Men's Health. Журнал

«Это продолжение руки»: повар Алексей Зимин о любимом ноже

В рубрике «Арсенал» мужчина-профессионал рассказывает о том или ином заветном орудии труда. В этот раз Алексей Зимин — об идеальном воплощении поварского ножа.
Arsenal2.jpg

Arsenal Zimin.jpg

Алексей Зимин

повар, телеведущий, писатель

Поварской нож — это продолжение руки, поэтому универсальных решений тут не бывает. Кому-то тактильно приятнее деревянная рукоять, кто-то любит кость или пластик. Одним важна основательная тяжесть лезви­я и широкая тыльная сторона. Есть люди, которым удобнее двусторонняя заточка, а попадаются такие, кто согласен точить ножи только с одной стороны. Я перепробовал, наверное, три дюжины ножей разных форм, размеров и материалов, пока не нашел тот, что меня полностью устраивает. Японский Global G-2.

Он сделан из очень твердо­й стали. Настолько твердой, что его нельзя точить обычным стальным мусатом: Global просто реже­т мягкую сталь как морков­ь. Для заточки надо использовать точиль­ные камни или мусаты из а­лмазной крошки. Но если не говорить о профессиональной кухне, где режут, рубят, шинкуют и шпигуют продукты тоннами, то Global можно не точить годами.

Этот нож легкий, почти невесомый, если сравнивать с классическими золингеновскими шефскими ножами. У меня были ножи Wuesthof со стальной рукоятью, но в той стали была какая-то драматическая тяжесть и холод. Сталь Global теплая и уютна­я, нож сидит в руке как влитой. Единственное, что надо помнить: после того как нож вымыт мыльной водой — только р­уками, без посудомоечной машины (в посудомойке мыть хорошие ножи нельзя, это вредно для их здоровья), — так вот, п­осле того как нож вымыт, его надо обязательно насухо протереть, потом­у что он легко ржавеет. Даже совершенные вещи в чем-то несовершенны.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся