Men's Health. Журнал

Есть что вспомнить: Рой Джонс-младший о Рое Джонсе-старшем

Великий боксер, празднующий сегодня свое 49-летие, вспоминает о своеобразных методах отцовского воспитания, сделавших парня несгибаемым.

Мой отец — Старший Джонс, как его все звали, — был ветераном Вьетнама и занимался боксом до моего появления на свет. Меня он начал тренировать с 5-летнего возраста. Мы жили на ферме во Флориде, и я должен был много работать, таскать мешки и все такое. Каждый день был похож на предыдущий: школа, домашняя работа, работа на ферме, тренировка. Каждый день отец садился в свой грузовик, ездил вокруг фермы и смотрел, не сделал ли я чего-нибудь не так. И если что-то было не так, отец лупил меня пластиковой трубой или шлангом, иногда ремнем — так, чтобы я пытался защищаться. Когда бил, приговаривал: «Ну, парень, ты пахан или фраер?» Несмотря на боль, я всегда отвечал: «Пахан!» Так он совмещал наказание и тренировку и воспитывал во мне бойцовский дух. Я жил в постоянном ужасе, я страдал от боли каждый день, но продолжал тренироваться, а отец был моим тренером и агентом.

После Олимпийских игр 1988 года, где меня засудили, я перешел в профессиональный бокс. Но я практически не получал денег, и бои за титулы отклонялись отцом без моего ведома. Последней каплей стал случай, когда ротвейлер моего приятеля укусил мою сестру. Отец привязал пса к дереву и разрядил в него три обоймы из винтовки и еще два выстрела сделал из 9-милимметрового «Глока». Тогда я осознал, что больше так нельзя. И нанял своим агентом Алтона Меркерсона (тренера, который готовил меня к Играм в Сеуле).

Но именно благодаря отцу я стал отчаянным и бесстрашным. Я бы не хотел пройти через это вновь, но понимаю, что он пожертвовал нашими отношениями, чтобы закалить меня. Со своими детьми я бы не смог так поступить.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся