Men's Health. Журнал

Тренировки Стюарта Скотта: как нанести удар раку

Есть два типа людей: одни боятся сильных врагов и капитулируют, другие бьются с ними до конца. Стюарт Скотт как раз из тех, кто не сдается.
Тренировка

Кто такой:

Стюарт Скотт

Родился 19 июля 1965 года, известный американский телеведущий, спортивный обозреватель и комментатор, ведущий популярной программы SportsCenter на телеканале ESPN.

Когда мне сказали, что у меня рак (редкая форма, опухоль в аппендиксе), я был шокирован. Но тут же переключился в боевой режим. Каждое утро я просыпался и вел внутренний разговор с раком. «Ну давай, — говорил я ему, — врежь мне! А я вдарю в ответ. Гораздо сильнее».

Это было в 2007 году, и я победил его. Мой рак объявил ремиссию. В 2011-м он вернулся, и я снова бился с ним и снова победил. Недавно он вернулся в третий раз. Если честно, мне страшно. Я стал уязвимее, ощутил свою смертность. Моя уверенность в будущем пошатнулась. А это значит, что я стал еще более зависим от своих тренировок после химиотерапии.

«Тренировка после химиотерапии» — это не значит, что я чем-то там занимаюсь через несколько дней после очередного сеанса. И даже не через несколько часов. Я имею в виду тренировку сразу после сеанса.

Люди всегда говорят о тошноте, которая приходит с препаратами. Да, приходит. И тошнота может быть неприятной, гораздо сильнее, чем просто позыв к отрыжке. Сеансы химиотерапии проходят два раза в месяц по понедельникам, и после каждого я выжат. Не досуха, но если подожду 4–5 часов, то буду. А пока это время не прошло, я напрягаю те силы, что остались, и тренируюсь. Я иду домой и занимаюсь смешанными боевыми искусствами или выполняю программу P90X (разработанная тренером Тони Хортоном система упражнений, дающая быстрый эффект — МН).

Для большинства парней тренировка — это не только физическая, но и психологическая нагрузка. Для меня она — психология на 100%. Мне надо вправить себе мозги. «Физика» сама по себе меня не волнует, мне не нужно готовиться к Олимпиаде. Мне просто нужно не сойти с ума.

После химиотерапии у меня на теле закреплен пакет с веществом 5-фторурацил, которое должно поступать в организм внутривенно в течение 48 часов. И я всегда концентрируюсь на нем во время тренировок. Я думаю: «Ну вот, в меня поступает 5-фторурацил, так что пошел ты, рак».

Тренировки после химии не обязательно должны быть длинными. Всего 20–25 минут. Я начинаю со скакалки на пару минут, потом перехожу к серии кикбоксинговых ударов, а потом делаю два подхода по 50 отжиманий. Это один раунд. У меня таких три. Потом я лежу без сил пару часов. До конца дня ничего особенного не делаю. Плотно ем и, по совету Дуга Ульмана, победившего рак президента организации LiveStrong, выпиваю бокал вина.

Удивительно, сколько внутренних сил берется из ниоткуда, когда напоминаешь себе о том, на что способно твое тело. Как-то в воскресенье, накануне сеанса химии, один мой приятель собрался поиграть в американский футбол с любительской командой и пригласил меня. А футбол для меня всегда был самым любимым видом спорта. Насколько я полюбил гольф и качалку, настолько мне не хватает футбола, со всей его брутальностью.

Мне уже 47, не юноша все-таки. И я в третий раз борюсь с раком. Даже одной из этих двух причин было достаточно, чтобы отказаться, но я ответил: «Да, конечно. Я приду». Не хочу хвалиться, но я неплохо сыграл. Я все еще могу бегать в отрыв. Дайте мне 30 мет­ров, и я не подведу.

Помню, что после игры я подумал: это ведь должно просто разъярить рак. Рак считает, что 47-летний больной не должен играть в футбол и ловить полдюжины пасов, делать тачдауны и радоваться вместе со здоровыми 25-летними. Это был классный день.

Но бывают дни и отдаленно не похожие на то воскресенье. Иногда сразу после химии я отвожу дочерей на занятия по бегу и танцам и падаю от усталости вместе со своим пакетом, накачивающим меня лекарством, — пошел ты рак, пошел ты, — и чувствую себя ужасно. Почти сдаюсь.

В эти моменты остается последний спасательный круг — чувство юмора. Когда я прошел первый сеанс химиотерапии, мне поставили такой же пакет. Я сказал своим дочерям: «Мне придется носить эту штуку на себе два дня. Это мой новый приятель». Так что мы придумали ему имя: Марвин Фитцпатрик Бартоломью. Он помогал мне в первых двух поединках с раком, и я надеюсь, что не подведет и в третьем.

Я стараюсь шутить, потому что хочу, чтобы окружающие не относились к моим проблемам слишком серьезно. Когда я в студии, я говорю коллегам что-то вроде: «Эй, этот телесуфлер надо бы поставить поближе. От рака зрение не улучшается!»

Как победить рак

Когда я написал в твиттере, что мой рак вернулся, то получил огромное количество сообщений со словами поддержки. Бывает, я получаю 100 смс и 30 звонков в день — и все по поводу рака. Люди желают мне добра, но иногда возникает желание спрятаться. Невозможно ответить на все звонки и сообщения, потому что иначе ты будешь целыми днями только и говорить: «Спасибо, спасибо, спасибо». После этого присутствие рака ощущается только сильнее.

Я не думаю о раке в спортзале, особенно во время тренировок после химии. В такие дни я думаю о жизни. А если рак напоминает о себе, то слышит лишь одно: «Пошел ты!» Марвин Фитцпатрик Бартоломью со мной солидарен.

Мне нужно жить, потому что у меня две прекрасные дочери. Когда мне впервые поставили диагноз, мы много говорили об этом. Моей старшей, Тейлор, было 12, а младшей, Сидни, — 8. Чем старше они становились, тем меньше хотели говорить на эту тему. Теперь они выросли, и отец их стесняет. Потому что в подростковом возрасте девочка уверена: все, что делает отец, не может быть клевым. Они закатывают глаза каждый раз, когда я выполняю P90X.

Я иду в гостиную, где Сидни смотрит телевизор, и говорю: «Слушай, мне нужен DVD-проигрыватель». Она будет ворчать, а я скажу: «Почему бы тебе не позаниматься со мной?» После такого она обычно убегает в свою комнату. «Почему ты постоянно занимаешься этим? — спрашивает она. — Это так глупо!» Девочки-подростки — самые странные существа в мире. По крайней мере до тех пор, пока до них не доходит одна предельно ясная мысль: а что если его больше не будет с нами?

Во время моего второго поединка с раком произошла интересная штука. После того как мне сделали серьезную операцию, я почти три недели валялся в больнице. Я похудел на 15 кг, кожа да кости. И я до сих пор помню, что однажды сказала Сидни. Она смотрела на меня, на мой длинный шрам на животе от операции, готовая заплакать. Она спросила: «Папа, ты ведь все равно сможешь заниматься этой своей P90X?»

Она боялась, что у меня не хватит сил, что я не смогу делать что-то, что делал всегда, пусть это и мешало ей. Поэтому я продолжаю тренировки — ради себя и ради дочерей. Я хочу, чтобы Тейлор и Сидни знали: я все еще сильный. Я хочу вести их обеих под венец. Я планирую сделать это. Надеюсь. Не знаю. Вот чего лишает тебя рак — возможности заглядывать дальше сегодняшнего дня. Никаких «через 10 лет», «через 20»…

И все же через 20 лет я хочу быть на пенсии, жить где-то в теплых краях, недалеко от площадки для гольфа. Рак делает все это менее реалистичным. Но я верю, хоть и не уверен.

И каждый второй понедельник я иду в спортзал. Потому что тренировки — это мой способ сказать раку: «Ты пытаешься подчинить мое тело, но пока что оно подчиняется только мне. Я сильнее тебя. И мой удар сильнее твоего. Я знаю, что иногда тебе удается повалить меня. Но я все равно встану и надеру тебе задницу».

После особенно удачной тренировки я даже верю в это.

Арсенал Скотта

В поединке, который ведет Стюарт Скотт, нельзя уставать и нельзя сдаваться — боя-реванша не будет. Его обычная тренировка (не по мрачным понедельникам) — это полтора часа смешанных единоборств, которые помогают настроиться на боевой лад во время лечения. А в качестве разминки тренер предлагает Стюарту вот такие упражнения — для улучшения формы и координации. Сможешь повторить, здоровяк?

Прыжки со скакалкой

Для начала

Прыгай со скакалкой на максимальной скорости в течение 5 минут. (Скотт также боксирует с тенью еще 5 минут). Потом выполни упражнения 1 и 2 одно за другим — по три подхода каждое.

Серфер

1. Серфер

Встань на колени, держи туловище прямо, подними руки перед собой, предплечья параллельны полу. Стараясь не двигать руками, опусти бедра к пяткам и подпрыгни с колен на ноги (в позицию приседа). Это один повтор. Сделай 20.

 Отжимания с медболом

2. Отжимания с медболом

Прими позицию для отжиманий с одной рукой на полу, а другой — на медболе. Напряги мышцы кора и выполни отжимание до отказа. Это один повтор. Cмени руку на медболе. Меняй руки на каждом повторе. Сделай 10 повторов на каждой руке.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся