Men's Health. Журнал

Сильвестр Сталлоне о своем первом прослушивании и о первой театральной роли

Слай вспоминает о первых шагах в театре, которые по уровню опасности ничуть не уступали ролям в боевиках.
Сильвестр Сталлоне в фильме «Ночные ястребы» (1981)

Я отлично помню свои первые актерские пробы. Я хотел получить роль в пьесе «В раздоре с миром и судьбой», режиссером которой был Сэл Минео (американский киноактер, переключившийся на театральную режиссуру в конце 60-х). Я пришел на коллективное прослушивание и стоял на испепеляющей жаре возле театра три часа, ожидая, пока меня позовут. Я должен был читать реплики парня по имени Рокки (герой пьесы, не имеющий отношение к фильму «Рокки»). Попав наконец внутрь, я увидел Сэла Минео в соломенной шляпе и с серьгой в ухе. Когда я поднялся на сцену, он сказал мне: «Постарайся быть угрожающим». Я был очень угрожающим. Я оттолкнул рабочего сцены, раскидывал по подмосткам стулья… я превзошел сам себя. Но Минео ограничился замечанием: «По мне, так это смотрится не особо угрожающе». Тогда я спрыгнул со сцены, сунул палец ему под нос и прорычал: «Повтори это сейчас, когда я не на свету. Повтори, что я не угрожаю тебе». Минео ответил: «Ок, ты мне угрожаешь, но я не думаю, что ты годишься на роль». И я ушел. За последующий год я довел до совершенства искусство получать отказы.

А моей первой ролью стал Минотавр в спектакле «Желание, пойманное за хвост» по единственной пьесе Пабло Пикассо. Он был поставлен очень далеко от Бродвея — на Пелем-Паркуэй в Бронксе. Что интересно: у меня был хвост, парик, изображавший лобковые волосы, и огромный фаллический символ, свисавший до колен.

Мы играли эту пьесу три недели перед аудиторией, колебавшейся в районе семи человек. Затем режиссер решил, что нужно изменить концовку, где девушка, исполнявшая роль Ангела Смерти, убивает Минотавра. Он дал ей огнетушитель и в первый же вечер, когда мы представляли эту версию финала, она вышла, танцуя, в костюме из алюминиевой фольги, шифона и блесток и выпустила мне прямо в лицо струю углекислого газа. Это было похоже на мгновенную заморозку! Мои губы заледенели, так что не разомкнуть, с глазам то же самое — и я схожу с ума, потому что хочу убить режиссера! Меня спешно госпитализировали и потом отогревали лицо специальной лампой. Оно вместе с шеей покрылось коричневыми пятнами, которые сходили месяца четыре.

После этого инцидента шоу закрыли. Выздоравливая, я даже подумывал бросить актерство и податься в пастухи. Но устроился вместо этого в зоопарке Центрального парка убирать клетку льва, который каждый день окатывал меня пятиметровой струей мочи. Но я все равно был одержим идеей стать актером.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся