Men's Health. Журнал

Дмитрий Волков: пилот, спортсмен, герой обложки Men's Health

Конкурс, в котором выбирали героя обложки среди читателей, длился полгода и завершился в сентябре. Сотни участников, десятки тысяч голосов, один победитель — Дмитрий Волков. Пилот грузовой авиации, человек, сделавший сам себя, и читатель Men’s Health с самого первого номера рассказал о том, как мечты приводят в небо и на обложку главного мужского журнала планеты.
Volkov 1.JPG Джинсы Armani Exchange, часы Panerai Luminor

«Men’s Health я читаю с самого первого номера.

Мама друга купила ему журнал, как только он появился. Я пришел в гости, он показал мне номер, а ведь на тот момент это был едва ли не единственный мужской журнал на русском языке! — вспоминает Дмитрий Волков. — Мне очень нравились научные статьи в нем, рекомендации по фитнесу, подробно описанные физические упражнения. У меня дома куча номеров, огромные стопки. Читаю до сих пор».

Когда в фотостудии идет съемка на обложку, в редакцию время от времени забегают женщины, округляют глаза: «Да он у вас как будто из кино!» Высокий, в идеальной физической форме, Волков действительно словно сошел с рекламных постеров американских компаний золотой эры авиации. Сейчас он пилот грузового лайнера, летающий на одном из самых технически продвинутых самолетов по маршрутам вроде Сингапур — Анкоридж или Лос-Анджелес — Франкфурт. Вопрос о том, есть ли у него какие-то вредные привычки, заставляет Дмитрия призадуматься.

«В школе я пил-курил, но, когда пошел в институт, понял: мне не нравится мое отражение в зеркале — я был щупленький и горбатенький. Уже после знакомства с Men’s Health я очень хотел себе энциклопедию бодибилдинга Арнольда Шварценеггера. Мама подарила ее, и книга произвела на меня огромное впечатление. Прочтя ее от корки до корки, я понял: хочу заниматься спортом, и в тот же день бросил курить. Я стал покупать глянцевые журналы, изучать диетологию, учиться правильным физическим нагрузкам».

Дмитрий Волков родился в Подмосковье рядом с аэродромом Остафьево. Его отец — военный, служивший на тяжелом авианесущем крейсере «Новороссийск», — редко бывал дома. Пилот так описывает свое первое знакомство с авиацией: «Постоянно взлетали и садились военные самолеты, и мама или бабушка на мои детские вопросы о том, где папа, отвечали: „Вон папа летит“, — и показывали им вслед».

Окончив школу с углубленным изучением английского языка, Дмитрий с семьей стал листать справочник для поступающих все с той же мечтой о небе в душе. «В московских авиационных институтах нельзя было выучиться на пилота, только на конструкторов, но я не хотел конструировать — хотел летать. В итоге я поступил в МАДИ — автодорожный институт. Там все было брутально, ни одной девочки в группе, — описывает начало своего карьерного пути Волков. — Я окончил институт, и меня потянуло к истокам — английскому языку. Появилась возможность поступить в МГИМО, в Институт внешнеэкономических связей». Там наш герой проучился три года, параллельно работая в одной из дочерних компаний Газпрома — домой приходилось возвращаться в районе полуночи. Окончив МГИМО, Волков какое-то время занимался собственным строительным бизнесом, заработал денег и поехал осуществлять мечту в Америку.

«Сделать это мне посоветовал мой крестный — заслуженный пилот РФ Андрей Идеалович Заляутдинов. Это человек, который мне очень сильно помог, во многом заменил отца. Именно с его подачи я осуществил свою мечту», — рассказывает Дмитрий Волков. По его словам, отправиться получать профессию пилота в США его побудило несколько причин. Во-первых, в Америке иная система образования, построенная в первую очередь на самоподготовке. «У тебя есть инструктор, который ответит на твои вопросы, возникающие в процессе изучения материала. Если нет вопросов — летаешь, тебя корректируют, вы обсуждаете полет. Дальше ты идешь домой, учишь новые темы, какие-то маневры и на следующий день отправляешься в аэропорт, где это отрабатываешь», — вспоминает процесс обучения пилот. Вторая причина в том, что именно Соединенные Штаты, по мнению Волкова, устанавливают стандарты в авиации: «Все новые схемы захода на посадку, технологии приходят именно оттуда».

Волков признается, что учебу ему сильно облегчило давнее увлечение авиасимуляторами. Он даже состоит в сообществе виртуальных пилотов, где все как в настоящей авиации: со своими пассажирскими компаниями и неудобными графиками полетов. Дмитрий смеется: «В симуляторе есть некоторые рейсы, которые нужно выполнять ночью. Я ставил будильник на три часа ночи, просыпался и летал. Жена смотрела на меня как на сумасшедшего». Вопреки скепсису супруги авиационные симуляторы многое дали Волкову. К примеру, он признает, что здорово прокачал навык чтения летных инструментов — в симуляторе они такие же, как на настоящем самолете. «Единственное, я учился в симуляторе на аналоговых инструментах, а сейчас на „боингах“ используются мониторы. И еще ты не чувствуешь эволюцию полета, перегрузки».

Volkov pilot.JPG

Дмитрий получил лицензию частного пилота, затем лицензию пилота многодвигательного самолета. Получив образование, он устроился в российскую пассажирскую авиакомпанию, переучился на Boeing 737 и стал летать. Когда компания обанкротилась, он перешел в грузовую авиацию и вскоре достиг предела мечтаний. «В пассажирской авиации я летал на 737-м, сравнительно маленьком самолете, — рассказывает Дмитрий. — Сейчас я летаю на Boeing 747 — это предел мечтаний любого летчика. Его называют Queen of the Skies („Королева небес“)». Этот тип самолетов постепенно выводят из пассажирской авиации, он не самый экономичный. Но грузовые лайнеры продолжают полеты: у них уникальная конфигурация, груз можно размещать через носовую дверь самолета. Это дает возможность перевозить негабаритные объекты. «Это самый настоящий топ, в Америке на них не попадают раньше 45 лет, и то только вторым пилотом, но даже это огромная редкость. Обычно их водят умудренные опытом седые пилоты», — с гордостью улыбается Волков.

Сейчас он возит самые разные грузы: от болидов «Формулы-1» до зверей для зоопарков, но признается, что любой полет для него по-прежнему удовольствие. При этом Дмитрий объясняет, почему летать на небольших самолетах — это немного другое, нежели пилотирование 747-го. На большом самолете пилот только взлетает, а дальше управляет автопилот, так как от пути нельзя отклоняться больше чем на милю. Траектория полета должна быть очень точной, а при полете «на руках» возможна погрешность. Автопилот работает вплоть до захода на посадку, так называемой глиссады, когда до земли остается тысяча футов. Там автопилот отключают и по прямой снижения досаживают самолет. При плохой погоде самолет сажается автопилотом, а люди в кабине следят за приборами: если случается какой-то отказ, они реагируют. «На маленьком самолете нет никакого автопилота, это чистое пилотирование. Ощущаешь себя будто на катамаранчике или маленькой лодочке с веслами. Воздух — это та же вода, только ее не видно. Там такие же волны, такие же порывы. Ты чувствуешь это на самолете. Boeing 747 — круизный лайнер, а какая-нибудь Cessna — это удовольствие от полета на маленьких высотах. С нее видишь, как жизнь кипит, машинки словно игрушечные ездят. В этом есть кайф», — рассказывает Волков.

«Мне повезло, что на меня улица не оказала сильного влияния. Может быть, вовремя за ум взялся. А еще, знаете, у меня практически не было в детстве времени на прогулки. Я учился в Москве, жил в Подмосковье, на проезд уходила пара часов, ничего не оставалось, кроме учебы и занятий спортом»

К пилотам грузовой авиации особые требования в плане стрессоустойчивости и здоровья, но летать можно до тех пор, пока силы позволяют. «Ты не можешь быть капитаном после 60 лет, но можешь летать вторым пилотом. Мне пока все нравится, наслаждаюсь жизнью пилота. Но даже если закончу летать, я бы хотел остаться в авиации, пусть даже на земле», — размышляет о будущем Дмитрий. Чтобы быть в максимальной форме и соответствовать высоким стандартам элитной авиации, он не только следит за собой в спортзале, но и занимается — внимание! — бейсболом.

В детстве это показалось ему американской экзотикой, к которой захотелось прикоснуться. Коллеги-американцы очень удивлялись знаниям русского пилота о бейсболе. «Если ты в их культуре, они это оценивают очень позитивно», — объясняет Волков. Сохранив с детства навыки и став старше, он заинтересовался любительским бейсболом в России. «Меня приняли в команду Moscow Hunters. Зимой мы тренируемся, летом играем. Сейчас в лиге больше 20 команд, она расширяется, строятся стадионы — именно бейсбольные. Я играю на позиции аутфилда — это тот игрок, который ловит высокие длинные мячики. Но сейчас меня будут наигрывать на питчера. Тренер говорит: „С твоей массой ты можешь мощно кидать!“ Но мне пока не хватает точности. Сила есть, надо доработать технику», — скромничает Дмитрий и просит поблагодарить друзей по команде за поддержку в голосовании.

Volkov 2.JPG Толстовка Adidas

История Дмитрия Волкова натурально восхищает — силой воли, уверенностью в себе и старанием, которое он приложил, чтобы добиться мечты. Есть у него какие-то объяснения тому, как это удалось? Пилот пожимает плечами: «Мне повезло, что на меня улица не оказала сильного влияния. Может быть, вовремя за ум взялся. А еще, знаете, у меня практически не было в детстве времени на прогулки. Я учился в Москве, жил в Подмосковье, на проезд уходила пара часов, ничего не оставалось, кроме учебы и занятий спортом». Так большие расстояния делают людей, которые летают на большие расстояния и попадают на обложки.

Почти закончив разговор, мы говорим о других звездах Men’s Health. Дмитрий признается, что больше всего из них хотел бы познакомиться с Дуэйном Скалой Джонсоном: «Мне нравятся все его персонажи». Что ж, а нам нравится в Дмитрии Волкове то, что он не персонаж. Он настоящий — настоящий герой Men’s Health.   

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся