Men's Health. Журнал

Фридайвер Алексей Молчанов

На обложке июльского номера Men's Health — Алексей Молчанов. Он и его мама Наталья Молчанова — в числе лучших фридайверов, они способны без акваланга опуститься под воду на сто и более метров. Затаи дыхание и ты — наш корреспондент взял уроки фридайвинга у тех, кто может не дышать более восьми минут.
Фридайверы Алексей и Наталья Молчановы

Что: Фридайвинг — погружение под воду только на задержке дыхания, без акваланга.

Где: Дахаб — городок на берегу Красного моря, недалеко от египетского курорта Шарм-эль-Шейх.

Когда: Лучший сезон в Дахабе — с октября по декабрь и с марта по май. Летом невыносимо жарко, зимой может быть довольно прохладно и ветрено.

Как: Самолетом до Шарм-эль-Шейха (от 7000 руб. за билет в оба конца из Москвы), оттуда на машине до Дахаба (100 км).

Тощие верблюды, роющиеся в помойках, как бродячие псы, скрип ржавых фонарей на набережной, степенные бедуины в длинных одеждах, ржавые пикапы, «локалы» — живущие здесь европейцы в улыбках и цветных штанах — и Hotel California из каждого утюга. Так выглядит Дахаб, некогда тихая рыбацкая деревня, пережившая неудачную попытку превращения в шикарный курорт и ставшая в итоге точкой притяжения дайверов и виндсерферов.

Поселился я в кемпе — дешевом отеле из дощатых домиков-номеров у моря. В комнате помещалась большая кровать и удобства. Все. Зато стоила она $7 в сутки. Правда, не посвященный в дахабские реалии человек мог принять за кабинки с удобствами сами домики. Но непосвященные здесь и не жили. Ибо в кемпах живут люди, знающие все — о гостиницах, Дахабе и жизни вообще.

Один из них, высокий обтрепанный дахабским ветром серфер непонятной национальности, в первый же вечер повел меня ужинать в малоизвестный рыбный ресторанчик в глубине городка и свел с шумной компанией фридайверов, русских, кстати. Энтузиазм их был заразителен, и через пару кружек местного пива я уже не мог представить свою жизнь без погружений на едином вдохе.

Фридайвинг в Дахабе

Наталья Молчанова
Родилась в 1962 году в Уфе. Ее жизнь всегда была связана с водой — по профессии Наталья тренер по плаванию. Фридайвингом увлеклась в 40 лет. Сейчас Наталья — 16-кратная чемпионка мира, на ее счету 30 мировых рекордов, среди них погружение на 101 метр и задержка дыхания на 8 минут 23 секунды. (Рекорд официально зафиксирован на 5-м индивидуальном чемпионате мира по фридайвингу в Дании, Орхус, 15-22 августа 2009 года.) Президент Федерации фридайвинга России, тренер сборной команды России по фридайвингу по версии AIDA, автор нескольких книг о фридайвинге.


Алексей Молчанов
Родился 6 марта 1987 года. Сын Натальи Молчановой. Пятикратный вице-чемпион мира, рекордсмен мира, абсолютный чемпион России 2005-2010 гг., ведущий инструктор и вице-президент Федерации фридайвинга России. Первый россиянин, опустившийся на глубину более 100 м без груза и на задержке дыхания (его нынешний рекорд — 111 м). На 6-10 июня в Шарм-эль-Шейхе Молчановым запланирована попытка побить мировой рекорд в дисциплине «переменный вес» (с грузом) — 142 м.

«Сейчас в Дахабе Наталья и Леша Молчановы — легенды фридайвинга! У них как раз новичковая группа, позвони, запишись на занятия», — говорили мне. После ужина новые знакомые зазвали меня в гости к настоящему дахабскому «локалу» — фридайверу Андрею. Когда мы пришли, Андрей как раз скандалил по поводу граффити, возникшего на стене бедуинского дома, который он снимает. Кто-то торжественно написал там по-русски: «Мы ныряем не в море, мы ныряем в себя!»

«Да в море мы ныряем, в море! Никогда не забывайте об этом! Вокруг своя жизнь — рыбы, животные, течения... Да мало ли что! Не стоит забываться — мы в море гости, а не хозяева!» — говорил он.

Андрей уже полгода жил в Дахабе без паспорта.

«Потерял, — беззаботно улыбается он. — Хотя, кому его вообще здесь показывать? Козам, что ли... А уезжать я не собираюсь».

В прошлой жизни Андрей был юристом. «Когда понял, что стою перед выбором: фридайвинг или работа, я уволился и уехал сюда», — рассказал он. Эй, а как же карьера, квартира-машина, да просто ритм жизни в большом городе — не скучно без него? «Когда делаешь первый вдох, вынырнув из-под воды, ты понимаешь, что у него есть цена. И с этого момента ты ее знаешь. И вместе с ней и цену многим другим вещам. Я ни минуты не жалею о том, что сделал. Здесь хорошо... А ну иди отсюда! Брысь! Опять одеяло мое жрет!» — и бывший юрист погнал со двора соседскую козу. Я тоже ушел и, идя по берегу в свой кемп, все думал о разных вещах и об их истинной цене.

На следующий день на берегу собралась группа: человек десять толстых дядечек — дайверов и подводных охотников и пара тощих девиц вегетарианского вида. Подошли наши инструкторы — Наталья и Алексей Молчановы.

Подводный мир Красного моря

Наталья — симпатичная худощавая женщина, с хорошим чувством юмора. Бывший тренер по плаванию из Уфы. Ныряет на глубину 101 м. В ластах и без акваланга. На улице встретишь — в жизни не скажешь... Разве что взгляд выдает. Я обратил внимание — он у нее все время слегка отрешенный и «включается», только когда ее действительно что-то заинтересовало в разговоре. Подумал, что классная особенность — так отсеивать ненужную тебе информацию. Молчанова однажды ныряла на Красном море на 90 м со слэдом (тележкой, которая движется по натянутому вниз тросу, в ней — грузы, баллон со сжатым воздухом для шара, который поднимет тележку и фридайвера с глубины; слэд используется в дисциплине «Без ограничений» — погружениях на сверхбольшие глубины). Шар с воздухом на всплытии не надулся — отказал. Надо было срочно менять тактику и выбираться из глубины своими силами. «Я постаралась отнестись к этому без эмоций, быть над ситуацией, и это состояние помогло мне выплыть. Если бы я начала психовать на глубине, одним несчастным случаем во фридайвинге стало бы больше», — рассказала Наталья. В общем, выплыла, но подробностей не рассказывает — не очень любит вспоминать этот случай...

А вот первая тренировка по фридайвингу меня обескуражила. Началось все жизнеутверждающе — мы сделали под руководством Леши Молчанова специальную дыхательную гимнастику и поплыли к ярким буйкам метрах в 50 от берега. От буйков вниз уходили тросы, вдоль которых нам и предстояло нырять. Буйков было штук пять, и на каждом висело по пятерке студентов. Меня очень веселил пузатый дядька, барахтавшийся рядом и постоянно бивший меня ластами. Занятие только началось, а он уже весь покраснел и пыхтел, как брачующийся морж.

— Ага... Игорь (кивок в сторону «человека-моржа») и... Андрей! (Что? Я?!) Вы двое плавать вообще не умеете. Что с вами делать, непонятно... — задумчиво говорит Наталья.

Во время занятий фридайвингом

Да, начало хорошее... Но как выяснилось, самое сложное во фридайвинге — поддерживать правильное, предельно спокойное и отрешенное психическое состояние. А вот мастером спорта по плаванию быть не обязательно — достаточно освежить навыки кроля и брасса, полученные в пионерском лагере.

Тренировки на буйках проходили дважды в день, после небольшого перерыва на суше. А после занятий я еще с час мучился кролем и «дельфином» (фридайверская, упрощенная версия баттерфляя) по мелководью, под бодрые комментарии старших товарищей, поедавших пиццу на берегу.

Я весь пропитался солью. Руки и спина гудели от непривычных нагрузок — плавать-то я никогда специально не учился. Удовольствия (как обещали опытные фридайверы) от первого глотка воздуха я так и не ощутил. Зато какое невыразимое наслаждение мне доставлял первый кусок горячей пиццы после выхода на берег...

Вечером я вваливался в кемп и забывался тяжелым сном, в котором мне являлся толстый Игорь, плывущий под водой в обличии то дельфина, то русалки.

Море без волнения

Алексей Молчанов настоятельно не рекомендует экспериментировать с фридайвингом без инструктора. Тем не менее вот пара советов, которые помогут тебе дальше проплыть под водой.


1. Самый эффективный стиль плавания под водой — «дельфин», но кроль позволяет легче маневрировать. Так что, если плаваешь вдоль кораллов или занимаешься подводной съемкой, лучше использовать последний.


2. Можно услышать совет «продышаться», перед тем как нырять. Не надо этого делать — гипервентиляция легких снизит содержание углекислого газа в организме, который вызывает желание вдохнуть. Обыч­но позыв на вдох идет с запасом перед потерей сознания, но если сделать гипервентиляцию, потеря сознания может случиться раньше, чем этот позыв, причем без каких-то предпосылок и сигналов.


3. Главное, чтобы техника плавания была мягкой, без резких движений. Очень важно расслабить шею: напряженная шея вызывает психическое перенапряжение.

Жизнь моя превратилась в один сплошной красный буек — первое, что я видел после всплытия. Но отступаться я не хотел из принципа. Тем более что «морж» делал на тренировках заметные успехи. Так, на четвертый день Игорь уже мог нырнуть на 25 м. А я от силы на 5 — потом мне закладывало уши. Специальная техника «продувки», или, говоря по-научному, выравнивания давления воды на барабанную перепонку, никак не помогала. А если уши вдруг бывали благосклонны, то я вспоминал, что я не рыба, и организм тут же начинал панически требовать перестать над ним издеваться.

Погружение во время занятий фридайвингом

«Ты все время смотришь вперед, пытаешься доплыть до резинки. А это тебе не нужно. Забей на нее и расслабься», — прокомментировал мое очередное судорожное всплытие Леша Молчанов, сын Натальи, вице-чемпион мира по фридайвингу. Резинкой отмечена определенная глубина. Одна резинка — 5 м, две — 10, ну и так далее.

«Да, не смотри вперед — там будущее, мы все время в него устремлены. В настоящем надо жить. И по сторонам поменьше вертись, — заметила Наталья. — Вот Игорь — он ужасно плавает, куда хуже тебя. Но у него хорошее состояние под водой, он абсолютно расслаблен».

«Игорь-Игорь... Тьфу ты, блин», — думал я, повиснув на буйке и отплевываясь от очередной волны, вызванной его ластами.

При погружении фридайверу важно быть как можно более расслабленным — тогда уменьшается количество кислорода, которое потребляет организм. И в первую очередь расслаблять нужно мозг — он жрет кислорода больше всего. Но отключиться от сторонних мыслей никак не выходило — попробуй-ка сделать это, когда кругом одни ихтиандры собрались. «Я сходила на тридцатник, там такая красота!» — то и дело слышалось во время отдыха. И это новички... «У тебя взгляд очень напряженный, — как-то сказал мне Алексей. — Надо учиться деконцентрации внимания».

На берегу

Метод деконцентрации внимания, который применяют фридайверы, часто используют военные и спортсмены из других видов. Я сам, занимаясь долгое время единоборствами, был с ним знаком. Ты одновременно расслаблен и собран, внимание не сосредоточено на чем-то конкретном, а распределено по всему полю зрения. Видишь все и одновременно ничего конкретного. И это позволяет тебе среагировать на резкие и неожиданные изменения в окружающей среде. Короче говоря, на суше у меня получалось. А вот в море вся деконцентрация пропадала и начинались сплошные эмоции — рыба проплыла, дайвер всплыл, все фигачат на три десятка метров вниз, мне тоже надо, ох, чертовы уши, сколько ж можно, воздуха, воздуха! И так каждый день.

Был заключительный день тренировок. Мои пять метров все еще были со мной, и дальше дело не двигалось. Ну к черту, нырну ради удовольствия, а потом — в бар, решил я. Опустил голову, уже привычным движением сжал рукой нос — чтобы выдохнуть через него и выровнять таким образом давление в ушах, и поплыл в глубину. Плыл головой вниз и видел солнечный свет сквозь воду, и блестящих рыб, и танец поднимающихся кверху пузырьков воздуха, и светящийся белым трос. Я слышал и слушал тишину, тишина была под водой, вокруг меня, и в голове тоже была тишина — мысли выключились сами собой. Когда подступило легкое желание вдохнуть, я развернулся и поплыл наверх, к воздуху, так же в тишине и без мыслей.

В этот день я пронырнул свой максимум. 12 метров. Крохи по сравнению с остальными. Отдыхая на берегу, краем уха услышал, как Наталья говорит девушке, которая тоже была недовольна своим результатом: «Вон идет бедуин — у него своя реальность. У верблюда, которого он ведет, — своя. А у тебя — своя». И у меня, значит, своя. Двенадцатиметровая.

Пока что.

Краткий словарь фридайвера


Апноэ — плавание на задержке дыхания, другое название фридайвинга.


Азотный наркоз — отравление азотом, проявляется сначала в растущем возбуждении и эйфории (либо страхе) на фоне головокружения, расстройства памяти, пониженной работоспособности и сообразительности. Прогрессируя, оно может вести к нарушениям логического мышления и координации, потере адекватности поведения и оценок, туннельному зрению и галлюцинациям. Азотный наркоз может наблюдаться уже на глубинах около 30 м.


Баротравма — повреждение тканей, возникающее в результате резкого изменения давления. Чаще всего травмируются уши и легкие. Если подходить к погружениям разумно, ее легко избежать.


Блэкаут — временная потеря сознания во время всплытия.


Гипервентиляция легких — проводится путем серии глубоких быстрых вдохов-выдохов.


«Дельфин» — базовый стиль скоростного подводного плавания, напоминает баттерфляй.


Продувка — выравнивание давления в ушах во время погружения.

4 ВОПРОСА МОЛЧАНОВУ

1. Как подстраховывают фридайверов?

Фридайверы ныряют пристегнутыми к веревке, и за их погружением следят по сонару, на котором четко видно, как движется человек. Если он вдруг остановился или вместо всплытия погружается на дно, тут же включается мотор или сбрасывается контрбалласт, который вытаскивает противоположный конец веревки с фридайвером наверх. Страхуют ныряющего и другие фридайверы — до 4 человек следят за ним на разных глубинах. Водолазов не приглашают, потому что они не так мобильны под водой и не могут, в отличие от фридайвера, быстро подхватив человека, всплыть с ним на поверхность. Вообще на большой глубине случаи потери сознания — редкость. Самый большой перепад давления происходит на последних 10 метрах перед поверхностью, и из-за этого блэкаут случается именно там.

Подводный мир

2. Сильно ли давит вода?

К 30-40 метрам твои легкие уже сжимаются до своей минимальной остаточной емкости — как будто ты выдохнул все, что мог. Также сжимаются микропоры в гидрокостюме и начинается фаза свободного падения на дно, скорость которого — 1-1,5 м/сек. У мужчин рекорд погружения в ластах без слэда — 124 м, а с переменным весом (когда вниз опускаешься с грузом) — 142 м. Чтобы всплыть с такой глубины, нужно очень активно работать, при этом ты не дышишь уже около двух минут и гипоксия нарастает.

3. Насколько вообще погружался фридайвер?

Есть дисциплина «ноу лимитс», где и погружение, и всплытие происходит с помощью слэда (очень дорогой и сложный вид, которым в мире занимается всего человек десять). Рекорд принадлежит Герберту Ницшу — 214 м. Ближе всех к его результату подбирался Карлос Кост, но у него при погружении на 183 м были технические проблемы со слэдом, всплытие сильно замедлилось, и в итоге спортсмен получил сильное декомпрессионное заболевание — парализовало руку и ногу, и он долго восстанавливался.

4. Любят ли акулы фридайверов?

Я не ныряю там, где они есть. Только один раз в Шарм-эль-Шейхе при всплытии столкнулся с акулой — она пнула меня мордой в задницу. Но так как акула не начала наматывать круги вокруг меня, я понял, что атаковать она не собирается. Это была небольшая акула — 2-2,5 м. А вообще есть ребята, которые регулярно ныряют к белым акулам.

ЛУЧШИЕ МЕСТА ДЛЯ ФРИДАЙВИНГА

По версии журнала National Geographic Traveler.

[GALLERY_H]
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся