Men's Health. Журнал

Отцы и эти. Разговор третий

Многодетный отец, пишущий специально для нас, свои поучительные воспоминания написал новую главу, которую озаглавил: «Литература и немного про ухо».

Продолжение. Предыдущие части: 1, 2.

Отцы и эти

Было время, я знал наизусть всю классическую стихотворную литературу для детей дошкольного возраста. Я мог с любого места на память воспроизвести любую сказку Чуковского, удивляясь, как эти слова сами выскакивают на язык. Ничего специально не запоминал, просто читал одному ребенку, потом, через два года то же самое второму. В результате голова была набита цитатами из Благининой, Берестова, Чуковского, Маршака, Барто, Хармса.

С третьим моим чадом в чтении вышел перерыв, как-то не получилось у меня уделить этому достаточно времени, о чем очень жалею теперь. Ныне пытаюсь реабилитироваться с четвертым. В связи с этим несколько разрозненных соображений.

Первое и самое очевидное. Чтение для детей очень важно. Даже если тебя не оставляет уверенность, что этот микроб, носящий твою фамилию, ничегошеньки не понимает, все равно надо читать. Как ни странно, они все понимают.

Второе. Следует крайне осторожно и придирчиво выбирать книги. Лично я, сколько ни искал, кроме перечисленных авторов, смогу назвать еще две-три, ну четыре фамилии, думаю, не больше, тех, кого можно безбоязненно предлагать детям. Не менее важны и иллюстрации. Одно дело проверенные на себе Сутеев, Конашевич, Лебедев, другое – подавляющее большинство современных иллюстраторов. Об иллюстрациях я еще попозже может быть напишу отдельно, очень важная тема.

Третье. У нас нет детской литературы. Она у нас была, а теперь нет. Без преувеличения за последние несколько лет я не увидел ни одной новой книги нового автора, которую стоило бы читать ребенку. Последняя на моей памяти относится к началу двухтысячных и, ко всему прочему, была написана норвежцем. Куда подевались хорошие детские писатели, того не ведаю. Только про Остера не говорите, стошнит.

Июль, дача, каникулы. Федя открывает для себя самостоятельное чтение. На столе «Гадкий утенок». Внимательно проштудировав бессмертную повесть Андерсена о том, как сначала все не любят, а потом любят и завидуют, Федя произносит: «Он действительно гадкий. Кстати, когда же вы мне, наконец, проколете ухо?»

Феде 8 лет.

Продолжение

Читай также:

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся