Men's Health. Журнал

5 вопросов скалолазу Майку Либеки

МН поймал знаменитого «одинокого горца» на пути из Французской Полинезии к Баффиновой Земле — чтобы спросить, почему же он так не любит людей.
[GALLERY_H]

Путешественник и скалолаз Майк Либеки родился 19 февраля 1973 года (41 год), живет с дочкой, собакой и кошкой в штате Юта (США). Обладатель 15 престижных наград и премий (из тех, что вручают экстремальным путешественникам) — в том числе, четырех Mugs Stump Award (основана в 1993 году в честь знаменитого альпиниста Магза Стампе) и трех Polartec Challenge Award. В 2013 году журнал National Geographic нарек Майка «Человеком года».

Совершил около 50 экспедиций, более половины из них — в одиночку. Первым покорил скалы WindMill Spire и Dragon Rid (Антарктида), Shipton’s Arch (Китай), Ibex Ear Tower West (Афганистан), South Face, Mt. и Mashanig Daughter (Йемен) и Southeast Face Batu Daya Tower (Индонезия). Самая знаменитая соло-экспедиция Либеки — 80-дневное путешествие по земле Королевы Мод в Антарктике.

Майк Либеки

1. Почему вы все время путешествуете один?

Это же так круто — когда ты после восхождение понимаешь, что совершил все сам, без посторонней помощи. А еще считаю, что доверять могу только себе. Напарник может запаниковать, отказаться идти дальше. Ну зачем мне такие сложности? Не хочу зависеть от кого-то.

2. Но ведь это сложно — одному отправиться в долгое путешествие...

Да, это серьезная нагрузка на психику. Экспедиции длятся неделями, ты все время один, не с кем поговорить и разделить тяжести перехода. А еще ты понимаешь: если вдруг что-то случится — никто тебе не поможет. Например, начнется камнепад и один из булыжников сломает тебе руку. Если вместе идут три человека, это не большая проблема — они помогут тебе спуститься вниз. А если ты один? Такие мысли, конечно, давят.

3. А чего вы вообще начали по скалам лазить? Есть же более спокойные занятия — продавец кондитерского отдела, например...

Я родился и вырос рядом с национальным парком Йосемити, в Калифорнии. А это, если ты не в курсе, одно из самых популярных в мире мест для скалолазания. Неудивительно, что карабкаться в горы я начал едва ли не раньше, чем научился считать в столбик. После уроков отправлялся на Йосемитские скалы и лазил, лазил — круглый год. Ну и еще одна причина — люблю физику и математику, а это основы скалолазания. Необходимо просчитывать свой маршрут, прокладывать веревки, страховку, рассчитывать возможные угрозы. Здесь математика — лучший помощник.

Майк Либеки покоряет очередную скалу

4. Наверху, на скале и в одиночку — бывает страшно?

Однажды я забирался на скалу и на моем пути лежал камень. Большой, размером с это окно (показывает на окно ресторана — прим. МН), и выглядел он ненадежно. Я не знал, можно ли использовать его, чтобы подняться выше. Колебался и все же решил обойти стороной. А через пять минут, уж не знаю почему, но этот огромный кусок скалы полетел в пропасть. Мне стало жутко — я мог улететь вместе с ним. В ту ночь, признаюсь, плакал, как ребенок, думая о дочери и о том, что она могла остаться одна.

5. Когда вы не лазаете по скалам, то чем занимаетесь?

Моя жизнь делится на две части. Половину я провожу в экспедициях, а другую половину — с дочерью. Вы знаете, что такое National Parent Teacher Association? Это организация родителей, которая следит, чтобы в школах были хорошие условия, подает жалобы, если что-то не так, организует внешкольные мероприятия. Я тренирую футбольную команду, в которой играет моя дочь. Кстати, в нашем местном отделении NPTA я единственный мужчина. С тех пор, как у меня родилась дочь, я многое переосмыслил. И если и иду на риск, то всегда хочу понимать, что он оправдан и необходим мне в конкретной ситуации. А еще я стал брать в экспедиции спутниковый телефон — раньше принципиально этого не делал.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся