Men's Health. Журнал

Боец Александр Волков: «Редко демонстрирую эмоцию, но иногда накрутить себя полезно»

Александр Волков — боец, богатырь, брат всего живого. В преддверии исторического боя — 9 ноября он сойдется с Грегом Харди в рамках турнира UFC в Москве — мы поговорили с нашим фаворитом.
Боец Волков 1.JPG

Осень, суббота, Москва еще бодрится, солнце светит напоследок, но его редкие лучи ни черта не греют. Я жмусь под зонтом у входа в магазин спортивной одежды на «Красном октябре». Грусть-тоска. Вдруг на полупустую парковку медленно, величественно заезжает белый Land Cruiser 200. Большая машина, а за рулем — большой человек. Александр Волков, чемпион‑тяжеловес, громкое имя в мире спорта, член команды Team Toyota Russia.  Я твержу про себя, что ни в коем случае нельзя называть дисциплину, в которой он достиг столь многого, да почти всего, боями без правил. Так говорят только девчонки, а те, кто в теме, знают, что в смешанных единоборствах как раз есть правила. Минимальный набор ограничений и делает этот вид спорта столь трудным, тут, как в жизни, можно почти все, а после нокдауна состязание не останавливают.

Боец Волков 4.JPG

Возраст — 31, рост — 2,01, боев — 37, побед — 30. Считается, что про поражения спортсмены вспоминать не любят, хотя именно проигранные матчи, поединки, забеги — их главный багаж. Стоит только спросить, и вот уже беседа потекла в русле сослагательного наклонения. Если бы я не… И далее целый список ошибок, случайностей — персональная теория вероятности. Но Александр смотрит на прошлое иначе.

«Я не циклюсь на том, что было. Для меня поражение, вот как от Деррика Льюиса — я вел почти весь бой и потом внезапно пропустил удар, который и решил исход поединка, — повод не для самокопания, а для самосовершенствования»

Никаких сожалений об упущенных возможностях, каждое поражение для него — ступень вверх, к следующей победе. И ни грамма кокетства. От Волкова исходит удивительное спокойствие, стресс — его специальность. Вне работы, в обычной жизни люди, вещи, явления словно ассортимент магазина мягких игрушек — такая личная теория относительности.

Еще бы, он выступает чуть ли не с девяти лет. В профессиональный спорт пришел окольной дорогой. Вообще-то, Волков хотел стать инженером. После физико-математического лицея, где точные науки давались ему поразительно легко, он подал документы в МАИ и МГТУ им. Баумана. Поступил и там и там, выбрал Бауманку, кафедру динамики и управления полетом космических ракет. За плечами на тот момент у него уже был целый путь спортсмена-любителя, бои за деньги, пусть и смешные, но все же серьезнее, чем к хобби, он к своим успехам не относился. А во взрослой жизни, казалось Александру, пристало иметь взрослое занятие. От судьбы, однако, не скроешься.

Боец Волков 6.JPG

«Журналисты, да и просто обычные люди, все время спрашивают, как это получается, как приходит решение заняться именно боевыми искусствами. В моем случае все было довольно спонтанно, я рос почти параллельно с самим видом спорта. Ведь смешанные единоборства постоянно развиваются: в России нас признали в 2012-м, в англосаксонских странах пораньше, а во Франции до сих пор MMA запрещены. Я еще в институте почувствовал, что смогу добиться настоящих результатов, кроме того, я видел, как MMA, например, начинают интересовать зрительскую аудиторию чуть ли не больше бокса».

Бауманка располагает значительным спортивным комплексом, для поддержания физической формы Волков решил записаться в секцию легкой атлетики. Не взяли. С детства у Александра бронхиальная астма, с подобным диагнозом в спорт не берут. Нашего чемпиона не приняли и в боксерский кружок, лишь тренер по карате, глядя на Волкова в спарринге, понял, с кем имеет дело.

Потому закрыл глаза на отсутствующую справку от врача и был абсолютно прав. Очень скоро Волков уже тренировался в Старом Осколе с самим Федором Емельяненко. Я, разумеется, у него спрашиваю: а кто круче — Емельяненко или Хабиб? «Безусловно, Федор — легенда. Но и Хабиб тоже уже попал в историю, и при этом впереди его ждет еще много поединков».

Боец Волков 2.JPG

«Для меня автомобиль — не только средство передвижения, но и статус, престиж»

Бэкграунд Волкова — кёкусинкай, в блогах на YouTube разбирающие его бои по косточкам диванные аналитики любят повторять: ударнику в октагоне тяжело, навыки борьбы тут нужнее, ведь поединок чаще всего проходит в партере. На эти ремарки Волков отвечает с той же фирменной невозмутимостью, что навыков, требующихся для победы, не перечесть. Умение бороться, конечно, один из основных, потому он занялся еще во время учебы и джиу-джитсу, и панкратионом. Но вообще, и сила, и выносливость, и координация, и прежде всего психологическая устойчивость — вот он survival kit, а далее бесконечность, нет предела совершенству.

«Да, я пришел из карате, но, пожалуй, из самого контактного направления — кёкусинкай. Понятно, что, допустим, бразильское джиу-джитсу или самбо в MMA полезнее, но я постоянно развиваюсь. Кроме того, каждый соперник обладает своей спецификой, перед каждым боем ты изучаешь характер противника, его основные приемы — удушающий захват или, например, что-то типа сават — и адаптируешься. Прелесть смешанных единоборств в богатстве выбора, арсенал у нас очень широкий».

В каком-то из старых интервью Волков говорил, что «смешанные единоборства максимально приближены по своим условиям к уличной драке».

Специально для меня, завороженной пацанской романтикой, Александр поясняет: на улице все навыки хороши — и борьбы, и бокса, и кунг-фу. Но все же надо понимать: вот общаешься ты с одним человеком, а другой зайдет со спины и ударит тебя по голове…

Чтобы чувствовать себя уверенно на улице, прежде всего надо эту свою готовность к конфликту проецировать вовне. Самоконтроль важнее кулаков, а интеллект — животной ярости. Впрочем, мой собеседник существует в пограничной зоне между первым и вторым с младых ногтей. Он, как сталкер, ежедневно, годами курсировал между двумя полярными мирами: интеллигентной средой физматлицея и спортивной школой с ее, в общем-то, армейской субординацией и культом маскулинности, которую сейчас принято называть токсичной. Поэтому уверенно он чувствует себя везде: и на улице, и в октагоне, и в высшем обществе. В любом случае сильному человеку нечего делить с другими, он знает, чего он стоит.

Полное спокойствие, даже добродушие — это, конечно, хорошо, но можно ли улыбкой дестабилизировать противника. А как же вся эта бычка на взвешивании или пресс-конференциях — разве это не неотъемлемая часть процесса, разве можно иначе показать сопернику, кто действительно в октагоне главный? Показывать можно сколько угодно, а вот доказать — только раз. У Александра свой неповторимый стиль — нордический, очень в тему тут и прозвище, придуманное менеджерами для западной аудитории, — Драго. Внешнее сходство с Дольфом Лундгреном имеется: двухметровый витязь-богатырь с платиновой шевелюрой и античным профилем. Волков не устраивает перед боями шоу, как Конор Макгрегор или многие другие, хотя признает, что зрителю спектакль необходим: якобы личный конфликт придает поединку изюминку, особый азарт. Но все же кино Александр предпочитает смотреть, а не показывать. Демонстрировать нечеловеческие усилия и волю к победе он, как и все спортсмены, вынужден в первую очередь за кулисами, в период тренировок. Вся основная работа — до, бой — это, конечно, прыжок в неизвестность, но и повторение пройденного тоже. Все ошибки, что ты совершаешь в октагоне, — результат не до конца выученных уроков.

«Ситуации бывают разные, конечно, накрутить себя иногда и полезно. Я редко демонстрирую эмоцию, агрессию какую-то через край — не тот темперамент. Это же зависит не только от личного характера, но и от национальной культуры, представления о мужественности, поведенческих стереотипов. Обмен испепеляющими взглядами, оскорбления могут сыграть как на руку, так и против тебя»

Боец Волков 5.JPG

Я продолжаю задавать свои наивные вопросы. Нам, обывателям, хочется понять, насколько действительно опасен этот вид спорта, насколько велики риски и не называют ли бойцы каждое состязание крайним, как это делают пилоты. А страшно ли? А могут и вправду убить, как Аполло Крида в «Рокки-4», павшего, кстати, под ударами именно Ивана Драго?

Волков смеется, но признает, что страшно почти всегда, риски есть. «Убить» просто не самое правильное слово — на ринге или в октагоне не убивают, а погибают. По недосмотру, по халатности даже не врачей, а самих спортсменов, скрывших перед боем истинное состояние своего здоровья. Главная опасность, говорит Александр, — сброс веса в подготовительный период. Это огромная нагрузка для почек. Обезвоживание, которое в итоге может привести к отеку мозга, не полученный удар, а неграмотная подготовка к поединку, во время которого обычный апперкот может спровоцировать непоправимое, летальный исход.

«Я всегда слежу за травматикой и, если, не дай бог, случаются такие трагедии, что кто-то умер после боя, стараюсь вникнуть по возможности, что именно произошло. Мы знаем примеры смертей и у хоккеистов или футболистов во время матча. Все это перегрузки, не адекватные физическому состоянию спортсмена. Я в этом плане не то что осторожен, а максимально честен с собой. Не ставлю свои амбиции или мечты выше объективной данности».

Я закругляюсь с вопросами, хоть Волков и отвечает подробно, терпеливо разжевывая очевидное и много-много раз сказанное: про детали тренировок, про правильный баланс между кардио и силовыми упражнениями, про спарринги, про диеты. В конце концов, вечное повторение и возвращение к уже сделанному — самая суть его работы.

«Для набора мышечной массы я придерживаюсь проверенной формулы: количество белков (г) равняется весу тела, помноженному на 2, с углеводами, соответственно, помножаем вес тела уже на 4. Меня часто спрашивают, надо ли тягать железо бойцу смешанных единоборств, — разумеется. Тут особенное внимание я уделяю жиму лежа: упражнение развивает грудные мышцы и трицепсы — так называемый дроп-сет и сет со сбросом веса. То есть сначала ставится максимальная масса, потом плавно понижается. Важно работать именно мышцами, а не напрягать психику. В одном подходе тренируем и силовую выносливость, и максимальную силу. Так до отказного подхода. Помимо классической качалки мы с тренерами разнообразим программу — занимаемся на природе, как ваш любимый Рокки Бальбоа, тягаем и бревна».

Особенно сейчас, ведь в ближайший месяц в Москве состоится долгожданный бой с Харди, очень важный для Александра. Он буквально днюет и ночует вместе со своей командой Team Strela, трудится на износ. Желать Волкову удачи глупо, зря, что ли, он мне втолковывал битый час науку побеждать. Рассчитывают на себя, а не на счастливый случай, поэтому я просто его благодарю за разговор и особенно за это спокойствие, которое передалось и мне. Грусть-тоску как рукой сняло. Сильными становятся, а не рождаются, а значит, у каждого есть шанс победить эту жизнь.

Боец Волков 7.JPG

Редакция благодарит БЦ «Красный Октябрь» и фитнес-клуб Red Stone за помощь в проведении съемки.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся