Men's Health. Журнал

Сергей Ракша: «Бизнес — это самовыражение»

Основатель сервиса SmartSharing поговорил с Men’s Health о пользе огромных долгов, бесполезности высшего образования и глупости представлений, будто в бизнесе все уже поделено до нас.
IMG_9110.jpg

Вечный вопрос, который, несмотря на избитость, продолжают задавать бизнесменам, обсуждают на тренингах и всевозможных бизнес-блогах: предпринимателями рождаются, становятся? О чем ваш опыт говорит?

На самом деле я много общался с разными людьми, и в том числе с настоящими бизнесменами, не с теми, у кого сто тысяч подписчиков, а с теми, кто бизнес сделал.

У кого десять миллиардов долларов.

Да-да, и с такими, работал с несколькими такими людьми. И по наблюдениям за ними и, самое главное, по их собственному мнению, бизнесменом может стать человек, который обладает определенным набором психических качеств. Это самое главное. По большому счету это набор акцентуаций, то есть психических потребностей: быть в центре внимания, добиваться власти, быть важным. Определенный набор различных психических качеств может привести к успеху.

Деловому успеху?

Вообще, неважно, в какой сфере, но в предпринимательстве, конечно, в том числе. За тобой должны хотеть идти люди, ты должен быть для них лидером. Я не верю в мотивацию только за деньги, они важны, но не в первую очередь.

Должна быть какая-то идеология?

Скорее чувство уверенности. У большинства людей, которые работают по найму, главная потребность — ощущать себя в безопасности, а это возможно только рядом с настоящим лидером. Еще не должно быть привычек бедности.

Что это такое?

Акции, скидки, промокоды, карты лояльности — очень это все не люблю и никогда не пользуюсь. Это, с одной стороны, крючки, на которые нас пытаются насадить маркетологи, с другой — постоянная трата времени на оформление. А желание получить какую-то халяву — хоть льготную поездку на метро по карте студента, хоть джет до Ниццы со скидкой — это и есть привычка бедности. Ты постоянно тратишь время на то, чтобы придумать, как сэкономить, а мог бы потратить его на то, чтобы больше заработать.

Такой взгляд у вас появился вместе с сознанием предпринимателя?

Которое, кстати, очень сильно на меня повлияло. У меня была такая проблема: я уже работал в консалтинге и зарабатывал приличные деньги, но не разрешал себе тратить: купить, например, машину выше какого-то уровня.

Конечно, а вдруг что случится? Нужно иметь запас!

Да, живешь, все время оборачиваясь на то, что, а вдруг будет плохо. Вот когда забываешь, что может быть плохо, и думаешь, что все будет только офигенно, тогда проще, на мой взгляд. Я понимаю, что решиться, наверное, на это сложно, но тем не менее можно. Просто мышление меняется.

Своими словами

Как, несмотря на плотный график, Сергею удается держать в порядке и тело, и голову.

  • Про активность

«Юваль Ной Харари в своей книжке „Сапиенс“ пишет, что люди в доаграрную эпоху доживали до 80 лет, а с приходом цивилизации продолжительность жизни сократилась чуть ли не вдвое. Собиратели и охотники много двигались, у них были мощные нагрузки, и при этом интервальные. Я отказался от спортзала и других скучных занятий. Вместе с друзьями (всего нас 16 человек) мы три-четыре раза в неделю по утрам занимаемся чем-нибудь, где есть интервальные нагрузки: футбол, водное поло, сквош, „Гонки героев“ всякие. Что-то веселое, азартное, нормальная мужская тестостероновая штука».
  • Про еду

«У меня много ограничений, связанных с тем, что у меня непереносимость лактозы. Много не надо: выпил кофе со сливками — вырубает на полдня. Я очень внимательно выбираю блюда и привык от многого отказываться. Почти во всех десертах так или иначе есть молоко, и вот я почти отказался от сладкого и сахара. Периодически провожу эксперименты: например, устраиваю низкокалорийную диету или исключаю мясо и слежу, как реагирует организм, меняется тело. А вот палеодиета не зашла совсем: продержался три-четыре дня, а потом перестал себя контролировать и пошел жрать огромный бургер. До тренировок я не ем вообще ничего, затем около 10:30 плотно завтракаю, в 14:00 — обед, потом еще два приема пищи: в 19–20 часов и еще раз сильно позже. Да, я ем на ночь — у меня много поздних встреч».
  • Про голову

«Я немного занимаюсь медитацией и дыхательными практиками. Мой любимый способ входить в медитативное состояние — долго ехать за рулем. Я вхожу в состояние, в котором меня не волнуют абсолютно дела бытовые какие-то, задачи оперативные — я просто творю, мыслю. Получается, что механически ты чем-то занят, а мозг полностью освобождается».
IMG_8919.jpg

А что еще приходилось преодолевать на пути превращения из обычного человека в человека предпринимающего?

На мой взгляд, человек растет, когда сталкивается с трудностями, и чем с большими трудностями он столкнулся и преодолел их, тем больше он вырос. Десять лет назад я был младшим партнером в небольшом бизнесе, мы занимались рекламными конструкциями. В один момент инвестор вывел свои средства, и на мне повис долг 25 миллионов рублей – тогда почти миллион долларов. Я как физическое лицо был поручителем по кредиту, а мне в тот момент чуть больше двадцати лет. Вот это был интересный опыт!

Как выпутывались?

Пришлось договариваться с банком, реконструировать задолженность, причем в банке понимали, что это не совсем мой долг, но приходилось платить. Два года каждый месяц я отдавал примерно ползарплаты и такими темпами расплатился бы лет через пятьдесят. Но однажды, 14 февраля, я запомнил этот день…

День святого Валентина.

Именно. Я прихожу в кассу банка и на автомате говорю: «Номер договора такой-то, хочу внести деньги». А мне отвечают: «Нет, не надо, мы не можем у вас принять, все, займ закрыт». Что такое? Меня отправили к зампредуправления, с которой я раньше общался, и она объясняет: «Мы у партнера твоего отвоевали какую-то недвижимость, продали — и всё!» Звоню партнеру и говорю: «Я тебя люблю!» 14 февраля — такая вот веселая шутка.

Первый предпринимательский опыт, который закончился долгом в миллион долларов, получается, совсем вас не отвратил от бизнеса?

Вообще, когда ты должен очень много денег и понимаешь, что как наемный сотрудник можешь заработать максимум 50–60 тысяч рублей (а для меня это была большая зарплата), ты пытаешься придумать, как из этого выползти, – в голове постоянно крутятся мысли, что бы еще предпринять. Кстати, очень приятный бонус: когда вдруг начинаешь снова распоряжаться полной зарплатой, а не только половиной, это прикольно.

С какими еще страхами удалось расстаться?

В те времена я мог бояться, что на меня подадут в суд и тем более против меня суд выиграют. Или те же займы: мне от родителей досталось представление, что любой кредит — это кабала. То есть я, например, не мог себе ничего позволить купить в кредит, потому что родители считали бы, что я в рабство продан, и очень многие окружающие так думали. Сейчас все-таки к кредитам стали относиться спокойнее.

Вы опровергаете еще один сильный в нашей местности стереотип — о необходимости высшего образования. Взяли и бросили химфак МГУ. Почему?

Мне было почти 19 лет, второй курс, и тогда я уже зарабатывал неплохие деньги в продажах, алкоголем занимался. Вот потом стал более того — замгендиректора, потому что заключил крупную сделку с очень крупным заводом шампанских вин. Заработал. Одновременно предложил открыть бизнес по рекламным конструкциям, и открыли мы фабрику: в Королеве у нас было производство, классные клиенты — все прикольно. И когда я приходил в вуз свой, на химфак, где была разруха, а преподаватели вместо своей дисциплины меня учили жизни…

Это было диковато?

Я тогда уже ездил в машине с водителем. Чему меня могли научить эти преподаватели, я уже не понимал, оставил университет и стал заниматься бизнесом. Диплом у меня никто никогда не спрашивал, даже когда я сам преподавал на курсах повышения квалификации Московского педагогического университета.

Сергей Ракша

Идея сервиса SmartSharing, когда вы развивали собственный таксопарк. Не страшно было идти в эту сферу, о которой много чего болтают?

В какой-то момент я просто перестал кого-либо слушать. Когда ты боишься или думаешь, что «все уже поделено», ты не сможешь ничего добиться. Так было и с такси, и с сервисом выплат водителям, с которым мы буквально захватили рынок.

И та же история с на первый взгляд странной идеей: люди дают вам свои гаджеты, чтобы вы их давали в аренду шоферам и курьерам.

Занимаясь таксопарками, мы заметили, что многие водители, отказываясь от аренды автомобиля, продолжают арендовать у нас планшеты и смартфоны. Задумались об отдельном сервисе и за неделю собрали десять тысяч заявок. Через месяц мы уже сдали 1700 гаджетов и поняли, что этот рынок просто гигантский. Только вот больших инвестиций не удалось привлечь: идея странная, идея свежая, непроверенная.  

И аудитория тоже странная – многим наверняка кажется ненадежной.

Да, многие наслышаны, что порой приходится гоняться за водителями, чтобы машину вернуть, а здесь телефоны. Тогда мы решили протестировать такую штуку: P2P-сервис, когда мы являемся управляющей компанией, к нам частные инвесторы носят свои телефоны, и мы их сдаем. Зарабатываем на управленческой комиссии. Доработали эту схему, включили, придумали, как застраховать инвесторов от рисков кражи, порчи или потери устройств, и в марте этого года запустили сервис.

Телефоны стали разрываться?

Нет — ноль! Никого не было. Мы заявили о себе на конференции «Территория инвестирования», люди, которые меня знали, интересовались, задавали вопросы. У нас есть все: создана инфраструктура, наняты менеджеры. Никого нет. Ну не получилось, ну не смогли мы убедить людей, что так можно делать. И тут потихонечку, потихонечку начали приносить смартфоны. А в апреле начался вал: к нам начали приходить и приносить кто телефоны, кто деньги на закупку. Пару раз бывало, что сайт не выдерживал потока инвесторов.

Кто теперь ваши инвесторы?

Сейчас это 1200 человек, средний размер инвестиций — около полумиллиона рублей. Есть несколько инвесторов, у которых 2000 устройств или около того, то есть это около 30 миллионов рублей, а все остальные — более мелкие. Совершенно разные люди: есть и профессиональные инвесторы, есть чуваки из списка «Форбс», которым стало интересно, как это работает. В офисе у нас одно время были очереди, поэтому сначала пришлось сделать минимальный вклад в десять устройств, потом в тридцать устройств, и казалось, что мы тут перегнули палку, но, судя по всему, придется снова поднимать порог. Мы же, кстати, принимаем средства и в криптовалютах — это многих привлекает.

У криптовалют большое будущее?

Да, безусловно. Я вижу, что очень скоро у нас абсолютно привычные, обыденные процессы будут завязаны на крипте или на блокчейне. В частности, у меня сейчас новый проект, выросший из шутки. Лотерея — абсолютно прозрачная! Сейчас в блокчейн-лотереях даже я с физмат-лицеем за плечами не могу разобраться, а тут все будет чисто и ясно. Каждый видит, кто сколько внес денег, а розыгрыш будет проходить через рандомайзер, которых полно в открытом доступе.

Есть ощущение, что вам в принципе все равно, чем именно заниматься.

(Смеется.) Вообще — да!

Но есть же какие-то запретные зоны?

Есть вещи экологичные и неэкологичные, у каждого человека они свои. Кто-то, например, не будет заниматься гомеопатическими лекарствами, потому что не верит в то, что существует гомеопатия: как я, например. Я бы этим заниматься не стал. А вот продавать оружие я бы смог. Какая разница, люди все равно друг друга убивают, купят не у меня, так у кого-нибудь другого, то есть это для меня не показатель. Огромное количество моих знакомых занимаются бизнесом не из-за денег, а потому, что их дело, то, что они создают вокруг себя, — это они сами и есть, это их самовыражение. Мало кто из миллиардеров уходит на покой, потому что тогда они потеряют себя. Без этого ритма жизни, огромной ответственности ты просто хрен с большим количеством денег.

Неинтересен.

Да. А миллиард все равно не успеешь потратить.

Своими словами

Сергей Ракша раскрывает три слагаемых своего успеха

1. Продавай не себя и не свое время, а ценность, которую ты несешь

Количество денег у человека — отражение того, какую ценность он дает окружающим. Кому-то, неважно кому. Компаниям, людям, обществу — неважно. Ты можешь быть крутым артистом или музыкантом, художником, врачом, юристом, политиком. Не требуй типа «дайте мне», иди сделай что-нибудь. У меня куча сотрудников сейчас, только в «Смартшеринге» у нас больше сорока сотрудников, в других компаниях еще около тридцати. Единицы приходят и говорят: «Слушай, чувак, вот я тебе сделаю вот это — хочу за это вот столько». В основном бывает так: «Повысь мне зарплату». — «А почему я тебе должен повышать зарплату?» — «Я давно работаю». Но «давно работаю» для меня не ценность! Ценность — это то, что увеличивает стоимость, улучшает процесс и т.д. Мало кто так делает. Я всю жизнь так делал.

2. Продавай себя дорого

Мы сделали видеокурс, который продает платформа на «Территории инвестирования». Они говорят: «Обязательное условие — вы делаете персональный коучинг». Отвечаю: «Окей, это будет стоить 300 тысяч рублей». Я думал, ну, это такой заградительный барьер, я не хотел работать ни с кем лично. Блин, стали покупать! Короче говоря, коучинг начали покупать сильно больше, чем у тех, кто стоит 100 тысяч, 150 тысяч и т.д. И я ведь не очень медийный чувак. Причем из двадцати человек, которые купили этот коучинг, по-моему, восемь ко мне даже не пришли. Они просто позвонили, задали мне пару вопросов — и всё. Но при этом есть люди, которые готовы делать эту работу за 10 тысяч. Я думаю, что, если бы я назначил миллион, было бы тоже много покупателей. Вот тут сплоховал.

3. Старайся понимать потребности других людей

Думаю, это самый главный секрет достижения успеха и в бизнесе, и, наверное, в других сферах тоже. Очень рекомендую изучить психотипирование. Системы есть разные, я пользуюсь той, что принята в тесте MMPI («миннесотском тесте») — разделение на психотипы с психическими акцентуациями. То есть четко: вот я смотрю на человека и считываю, что он любит, чего он избегает, к чему стремится. Например, он привык, что его гладят по головке, когда он старается. Я понимаю, что если мне нужно с этим человеком чего-то добиться, я просто должен по головке его гладить регулярно. Я работал с крупным бизнесменом, для которого главным было ощущение собственной охрененности, и ты просто сидишь и говоришь: «Да, ты охрененный». Когда ему назвал цену за свою работу в офисе — 100 тысяч рублей в час, — он ответил: «Я тебя покупаю». 800 тысяч в день, я проработал месяц. И ведь он мне заплатил! Половину.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся