Men's Health. Журнал

Бойцы — в воду: героизм морпехов России в борьбе с сомалийскими пиратами

6 мая 2010 года морские пехотинцы ВМФ России освободили захваченный сомалийскими пиратами танкер «Московский университет». Men's Health вспоминает, как все было на самом деле.
Танкер «Московский университет»

5 мая, около семи часов утра

Индийский океан

Капитан «Московского университета» Юрий Тульчинский замечает две потрепанные моторные лодки, скользящие вслед за танкером. До ближайшего берега — 600 километров. В танках судна — 86 тысяч тонн сырой нефти стоимостью $52 миллиона, экипаж — 24 человека. А в лодках, которые приближаются к танкеру, — 11 худых чернокожих мужчин с фигурами как у подростков. Это сомалийские пираты. На капитана смотрит человек в выцветшей майке, рядом другой разбойник — в шортах с надписью Manchester United. Меньше чем через сутки он будет убит.

Около двух часов «Московский университет» маневрирует, пытаясь не подпустить пришельцев к бортам; моряки отбиваются из водометов. В конце концов сомалийцы открывают автоматный огонь, громыхает выстрел из гранатомета. Затем им все-таки удается закинуть абордажные лестницы на борт безоружного судна. Пираты режут колючую проволоку, которой, обычно, по периметру обмотаны суда, идущие в опасных местах. Вот они уже бегут по палубе «Московского университета».

5 мая, 08.00

Остров Сокотра, республика Йемен

А теперь перенесемся на сотни миль от «Московского университета», к острову Сокотра. На берегу торчат шапки драконовых деревьев, похожие на шляпки гиганских грибов. В порту Хадибу стоит на профилактическом ремонте российский противолодочный корабль «Маршал Шапошников». С 2008 года океанские воды в окрестностях Африканского рога патрулируют корабли 24 государств, и «Шапошников» — один из этих истребителей пиратов.

Капитан Ильдар Ахмеров заходит в ходовую рубку и вдруг слышит сигнал на коротких волнах (их не принято использовать без серьезного повода): «Говорит «Московский Университет»... На нас нападают пираты». Около часа танкер и боевой корабль поддерживают связь, в 8.50 рация замолкает, «Маршал Шапошников» выдвигается на помощь. В это же время австралийский самолет P-3 летит на разведку и устанавливает точные координаты «Московского университета»: до захваченного судна — 600 километров. На борту «Маршала Шапошникова» — 220 человек: команда судна и морские пехотинцы, тщательно отобранные боевые офицеры и солдаты-контрактники.

5 мая, 08:50

Индийский океан

Капитан Тульчинский дает команду заглушить двигатель и уводит экипаж в румпельное отделение — укромное помещение на корме танкера, откуда при необходимости можно управлять судном и блокировать системы навигации наверху, в ходовой рубке. Капитан и экипаж действовали безупречно, то есть по инструкции. Небольшое промедление — и команда могла попасть в плен, а в этом случае штурм был бы невозможен. Сомалийские пираты стараются не убивать заложников, ведь их основной бизнес — получение выкупа за судно и экипаж. Но попадать к пиратам все равно не хочется никому. Так, в 2008-м экипаж украинского танкера «Фаина» провел в плену шесть месяцев. Капитан судна до освобождения так и не дожил — умер от сердечного приступа.

Откуда взялись сомалийские пираты

В 1988 году в Сомали началась гражданская война, после чего страна распалась на ряд самопровозглашенных квазигосударств. Федеральное правительство контролирует только часть столицы Сомали — Могадишо. Единственная серьезная возможность заработать в нищей стране — разворовывать грузы гуманитарной помощи или получить выкуп за захваченное судно. Аденский залив тянется вдоль берега Сомали — это фрагмент одного из самых оживленных морских маршрутов, кратчайший путь из Европы в Азию. Сомалийских пиратов встречают не только в Аденском заливе, они нападают на суда по всей акватории Индийского океана, в том числе и у берегов Индии. В 2009 году в Аденском заливе было зафиксировано 117 нападений морских пиратов. Отправка в опасный район кораблей для патрулирования несколько снизила число нападений — до 53 в 2010 году.

Цифры

1118 моряков сомалийские пираты взяли в заложники в 2011 году, 24 человека было убито бандитами.

31 раз в 2011 году пираты из Сомали получали выкуп. Всего им было выплачено окол­о $160 млн. Рекорд — $13,5 млн за греческий танкер Irene SL, захваченный в феврале 2011-го.

$6,6–6,9 млрд было потрачено в 2011 году на борьбу с пиратством (услуги вооруженной охраны, средства защиты танкеров вроде звуковых пушек или водометов). В том числе $2,7 млрд пошло на увеличение скорости судов.

Источник: One Earth Future Foundation

[GALLERY_H]

5 мая, 09:00 – 6 мая, 01.30

Около четырех часов пираты ищут команду на 240-метровом танкере. Они ломают все двери, которые попадаются им на пути, и так доходят до румпельной рубки. Тут они тоже пытаются рубить двери, стреляют из автомата через технические отверстия. Экипаж баррикадирует вход изнутри швартовыми канатами. В какой-то момент пиратам все-таки удается чуть отогнуть металлическую обшивку двери, но вытащить тяжелые, длиной около двухсот метров, канаты сомалийцы так и не смогут. Тогда они поджигают швартовые канаты, а моряки тушат огонь из огнетушителей.

6 мая, 1.30

Море, волны и черная, как нефть в резервуаре танкера, ночь. «Маршал Шапошников» добирается до танкера за 18 часов и встает в 200 метрах от захваченного судна. В воздух, не включая фонари, поднимается вертолет Ка-27. За его штурвалом сидит подполковник Владимир Ковальчук. План — высадить штурмовую группу, но, услышав шум винтов, пираты открывают огонь. «Весь экипаж у нас в заложниках», — блефует лидер сомалийцев. Капитан Ахмеров ведет переговоры, а в это время к штурму готовятся бойцы: 24 человека, разделенные на группы по 8 морпехов. Соорудив на лодках защитную стену из бронежилетов, они отчаливают от «Маршала Шапошникова». Пираты немедленно открывают огонь. Как вспоминал позже участник штурма подполковник Андрей Ежов: «Пули ложились совсем рядом. Одна просвистела прямо у меня над ухом — я уж подумал, что сейчас заденет».

6 мая, 05.00

Морпехи зажимают сомалийцев огнем в ходовой рубке — стреляют с лодки, вставшей в отдалении от танкера, помогают залпами с корабля. В это время двум группам наших бойцов все-таки удается добраться до «Московского университета». На борт в том месте, где пираты уже проделали дыру в проволочном заграждении, летит абордажный канат. Один из морпехов, скинув тяжелый бронежилет, карабкается по канату и спускает вниз пиратские лестницы. Пара минут — наши бойцы уже на борту. Корот­кая ожесточенная перестрелка (в этот момент погибает уже знакомый нам пират в шортах Manchester United, четверо других ранены). «Мы выходим», — передает по рации лидер сомалийцев. Вся операция занимает ровно 22 минуты.

6 мая 5.30–20.00

Ни один из морских пехотинцев и моряков при захвате не был ранен, лишь у одной из штурмовых лодок прострелен борт. Врачи оказывают раненым сомалийцам первую помощь, а в это время руководство ВМФ решает, что с делать с захватчиками: везти в Москву — накладно, долго, да и не по чину что ли. Пиратам выдают минимальный запас еды, сажают в лодку и отпускают на все четыре стороны — без навигационных устройств и в 600 километрах от берега. Больше о них никто ничего не слышал.

Три вопроса участникам событий 5–6 мая 2010 года

1. Как вас изменили те события?

2. Страшно было?

3. Какой момент вам особенно запомнился?

Юрий Тульчинский,

капитан танкера «Московский университет»

1. Да никак. Какой был, такой и остался. Мне нравится, что в работе изменилось: после того случая все корабли нашей компании (ОАО «Новошип» — MH) идут по опасным местам с вооруженной охраной, специально нанимают частных бойцов.
2. Конечно, там все время были поводы для волнения. Но тут не столько о себе переживаешь, сколько за экипаж и судно. Правда, раздумывать особенно времени не было, все время находилась работа. То пираты поджечь нас пытались — мы тушили огонь, еще что-то…
3. Когда они часть двери все-таки сломали, стало не по себе. Добраться до нас пираты не смогли, мы завалили вход канатами. Но они стали стрелять через дыру в дверях, ножом пытались достать — я его выбил. Жалко, думаю, что руку пирату не сломал.

Андрей Ежов,

подполковник, во время освобождения судна руководил группой бойцов на одной из лодок

1. Это был новый опыт — работать в таких условиях. Морская пехота не предназначена для подобных операций — для освобождения заложников.
2. Самый яркий момент, когда мы наконец попали на борт «Московского Университета». Вообще, вояки из сомалийцев плохие. Били по нам наугад, не целясь. Ну и все под наркотиками. Одного мы в шею ранили, он умер потом. Подошли к нему, видим — сидит и в ране ковыряется, не понимает, что произошло.
3. За себя — нет. Это моя работа. Но со мной были ребята 19 лет, контрактники, первый раз в боевой обстановке. Когда по нам стали лупить с близкого расстояния, метров с двадцати, я смотрел — как себя поведут. Но увидел характерный оскал морского пехотинца, понял — все в порядке.

Кто такие морские пехотинцы

1. В 1705 году указом Петра I в составе русских войск был сформирован т.н. «Морской полк» — подразделение, предназначенное для проведения десантов с моря, захвата береговой линии противника или охраны своих объектов, расположенных у воды (портов, баз). Это событие и стало днем рождения российской морской пехоты.
2. На данный момент численность этого рода войск составляет 8000 человек, при этом мобилизационный компонент полностью устранен — служат только офицеры и рядовые-контрактники.
3. Каждое подразделение морской пехоты — полноценная боевая единица, с артиллерией, плавающими десант­ными машинами, разведкой, инженерами и т.п.
4. Каждый морпех владеет навыками рукопашного боя, прошел парашютную подготовку.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся