дыхательных «тракта» и с одинаковой легкостью расхаживать по суше и по дну морскому. На практике нам пришлось бы все время метаться между средами, чтобы «подкормить» то один, то другой орган дыхания — как делают двоякодышащие рыбы, тот же австралийский рогозуб. Ну а людям, поселившимся вдали от незамерзающих водоемов, пришлось бы смириться с тем, что жабры у них отсохнут. Или ночевать в ванне, каждый час просыпаясь, чтобы подлить горяченькой.

4. Хвост

За нами хвост

Внушительных размеров хвост (10% от общей длины тела) есть у эмбриона человека вплоть до восьмой недели развития. Затем он частично отмирает, и нам остается только рудимент в виде копчика. Лишь изредка этот несимпатичный отросток остается в качестве атавизма — например, в Индии проживает некто Чандре Орам с хвостом длиной 33 см.

Как было бы хорошо! Воздушные гимнасты в цирке могли бы играть на дудочке вниз головой, уцепившись за перекладину хвостом. Гопникам было бы удобно щелкать семки, сидя на хвосте (как это делает дятел), а не на кортах. А еще многие млекопитающие вроде кенгуру или тушканчика пользуются хвостом как третьей точкой опоры в положении стоя. Мы вроде бы обходимся ногами, но представь, скольких позорных моментов можно было бы избежать, обладай ты лишней конечностью.

5. Плотный волосяной покров

Эволюционный биолог Джаред Даймонд в своей книге «Ружья, микробы и сталь» утверждает, что человечество сознательно избавилось от шерсти. В пещерные времена женщина рожала строго каждые 9–10 месяцев, но протосемья оставляла в живых столько детей, сколько могла прокормить. Естественно, отбирали самых симпатичных: крепеньких и как можно менее волосатых. Вот так, поколение за поколением, мы сами вывели породу голых людей. А зря!

Как было бы хорошо! В горах на северном японском острове Якусима снег лежит до четырех месяцев в году, а средняя температура зимой составляет −5°С. Густошерстные японские макаки и в такую погоду прекрасно обходятся без штанов, лишь в самые суровые морозы забираясь по горло в горячие источники. Было бы неплохо экономить на одежде, да? А еще мы могли бы пугать врагов, неожиданно увеличиваясь в размерах. Замечал, что в минуту опасности ты покрываешься «гусиной кожей»? А это не до конца исчезнувший механизм, позволявший нашим предкам ставить шерсть дыбом.

У тебя есть матка?
Есть. Мужская, или простатическая, маточка (уменьшительно-ласкательное название является строго научным и связано с ее крошечными размерами — буквально несколько миллиметров в диаметре) — это слепой карман, расположенный в толще предстательной железы, с выходом в мочеиспускательный канал. Орган совершенно нефункциональный, и по факту это действительно редуцировавшаяся матка. Образуется она из так называемых мюллеровых протоков, формирующихся у эмбриона в конце второго месяца развития. Эти же протоки в зародыше женского пола превращаются в матку, фаллопиевы трубы и влагалище.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся