Men's Health. Журнал

«Карате — искусство на сто процентов»: братья Тотибадзе в «Раздевалке»

В своей авторской рубрике «Раздевалка» Ольга Ципенюк встречает очередного героя MH сразу после тренировки и вызывает его — теплого и расслабленного — на откровенный разговор: сперва о самой тренировке, а дальше обо всем на свете. В этот раз ее визави — художники и каратисты братья Гоги и Константин Тотибадзе.
ТТ3

Вы настоящие спортсмены?

ГОГИ ТОТИБАДЗЕ Нет, конечно. Я, к примеру, с 30 лет не выступаю на соревнованиях.

КОНСТАНТИН ТОТИБАДЗЕ Я тоже последний раз выступал в 96-м.

ГТ Мне было 29, я получил травму, был поврежден глазной нерв. И врач сказал: «Вы одурели? Бросайте, зачем вам это нужно — выступать на соревнованиях».

Как вообще карате появилось в вашей жизни?

ГТ Мы переехали из Тбилиси в Москву, мне было 10 лет, Косте — 8. Пошли в школу на Масловке, в 209-ю. Ну и началось: страшное унижение, национализм, сразу какая-то агрессия. Я, конечно, стал мечтать всех отметелить. Попросил маму, и она отвела нас заниматься карате. А дальше уже подключился сосед Дмитрий Иванович Хамин — наш учитель живописи, такой прямо системообразующий для нас человек. У него был двоюродный брат-кореец — Сережа Королев, его мама была выдающимся советским скульптором — тетя Света Ни, а отец — художник, академик Геннадий Королев. Сережа занимался карате, имел красный пояс. Мы на пару занятий к нему сходили — занимались прямо в мастерской на улице Вавилова, среди скульптур.

То есть изначально вашим стимулом была именно самозащита?

ГТ Конечно! Разить врагов направо и налево.

КТ Меня почему-то обижали меньше. Хотя, помню, одно время называли емко и хлестко «грузин в жопе резин». Но примерно месяц борьбы за независимость — и я со всеми подружился.

ГТ Меня почему-то еще евреем называли. Я чувствовал, что хотят задеть, но долго не понимал, что в этом обидного. Мы же приехали из Тбилиси и никак не могли врубиться, что за обзывания такие по национальному признаку, у нас там такого никогда не было.

Сразу влюбились в карате или долго втягивались?

ГТ Сразу. Хотя было настолько трудно! Тренировки начинались в 8 вечера, и мы вдвоем ездили сами за тридевять земель, в Мытищи, представляешь? Сначала до «Трех вокзалов», потом до станции «Тайнинская»…

КТ Жили мы на «Динамо», дорога занимала часа три с половиной — возвращались в двенадцать – час ночи, метро почти закрывалось.

ГТ А утром в школу! Но нас от этих тренировок просто невозможно было оторвать, правда. К тому же карате ведь находилось под запретом, так что у всего этого был еще привкус опасности немножко, героизма такого. Поэтому, кстати, мы не прошли ни через какие детские или юношеские соревнования — не было этого всего в нашей жизни. Иначе, наверное, мы были бы более именитыми спортсменами.

КТ Да, атмосфера была заговорщическая. И народ, который ходил тренироваться в этот зал, был такой, знаешь, диссидентствующий — интеллигентский круг. Потому что карате было каким-то веянием Запада с Востока, что-то в нем было слегка антисоветское. Так что там прекрасные люди были, интересные многим помимо спорта.

ГТ Да, в 70-е карате было дико модным, везде открывались секции. Хотя настоящих каратистов было мало, все было абсолютно любительское. Но популярность — невероятная, в конце 70-х даже издали указ официальный «О развитии борьбы карате в СССР», а потом и федерацию создали. А самый бум начался после кино «Пираты ХХ века» — тогда в секции народ просто валом повалил. Но в начале 80-х вдруг где-то наверху решили, что советскому человеку такой спорт не нужен. Издали новые указы — и карате попало под уголовную статью. Можно было получить штраф или даже сесть в тюрьму.

КТ Людей действительно сажали, давали реальные сроки. Мы знаешь, как ходили на тренировку? В тренировочных костюмах обычных, не в кимоно, и под рукой всегда — мячи. Если вдруг кто-то чужой заходил в зал, мы такие сразу «тук-тук-тук» — играем в волейбол или изображаем ОФП. Проверки какие-то постоянно приходили.

ГТ После того как появилось общество «Память», еврейская община тоже создала какую-то такую организацию — ну, чтобы противодействовать. И Владимир Эйдлин, наш учитель, начал тренировать членов этой бригады. Занимались рукопашным боем, карате…

Именно с целью самозащиты?

КТ Да-да, самозащиты. Дежурства были около синагог — боялись нападений, провокаций всяких. Володя, наш тренер, собирался уезжать в Израиль, у него уже документы были поданы, но он продолжал тренировать этих людей. Общаться с ними было очень интересно.

ТТ4

Был ли момент, когда карате могло стать для вас профессиональным занятием?

ГТ Это никогда не было профессиональным. Профессионал получает деньги за то, что он делает. А мы только тратили. Я, к примеру, пятикратный чемпион России, но все поездки в Японию в составе сборной всегда были за свой счет. Только последний раз, когда я поехал на чемпионат мира в 1996-м, оплачивала Федерация карате. Тогда была медкомиссия, мы прошли диспансеризацию, какие-то бумаги подписали, нам выписали какие-то витамины, мы занимались чуть больше. Были короткие сборы — месяц перед соревнованиями, может быть, два. А так — всё сами, всё за свой счет.

КТ Профессиональный спорт — это когда ты с утра до вечера занимаешься спортом. А мы с утра до вечера занимались живописью, а вечерами ходили на тренировки. Ну еще и выпивали потом, конечно.

И оба входили в сборную России…

КТ Оба, но я пришел позже. Для меня карате долгое время не было спортом — скорее, сочетанием физкультуры и философии. А Гоги начал выступать на отборочных соревнованиях — чемпионат Москвы, чемпионат России — и как победитель этих предварительных соревнований вошел в сборную.

ГТ Да, и пять лет — с 92-го по 96-й — побеждал.

КТ А я два года к этому делу присматривался. У меня оно совпало с острым брачным периодом, так что мне сначала не до этого было. А потом стало любопытно: Гоги ездит куда-то, из Японии привозит чипсы всякие неведомые… И я стал выступать на отборочных соревнованиях, а в 1996 году тоже попал в сборную. Так что я трижды чемпион России.

Случалось стоять на татами друг против друга?

КТ Только на отборочных, на прикидках — мы же в разных весах выступали. Гоги был всегда легче.

ГТ Я весил 60 килограммов и побеждал в категории до 65.

КТ А я — до 70.

ГТ Позже я кроме своей категории дрался еще в командном зачете. Там, кстати, все травмы свои получил. Я с возрастом стал чуть-чуть тяжелее, весил 70–75, а в командном выступали мастодонты килограммов по сто. В 1990 году я первый раз выехал на Кубу, в Гаване были соревнования — Панамериканский чемпионат, открытый. Мы участвовали там в абсолютной категории — это когда нет ограничения по весу. Я был почти самый маленький. И мне попался чернокожий кубинский спортсмен ростом 2 метра 10 сантиметров. Проиграл я, конечно, но, в принципе, достойно вышел — даже повалил его немножко. В общем, нормально.

Первую победу помните?

ГТ Да, конечно, первое место на чемпионате Тбилиси. В то время я учился там в Академии художеств. Это было вообще как в фильме «Кровавый спорт» с Ван Даммом, помнишь? Когда на соревнования приезжают кто в золотом кимоно, кто в домотканном, кто в камуфляже. Бьются практически без правил… Крутая вещь. Вот тогда я выиграл соревнования в своем весе — 60 килограммов.

КТ А я выиграл чемпионат России в 1994-м. Мотивация была простая: мне страшно захотелось поехать куда-нибудь. Подкупал командный дух, мифы о поездках, рассказы про то, что, кто и как выигрывал. Какое-то братство такое спортивное, знаешь, прямо орден секретный. И мне захотелось в него войти. Помню 94-й год. Происходило все совершенно без пафоса: выходишь из дома в 8 утра с сумкой, едешь в метро на чемпиона­т России. Без мигалок, что называется. Едешь, а сердце-то щемит: куда я еду? А главное — зачем? Сиди лучше, рисуй! Но нет, тянет куда-то. С одной стороны, тянет, с другой — страшно. И вот я еду, потом иду от метро и так специально как бы не спешу. Пришел — и точно: опоздал на взвешивание, на свой вес не успел. Собираюсь уходить, тут тренер меня увидел: «Что ты?» Говорю: «Да вот, что-то поздно вышел, опоздал, то-се. Ну, значит в следующий раз выступлю». Он: «Нет, брат! Давай, записывайся в абсолютный». Абсолютный — это категория, где выступают независимо от веса. Я: «Как это? Я же всего 70 килограммов!» — «Ну, ничего. Там большие люди будут с тобой драться, большие — но медленные». И я выступил в абсолютном весе. Там и правда выступали огромные люди: какие-то военные, офицеры с прилегающих к Москве территорий, в кимоно цвета хаки. Страх… Но я выиграл и стал чемпионом России в абсолютном весе. Есть фотография, где я стою на пьедестале, на ступеньке первого места, а те, кто по бокам — на втором и третьем, — на голову выше меня.

ТТ5

Не возникало мысли бросить живопись?

КТ Нет, нет. Понимаешь, тогда не было этого лифта социального правильного в спорте. Можно было обвыступаться и увешать себя медалями, но как ты будешь жить и кормить семью — это была только твоя личная проблема.

ГТ Это сейчас карате стал олимпийским видом спорта, что тоже очень важная история. Совсем другое финансирование, деньги, социальные гарантии, пенсии — все серьезно.

КТ А раньше просто долбились насмерть и потом разъезжались на метро по своим убогим квартиркам — кривые, косые, с подбитыми глазами. Помню, как приезжал домой с кубком или с медалью. Такой весь возбужденный, говорю жене: «Оль, я — чемпион России!» А она такая: «Ага, поставь кубок вот здесь. И пока не закрылось — сходи за хлебом, потом с ребенком погуляй».

Почему вы все-таки продолжали? Что вас так держало?

КТ Потому что нам спорт не важен был, ну вот совсем. Важно было само карате. Карате — это огромный мир, а спорт — довольно узко взятая задача.

ГТ Карате — искусство, на сто процентов. Вот, например, ты любишь готовить. Можно все время готовить то, что у тебя хорошо получается, а можно осваивать что-то новое, сложное, изучать традиции, пробовать незнакомые рецепты. Это очень похоже на живопись: никогда нельзя сказать «все, я научился».

КТ В спорте важен результат, а нам всегда был важен процесс. Вот почему мы не спортсмены.

Кто был вашим первым настоящим учителем?

ГТ Сенсей Владимир Эйдлин, к которому нас отвела мама. Сам он был психологом по образованию, но в карате достиг большого мастерства. Он был учеником Сато Тэцуо. Кажется, тот был каким-то торговым представителем японским и параллельно много лет преподавал карате в МГУ. Там сформировалась очень жесткая иерархия: лучший ученик, средний, худший, — и прямой «доступ к телу» был почти невозможен, он тренировал только избранных, человек десять. Я его много раз видел, но почти никогда с ним не тренировался. Но когда Советский Союз развалился, сюда стали приезжать другие японские сенсеи, а потом и мы стали ездить в Японию.

КТ Хотели погрузиться в эту историю как можно глубже. Тренировки, семинары — всё оплачивали сами. Наскребали.

Жены нормально реагировали?

ГТ Нет, отрицательно. А я говорил: «Тебе лучше будет, если я эти деньги пропью?»

КТ Зато сувениры! Всякие конфетки, чипсы, шарфики. Помнишь, ты бананы из Дубая один раз привез, зеленые?

ГТ Да-да, нам их подарили: зеленые бананы квадратные — диковина. Оказалось, что их не едят сырыми, только готовят. На вкус типа картошки, странная какая-то еда.

Расскажите еще про японских сенсеев.

ГТ Главные встречи — это Накахаши-сенсей и Мабуни-сенсей. К сожалению, Мабуни-сенсей умер. Я с ним познакомился в 2000 году, ему было 80, а умер он в 97 лет. Это сын основателя нашей школы, патриарх настоящий. Абсолютно уникальный человек. Я встретился с ним на Корсике.

КТ Мы поехали туда на всемирный семинар нашей школы. Там, на Корсике, жил наш главный учитель — Хидитошу Накахаши, Накахаши-сенсей. Каждый год в августе он проводил семинар — такой лагерь десятидневный, два раза в день тренировки. Со всего мира приезжали ребята. Раньше этот семинар проводил Кэней Мабуни, сенсей, сын великого Кэнвы Мабуни — основателя стиля сито-рю. Он женился на корсиканке и много лет жил на Корсике, открыл там школу карате. Все тренировки и семинары два раза в день — в роще около моря.

ГТ Помимо тренировок там очень много разговоров велось, с утра до вечера.

О чем беседуют вокруг карате?

КТ Очень много задают вопросов сенсею: про технику, про историю, где, например, сенсей научился этому, где — тому…

«Этому» и «тому» — это чему? Технике?

ГТ Технике, дыханию, бесстрашию. В карате есть четыре главные составляющие. Первая — это «мецке», взгляд, — ты должен тренировать умение видеть, точнее, предвидеть движение противника. Вторая — это скорость, третья — сила, четвертая — бесстрашие.

КТ Именно в такой последовательности, сила — только на третьем месте. И тренируют каждую составляющую отдельно.

ГТ Например, взгляд — он может быть общий: на ситуацию, на стратегию, на ландшафт. Заходишь в комнату — ты должен сразу зафиксировать, где что или кто стоит, на каком расстоянии, как этот предмет в случае опасности можно обойти или использовать. Это очень похоже на тренировки спецслужб. Или, например, ландшафт: ты занимаешься на природе, в лесу или в спортивном зале. Соответственно, как ставить ногу: на землю одним способом, на ровный пол — другим. Потому что неустойчивое положение в драматической ситуации может стать смертельной ошибкой. И все это ты чувствуешь глазами, взглядом внешним и внутренним, — это и есть мецке. Такой подход, кстати, часто переносят на отношения, на бизнес-стратегии.

КТ Скорость тоже очень важна. Точнее, не скорость, а тайминг: быстрота твоего движения в нужный момент. Можно быть не очень быстрым, но сделать правильное движение вовремя.

ГТ Скорость реакции, скорость мысли — это все здесь. А потом идет бесстрашие.

КТ На самом деле иногда бесстрашие на первое место выходит. Но я бы сказал, что все эти составляющие равнозначны. Точнее, сила — наименее важная. В боевых искусствах как в жизни: иногда выигрывает человек физически слабый, потому что побеждает башка, тактика, умение видеть ситуацию и вот этот знаменитый тайминг.

Как вычленяют каждую из этих составляющих во время тренировки?

ГТ Все развивается вместе. Сначала осваиваешь кихон — это базовые приемы, азы: дыхание, постановка тела. Потом ката — последовательность движений во время боя с воображаемым противником, и кумите — собственно бой, спарринг. И когда ты все это тренируешь, у тебя развиваются глаза, сила, скорость и бесстрашие. Но помимо тренировок очень важны соревнования.

КТ Да, бывает, что человек в зале творит чудеса, а когда вокруг публика или идет настоящая драка, реальное столкновение, нападает ступор — человек ничего не может сделать. А что касается скорости и тайминга, здесь иллюстрация — знаменитый бой Джорджа Формана с Майклом Мурером, когда Форман после огромного перерыва решил снова выйти на ринг. Ему было к тому моменту 45 лет, а Мурер был действующий чемпион мира — молодой, быстрый, намного сильнее Формана физически. Бой стал развиваться по классическому сценарию: Мурер долбил Формана со страшной силой. А тот, поскольку был опытный, с огромной многолетней практикой и адреналинового страха не имел вообще, вел бой с очень правильным видением: дождался верного момента, сделал не очень быстрое, но точное движение, а главное — вовремя. И феноменально выиграл, отправил в нокаут человека, который был намного его сильнее. Это вошло в историю спорта: победа не за счет силы и быстроты, а за счет спортивного интеллекта.

Не жалеете, что перестали выступать?

КТ Могли, конечно, еще посоревноваться — мне было 27, Гоги — 29, когда мы закончили, это не критичный возраст для карате. Но приоритеты все-таки с возрастом меняются.

ГТ В какой-то момент ты это перерастаешь. Важно понимать, что карате как спорт страшно ограничено правилами: огромное количество техник просто не изучается вообще, они даже запрещены. А их целый океан. Но кроме этого есть масса всего, что мы обсуждаем с сенсеем на семинарах или между тренировками, — исторические аспекты какие-то, психологические, это нескончаемый поток вопросов.

КТ Расшифровка одного и того же движения, например, или почему защита делается таким способом, а не другим. Разные школы, традиции — это все дико интересно.

Как карате влияет на вашу жизнь вне спортивного зала?

ГТ Для меня это давно как наркотик — потренируюсь, и в организме какой-то комфорт наступает. Это химия, конечно, ничего таинственного — эндорфины, адреналин. А еще, поскольку я занимаюсь всю жизнь искусством, живописью, — карате дает мне какой-то очень важный стержень, самодисциплину. Я, может, спился бы уже давно, а так — могу собраться.

КТ С точки зрения жизни, карате — это бесконечный процесс поиска идеальных каких-то состояний, движений, которые влияют на голову. Гармонизация личности постоянная. Тебе кажется, что ты можешь приблизиться с помощью этих упражнений и техник к внутренней гармонии и внешней. Ведь эстетическая составляющая в карате тоже очень важна. Массу времени каратист тратит на оттачивание движений и поз: смотрит в зеркало — не отклячена ли жопа, как стоит нога, как повернут палец. Японские учителя в этом смысле вообще сумасшедшие: будут десять лет тебе поправлять палец — миллиметр туда, миллиметр сюда.

ГТ Кстати, спортивное карате грешит тем, что там в показательных выступлениях уходят от истинного предназначения каждого движения. То есть делают, чтобы было красиво и, например, очень быстро. А в жизни, может быть, не так красиво, но и не так быстро нужно сделать, чтобы эту технику применить.

Как проходит ваша стандартная тренировка?

ГТ Я разогреваюсь, потом делаю немножко кихон — удары защиты. Потом ката. Лет десять назад мой учитель показал мне технику хафа — «белый журавль». Сказал, что из-за прошлых травм мне полезны такие оздоравливающие движения для суставов. Вот их я и делаю.

КТ А меня лет семь назад страшно увлек бокс, так что я теперь карате занимаюсь редко.

ТТ9

Вам приходилось в обычной жизни использовать боевые навыки?

КТ В молодости была большая история у нас в Сухуми. Мы победили дикую банду каких-то гаденышей с вилками и ножами — прекрасная драка была, прямо нарядная. Мне было 14 лет, Гоги — 16. Мы приехали с отцом и его второй женой в какой-то дом отдыха, министерский. Отдыхаем, гуляем и вдруг встречаем Степана Михалкова.

ГТ Я со Степой учился в МАХУ, в Училище 1905 года, мы дружили.

КТ В общем, встретились, объединились в компанию — плавали, ели-пили, радовались жизни. И вот как-то возвращаемся с пляжа и видим, что какие-то ублюдки бросают камни в собак, в несчастных щенков, — прямо булыжниками огромными пытаются их забить. Мы за собак заступились, и началась драка. Нас трое, а их человек 10–12. Мы к тому времени уже занимались карате, Степан тоже крепкий был — такой спортивный мужчина лет 16–17. Мы стали бить их и прямо гнать по пляжу. Это были короткие схватки — тут одного повалишь, там второго… Драка была прекрасная, потому что мы стали побеждать — приемы карате наши помогли. Да и Михалков тоже гениально дрался: он их топтал просто — вминал в песок, буквально прыгал на них и кричал: «Ну что, получайте, канальи!» Я помню это выражение, мне оно ужасно понравилось — литературное такое. В общем, мы их хорошо отделали, но они не успокоились, повынимали какие-то вилки с ножами. И тогда уже вмешался Никита Сергеевич — вызвал какого-то старейшину пансионата, и тот угомонил эту банду.

Это детская история, а во взрослом возрасте?

ГТ Была очень серьезная уличная драка в Париже. Мы были вчетвером: я, Костя и наш друг Коля Каменев с сестрой Катей. Немножко выпивали, а часа в три ночи поехали за сигаретами для Коли в табачную лавку на Пляс-де-Клиши — как сейчас помню, на маленьком Reno Clio. Коля вышел из машины, и его толкнули какие-то арабо-чернокожие ребята.

КТ Сенегальцы, это были сенегальцы.

ГТ В общем, мы страшно с ними подрались.

КТ Дико долго все происходило, как в замедленной съемке.

ГТ Страшно долго. Мы по-настоящему били их — какие-то применяли броски, приемы. А когда приехал полицейский автобус — с прожектором, с громкоговорителем, — эта банда растворилась, как будто и не было. Полицейские спрашивают: «Вы как, живы?» Я говорю: «Да идеально с нами все вообще». Тут выбежали из кафе французы, говорят: «Мы такого не видели никогда! Как в кино! Вы молодцы!» Ну и хорошо, мы остались там — на капот поставили бутылку пива, стали победу отмечать. Полиция уехала. И вдруг этих набежало в два раза больше — на каждого из нас накинулось человек по шесть. Мы подумали: «Ах, так, канальи, сейчас мы вам еще покажем!» И началась вторая серия. На самом деле мы были просто на волоске: Катя увидела боковым зрением, как они доставали ножи. Тут она дико завизжала на чистом французском: «Уберите ножи! Их всего трое, а вас сорок человек!» И произошло чудо — они и правда ножи убрали. В какой-то момент я, увидев, что их до хрена, встал спиной к машине и продолжил отбиваться. Но меня выманили вперед, и вдруг я почувствовал, что типичным регбистским приемом — а во Франции очень регби развито — один из них просто впрыгнул мне в ноги. Сбили на землю, и я там вертелся на спине. А потом кто-то прыгнул на мою голову. Нокаут, амнезия полная — дальше я ничего не помнил.

КТ Я говорю: «Колян, давай Гоги с его огромной головой домой отвезем. Врача потом вызовем, а пока поехали их искать. В жопу это карате, давай просто машиной их всех передавим».

ГТ Я проснулся у кого-то дома, добрался до туалета, меня вырвало. Глянул в зеркало: одна половина моя, а вторая — чужое большое распухшее лицо с отпечатком Reebok 46 размера, мне его прямо вдавили в голову.

КТ А Коле рассекли губу кастетом. При этом Коля — трубач, и у него на следующий день был экзамен, поступление в Парижскую консерваторию. Да, та еще была история…

Как вы сегодня поддерживаете физическую форму? Всем известны ваши застолья, любовь к хорошей еде и тому, что ее сопровождает. Когда вы едите шестнадцатое хинкали, думаете про завтрашнюю тренировку?

ГТ Да, конечно. Вот когда пьем шестнадцатую рюмку, тогда не думаем.

Серьезно, как это сочетается? Наутро после большой пьянки идете в зал?

ГТ Честно говоря, сейчас уже нет. По молодости — было дело, ходили.

КТ Я раньше ходил спокойно с похмелья, даже было приятно: некоторые в баню ходят, а мы — на тренировку. Но потом врач сказал, что может плохо кончиться, сердцу это ни к чему. Так что если сильное выпивание — денек лучше переждать.

Вы никогда не бросите карате?

КТ Думаю, никогда, это же вечная вещь. Карате не про умение драться, это скорее состояние головы и тела.

ГТ Да, вечная тема. Если тебе не нравится тупо отжиматься, тягать железо или бежать по резиновой дорожке, иди на карате. Получишь одновременно огромный заряд физической энергии и душевного равновесия.

С чего начать? Что самое важное для человека, который приходит в карате с нуля?

КТ Попасть к правильному учителю. Как и в любом деле, это должен быть авторитет, с рекомендацией. Ну и химия человеческая, конечно, тоже нужна.

В завершение разговора — о диете. Ограничиваете себя в чем-то?

КТ Практически нет.

ГТ Самая эффективная диета, результат которой я сразу почувствовал, — просто меньше жрать, особенно углеводы.

КТ Хлеб, макароны, вот это все.

А хинкали, хинкали как же?

ГТ Нет-нет, хинкали не считаются.

КТ Это святое. Святое не тронь.

ТТ8
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся