Men's Health. Журнал

Армия и жизнь: как работает и чем полезна психология военных

В армии — всё как в обычной жизни. Здесь работают, спят, едят, тренируются, ездят на машинах и даже возятся с собаками. Всё как везде — но всё совершенно иначе. Жизнь военных подчинена особой логике и распорядку, они решают иные задачи, у них своя психология, которая зачастую приводит их к успеху и на «гражданке». В специальной серии материалов мы будем разбираться, чем армейский опыт может быть полезен сугубо мирному мужчине.
Вооруженные силой

Сколько волка ни корми, а он все в лес смотрит. Так мужчину тянет к военной службе, и ничего с этим не поделаешь — инстинкт. Хотя, конечно, все мы понимаем, что армия — это армия: там по-прежнему заставляют по утрам застилать кровати, там по-прежнему чересчур весело (кто в армии служил, тот в цирке не смеется) и там продолжают копать от забора до обеда. Хотя и явно делают это как-то не так, как раньше. Есть моменты, когда вдруг хочется — как друзьям Тома Сойера хотелось поучаствовать в покраске забора — хотя бы временно присоединиться к этой тяжелой, но чем-то заманчивой деятельности.

В конце концов, как бы мы ни относились к армии, там есть парни, которые умеют много чего такого, что нам тоже хотелось бы уметь: время от времени они ездят на самых мощных машинах, находятся в лучшей из возможных физической форме, ввязываются в Историю с большой буквы. Да, даже у некоторых министров обороны и то есть чему поучиться.

MH решил узнать, что хорошего может дать армия сугубо мирному мужчине. Впереди у нас целая серия армейских рассказов — о службе в спецназе разных стран, технике, еде, собаках, жизни на самом большом военном корабле России. Начнем, пожалуй, с самого главного — с так называемой армейской психологии. Ты наверняка замечал, что ее обладатели зачастую очень неплохо себя чувствуют и в совершенно обычной, «гражданской» жизни: с успехом строят карьеру, осваивают новые профессии или открывают собственное дело. Чего такого особенного они узнали в армии и у кого из нас есть все шансы получить генеральские погоны — читай ниже.


Генеральская линия
Татьяна Гуделова
Татьяна Гуделова
Психолог Главного управления Росгвардии по городу Москве

10 тонкостей армейской психологии

1. Про мужскую свободу

Правда ли, что тот, кто не умеет подчиняться, не умеет и командовать? Да, потому что это и есть адекватность. Неподчинение-подчинение — это в любом случае иллюзия, такая же как «свобода», «независимость», как вот 20 лет назад мы подумали: о, я свободен, я никому не подчиняюсь. Бизнесмен: он что, никому не подчиняется? У служащего в банке — независимость? У фрилансера? Тоже иллюзия. Да, парадокс, да, теоретически, когда один мужчина подчиняется другому, — это противоречит мужской психологии. Но на практике — нет. Мы все равно подчиняемся, не только в армии, но в любой профессии. И дело тут в том, что в любом случае один и тот же человек одновременно руководит и одновременно подчиняется кому-то.

Где грань между тем, что ты просто подчиняешься и учишься таким образом командовать? Грань — ощущение самостоятельности. Не бояться, не пресмыкаться, не погружаться в чистое исполнение чужой воли, а именно уважать авторитет. Пресмыкаться — не достоинство. Ты можешь беспрекословно выполнять поручение, оставаясь самим собой. Научить этому армия не может, у нее другие задачи, армия — не коррекционная школа. Так же как в ВДВ никто не станет уговаривать тебя преодолеть страх высоты. Ты либо прыгаешь, либо не прыгаешь.

2. Про то, как правильно ждать автобуса

Чем силовик отличается от обычного гражданского мужика? Он все время на посту. Он все время старается контролировать обстановку. Гражданский — просто стоит, может думать, смотреть на симпатичную девушку, а этот смотрит и на девушку, и на бабушку, и на мужика, который прошел, и на бомжа, который возится в помойке, — не бросит ли он что-нибудь в эту помойку? Армия не может, конечно, научить, «как правильно стоять на остановке», так же как не может превратить размазню в кремня. Только заложить мироощущение — и дать опыт накопления побед над собой. Даже если ты просто боишься подойти к девушке на улице, чтоб познакомиться. Армия не учит знакомиться с девушками, но учит внутренней уверенности в себе — и может помочь преодолеть страхи.

3. Про контроль агрессии

Учит ли армия мужчину агрессивности? На самом деле высокий уровень агрессии — противопоказание для службы в армии и спецподразделениях. Армия не воспитывает агрессию, и более того, завышенный уровень агрессии — противопоказание для службы офицером.

4. Про совсем уж экстремальные ситуации

Считается, что современный мужчина должен обладать способностью убить другого мужчину в случае возникновения опасной ситуации. Но армия не учит этому! Убить может практически каждый человек. В 1941 году у нас вдруг все мужчины и даже некоторые дети и женщины вдруг превратились в кого? Фактически — в убийц; огромная страна. Потому что внутри, в глубине души, мы все животные. Способность убивать не отличает армейского человека от неармейского. Армия убивать не учит. Армия учит стрелять. А дальше уже идеология: убивать для чего? Если поднять статистику по уголовным делам, связанным с убийствами, то увидим, что большинство убийц не являются военными и полицейскими. Это прямое доказательство того, что армия или полиция убивать не учит.

5. Про кому не стать генералом

Кто стопроцентно не станет генералом — с точки зрения психолога? Жизнь полна сюрпризов, так что генералом может стать кто угодно. Но есть список «нежелательных» типажей. Озлобленные, мстительные люди. С повышенным уровнем агрессии. Крайние меланхолики — едва ли генералом станет поэтичный человек, который настаивает, что ему ничего не надо, он ничего не хочет. 

6. Про идеального военного

Особые военные таланты мужчин? Мышление: аналитическое, стратегическое и обязательно тактическое — в сочетании. Вера в то, что ты делаешь: установка, что я прав, и если есть много мнений, то мое — лучшее. И внутренняя уверенность в том, что я за правое дело. Сентиментальный мужчина в армии не слишком нужен. Доля сентиментальности — это хорошо, но только доля. Хороший полководец думает о личном составе, о каждом солдате. Но если он будет думать, что у каждого солдата есть мама, есть дети, он их не поведет в атаку или на спецзадание. 

Генеральская линия

7. Про то, зачем военным ирония

Копать от забора до обеда. Или: копайте пока здесь, а потом я пойму. И в жизни мы иногда придумываем детям какой-то иррациональный алгоритм, процедуру, чтобы занять их, приучить их повторением к нестандартной ситуации. Ноу-хау армии — научить повторением, каким бы абсурдным оно ни казалось. Элементарная бесконечная муштра — заправлять постели, стирать подворотничок — даже в этом есть более глубокий смысл. Человек должен осознавать, что он не просто так это делает, и тогда это не будет его напрягать — он понимает конечную цель. Хорошие офицеры умеют и относиться к этому абсурду с иронией. Да-да, ирония предполагается в армии. Почему ОМОН целыми днями со щитами тренируется: вперед-назад, вперед-назад. Когда на тебя бежит триста человек, нужно, чтобы на клеточном уровне у тебя был выработан шаблон поведения. Иначе как танкист, застрявший под водой, полезешь в люк даже вопреки здравому смыслу.

8. Про «инстинкт форварда»

Какие качества нужны, чтобы стать генералом? Устойчивая мотивация: человек не разбрасывается, идет в одном направлении. Но если человек в разговоре все время отвлекается: ой, извините, ой, а можно чаю, ой, а что это такое у вас, ой, подождите... Расхлябанность — плохое качество для генерала. Это обязательно экстраверт: управлять, стимулировать, взаимодействовать; это коммуникативные способности; умение заводить нужные знакомства, налаживать отношения с людьми, которые могут чему-то научить. Меланхолик, который никогда не выходит из норы, вряд ли генералом станет. Но нестандартное мышление важнее, чем темперамент. Я знаю двух генералов. Один — заводной, с миллионом идей: а давайте играть в хоккей, а еще в бадминтон, а давайте на коньках и в бадминтон сразу! Другой, наоборот, — последовательный, тяжело на другое переключается. Но оба с нестандартным мышлением: что у одного, что у второго — уникальная способность оказаться в нужное время в нужном месте. Фарт, инстинкт форварда. Профессиональная интуиция. Обучаемость — способность либо схватывать материал, либо брать усидчивостью, грызть гранит науки.

9. Про то, как проверяют, годишься или нет

В силовых структурах постоянно учат чему-то. Ну-ка, назови, что находится за тобой? Какой фирмы телевизор? А шкаф — какого цвета? Натаскивают неоднократным повторением, но на разное, конечно: одним нужно развивать широту кругозора, а танкистам, наоборот, — туннельное мышление.

Есть тесты на профпригодность и на интеллект, чтобы выявить профиль человека, — головоломки.

1. «Худшее наказание для меня — тяжелая работа». Да, нет, не знаю.

2. «Если бы я сказал, что небо находится внизу и что зимой жарко, я должен был бы назвать преступника: а) бандитом, б) святым, в) тучей».

3. «Многие несчастья происходят из-за людей, которые: а) стараются везде внести изменения, хотя уже имеются удовлетворительные способы решения задач; б) не знаю; в) отвергают новые многогобещающие предложения».

Может ли человек с низким айкью стать генералом? Вряд ли. У него ума не хватит.

10. Про две подушки и одного генерала

Можно ли тренировать это? Можно! Где угодно. Вместо того чтобы лезть в телефон, когда ждем кого-то, находим вокруг два предмета и начинаем для себя отмечать — чем больше, тем лучше, но не меньше семи — качества, которые их объединяют. Люстру и подушку! Или сложнее: берем два заведомо одинаковых, как близнецы, предмета — две подушки к примеру. Что в них разного? Нет, количество ворсинок не пойдет: что-то, что конкретно можно доказать. Как это мне поможет, если я хочу стать генералом? А так: учись мыслить нестандартно. Способность находить у предметов различия напрямую не связана с желанием стать генералом, но это способствует.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся