Men's Health. Журнал

Как профессионально составить резюме?

Долгое время Дмитрий Ромендик, редактор журнала TimeOut, жил и работал в США. Это совершенно изменило его психику и иммунитет. Но в одном он преуспел: за пять секунд может сбацать профессиональное резюме. К такому не подкопается даже самый дотошный босс. По нашей просьбе спец Ромендик делится своей кадровой тайной.
Как составить резюме?

Дело было в Нью-Йорке. Разговорились два моих сотрудника: женщина родом из Иркутска и мужчина родом из Хабаровска. Женщина жаловалась, как ей плохо жилось в Иркутске и как ей хорошо живется в Нью-Йорке, а мужчина, наоборот, рассказывал, как хорошо ему было в Хабаровске. И в командировки он ездил в Японию, и фонтан там выше всяких нью-йоркских небоскребов. Наконец, в какой-то момент женщина не выдержала и раздраженно спросила:

— Если там так хорошо, что же ты не едешь в свой Хабаровск?

На что он неожиданно ответил:

— А мне и здесь хорошо!

Смысл этой истории в том, что человек способен к адаптации в любых условиях.

Давайте ради эксперимента возьмем трех знаменитых людей и посмотрим, чего бы они могли достичь в современной Москве. Допустим, Михайло Ломоносова, Карла Маркса и Зураба Церетели. Для начала составим их профессиональные резюме и проанализируем, на что бы они сгодились. Начнем по старшинству.

Ну что можно сказать? Несколько смущает отсутствие компьютерных навыков. В современном мире без освоения компьютера хорошую работу найти сложно. Конечно, по всему видно, что человек яркий. Правда, все его научные открытия уже открыты за 200 лет до него. Сунется Ломоносов в Институт химии со своим законом Ломоносова-Лавуазье, а ему скажут:

— Позвольте, господин Ломоносов, но ведь каждый школьник знает, закон Ломоносова-Лавуазье открыт более чем 200 лет назад. Кстати, вашим однофамильцем!

Еще чего доброго в плагиате обвинят и уж точно навсегда запишут в сумасшедшие изобретатели, которые все пытаются вечный двигатель открыть. Да и наука сейчас в России переживает далеко не лучшие времена, так что с карьерой научного работника Михайло Ломоносову придется повременить. Хорошо, конечно, что он в совершенстве знает немецкий, можно всегда подработать переводчиком. Или, пользуясь тем, что жена — немка, слинять в Германию и обосноваться где-нибудь в Берлине. Но не такой человек Ломоносов, чтобы Родину предать, да и хлеб чужбины не сладок.

И тут Михайло Ломоносов сможет очень даже пригодиться: он пионер мозаичного дела в России. Что, как не креатив, в сфере рекламы ценится сейчас в Москве больше всего? Сначала Ломоносов поработает немного дизайнером, а потом, используя полученные связи начнет делать монументальные мозаики — на стенах домов, в залах новых бизнес-центров, войдет в доверие к московскому мэру, станет президентом Российской академии художеств и наконец создаст уникальное творение: гигантский памятник Петру Первому, над Москвой-рекой!

Видно, что этот Церетели — яркий художник. Образованный, талант­ливый, просто ему не очень повезло в жизни. Приехал в Москву с Кавказа, говорит с акцентом. А отношение к кавказцам в Москве — сам знаешь какое. К Лужкову не пробиться — там Ломоносов. В Академии художеств место президента уже занято — там тот же вездесущий Ломоносов! Какой-нибудь завалящий 13-метровый памятник Петру Первому на Москве-реке не поставишь — и там Ломоносов раньше подсуетился, уже поставил своего монстра! Придется, скорее всего, Зурабу Церетели податься в художники-концептуалисты. Прямо под крыло к галерейщику Марату Гельману. Будет создавать авангардные инсталляции. Люди, понятное дело, сперва не понимают, что же это за стела такая — «Памяти жертв теракта в Нью-Йорке 11 сентября»? Какая-то плита, а между плитой — вагина с пирсингом. А Гельман терпеливо объясняет и втюхивает его работы коллекционерам, дескать, это концептуальное искусство такое, эпохи пост­модернизма. Ведь на самом деле перед нами не увлажненная вагина, а слеза матери по погибшему сыну. Ну и вагина, понятное дело, но как бы между строк, потому что это очень талантливая работа, в которой заложено сразу несколько смыслов.

Карл Маркс — классический неудачник. Руководил газетой — газету закрыли. Эмигрировал в Париж — из Парижа выслали. Потом Лондон — всю жизнь существовал на пособия по безработице и подачки филантропа Фридриха Энгельса.

Что ему остается? На досуге, конечно, книжки по экономике пишет, только вот кому они, эти книжки, нужны? Разве что студентам. Правда, энергия у него неуемная — так и прет Маркса в политику. По ходу дела в журналах разных фрилансером подрабатывает — публицистом и колумнистом. Такой огламуренный харизматичный европейский старец с бородой. Сам же потихоньку создает небольшую партию — Национал-коммунистический союз, допустим, называется. Молодежь за ним идейная потянулась, то яйцами политиков закидают, то еще что-то. Сидят по тюрьмам. Гонорары небольшие, но связи в Лондоне и Париже остались — старые друзья помогают, спонсируют. Придется организовать Карлу Марксу со товарищи коалицию «Другая Россия». Будут ездить по разным городам и организовывать марши несогласных...

Ну, а если серьезно, то трудное это дело — прогнозировать. За свою карьеру в сфере трудоустройства я выслушал довольно много успешных историй. И во всех был один момент, прямо скажем, почти мистический, потому что он никак не укладывается в многочисленные пособия на тему «как добиться успеха» и «как разбогатеть». Люди рассказывали, как они упорно шли к цели. И в каждой из историй звучала одна и та же фраза: «И вот однажды мне повезло». Ситуация прямо как в анекдоте про продавца яблок — «Продал одно яблоко, купил два, продал два дороже, купил четыре, а потом умерла бабушка и оставила мне наследство». Однако могу также сказать, что ни одному из этих людей удача не свалилась на голову случайно. Хорошее образование, интеллект и нацеленность на успех очень сильно увеличивают твои шансы. Да, и кстати, ты перечитай еще раз три резюме. Они составлены по всем правилам и могут очень пригодиться в будущем. Только не забудь изменять фамилию и регалии.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся