Men's Health. Журнал

Фейсбилдинг: как накачать мышцы лица и зачем это нужно тебе

В определенном возрасте, в какой бы прекрасной физической форме ты ни находился, тебя может выдать лицо. Меж тем его вполне можно подкачать — как пресс или ягодицы. Men’s Health решил не ударить в грязь лицом и прошел начальный курс фейсбилдинга.
На сложных щах

«Все-таки я тебя с ней познакомлю. Похоже, пришло время», — моя девушка стоит совсем близко и смотрит мне куда-то между бровей. Медленно опускает взгляд с моего лба на мой подбородок и продолжает:

— Ей двадцать восемь, и у нее ноги как у Адрианы Лимы, — теперь она смотрит мне прямо в глаза, — больше откладывать нельзя.

В мои сорок лет последняя фраза обычно ничего хорошего не сулит, но тут, учитывая контекст, я был заинтригован. Впрочем, продолжение разговора было, увы, куда менее интригующим.

Красотка двадцати восьми лет оказалась тренером по фейсбилдингу. Меня к ней направили, потому что у меня мешки под глазами, носогубные складки и пессимистично набрякшие верхние веки.

Фейсбилдинг — комплекс упражнений, основанный на горячей женской вере в то, что на лице тоже есть мышцы, а раз есть мышцы, значит, их можно натренировать — точно так же, как мышцы рук, ног и спины, — и тем самым разгладить те самые носогубные складки, вернуть веки в первоначальное положение, укрепить линию нижней челюсти, убрать мешки под глазами — ну и далее по списку. Надо только последовательно и — что самое главное — ежедневно определенным образом шевелить лицом.

У многих специалистов по нормальному фитнесу — а не фитнесу бровей и губ — эта теория вызывает снисходительные сомнения: мол, мышцы на лице есть, но они слишком небольшие, да и гирю к ним не прикрепить, а значит, весь эффект от упражнений для лица основан попросту на лимфодренажном эффекте.

Это заявление приводит мою девушку в ярость. Она хватает мою руку и прикладывает к своему лицу:

— Вот, попробуй! Это что, не мышцы? — и сощуривает глаза — под глазом и правда ощущается некая пульсирующая твердость. — Теперь смотри здесь, — еще одна гримаса, она перекладывает мои пальцы на свои щеки. — Это же мышцы, накачанные мышцы!

Я не собираюсь с этим спорить, в конце концов, выглядит она и правда отлично — уж не знаю в силу каких причин. Своим фейсбилдингом она занимается последний год по десять минут утром и вечером в ванной, ей для этого не нужно уезжать в клинику в Лозанне и потом три недели шататься по дому в темных очках и ждать, пока заживут швы. Вот один мой университетский еще приятель поддался уговорам жены и сделал блефаропластику, то есть убрал мешки под глазами хирургическим способом — и убрал удачно. Заметно помолодел, никаких следов вмешательства не видно, все симметрично, и вообще, вроде бы не скажешь, что лицо прооперировано, но все-таки что-то в нем неуловимо изменилось: вроде он, а вроде бы — другой человек.

Комплексов по фейсбилдингу великое множество. Есть методика, при которой нужно стоять на голове, чтобы обеспечить прилив крови к лицу; есть методика, включающая ежедневный самомассаж, но моя подруга занимается по методике Кэрол Мадджио — американского косметолога, которая в восьмидесятых годах прошлого века разработала комплекс из 13 упражнений, чтобы привести в порядок собственное лицо после неудачной пластической операции. Привела — а потом занялась этим делом с размахом: издает книжки миллионными тиражами, собирает стадионы и сертифицирует тренеров в разных странах.

На сегодняшний день в России есть три обладательницы сертификата Кэрол Мадджио. Одна из них — Женя Бурова, бывшая синхронистка и бывший тренер по плаванию, оказывается, может в понедельник приехать ко мне в офис и провести для меня индивидуальный урок по фейсбилдингу — моя девушка уже обо всем, в принципе, договорилась.

— Ну пусть попробует, — отвечаю я, — тогда в понедельник, в семь утра. Позже не могу.

Первая неделя

Понедельник

6:15 Так уж и быть, выхожу из дома в полной уверенности, что тренер Женя Бурова проспит-опоздает или внезапно ощутит легкое недомогание.

6:50 На пороге офиса стоит Женя в пиджаке как у Мелани Гриффит в фильме «Деловая женщина». Достает из сумки картинку из атласа «Анатомия человека» — лицо, переплетенное мышцами, — и говорит: «Вы готовы?»

То, что Бурова — бывший тренер по плаванию, и тренер толковый, становится понятно сразу: она быстро и внятно излагает теорию и просит меня сформулировать цель наших занятий. Я останавливаюсь на нестыдном «чтобы лицо выглядело бодрее». Говорим о том, как нужно дышать во время упражнений, как держать спину и даже ноги. Удивительно, но во время этого разговора я абсолютно не чувствую себя молодящимся идиотом.

Бурова просит разрешения сделать фотографию «до». Соглашаюсь — уж если я здесь, пусть все будет по правилам, — и приступаем к первому упражнению. Оно называется «На открытие глаз» и должно способствовать тому, чтобы веки не нависали над глазами. Теперь я понимаю, что имела в виду Женя, когда говорила, что упражнения для лица требуют не меньше усилий, чем все другие тренировки: чтобы правильно зажмурить глаза, нужно очень напрячься. А еще — научиться одновременно поднимать брови вверх, а пальцами тянуть лоб вниз, закатывать губы за зубы и напрягать углы рта так, как будто в каждом углу — по дольке лимона.

Через полтора часа и тринадцать упражнений я чувствую себя порядком измотанным. Бурова делает фотографию «после»: с нее на меня смотрит заметно более проснувшийся человек — и отбывает завтракать.

Вторник

6:00 Внимательно смотрю на себя в зеркале — накануне вечером я провел полчаса в ванной, пытаясь повторить все упражнения по распечатке, которую мне оставила Бурова. Я закатывал губы за зубы, энергично растягивал рот в длинное «о» и при этом сморщивал нос. Я поднимал глаза к потолку, сощуривал нижние веки и держал их сощуренными, пока они не начинали пульсировать от напряжения.

Я — опять из исходного положения «губы закатаны за зубы» — пытался растянуть рот в улыбке, а мышцами щек при этом пытался эту улыбку сдержать. Наконец, двумя сложенными ладонями давил себе на шею — некстати вспомнились забытые занятия по рукопашному бою. Как Буровой (и моей девушке) удается проделывать все 13 упражнений за 10 минут — пока загадка.

В зеркале моя обычная утренняя физиономия, категорически нет никаких изменений.

Пятница

7:15 Делаю утренние упражнения за закрытой дверью ванной — еще не хватало, чтобы моя девушка увидела меня за упражнением «Укрепление нижней линии челюсти»: губы, как ты, должно быть, помнишь, закатаны за зубы, а нижняя челюсть поднимается и опускается как ковш экскаватора. Вот теперь — в одиночестве — я чувствую себя полным идиотом. Делаю, если честно, только потому, что в следующий понедельник у меня следующее занятие с Буровой — не хочу в 40 лет чувствовать себя двоечником.

Смешно сказать, но у меня всю неделю болят мышцы лица.

На сложных щах
Вторая неделя

Понедельник

7:00 Бурова снова является без опозданий, снова достает атлас и смотрит, как я выполняю весь комплекс. Где-то хвалит, где-то поправляет — у нее явно пунктик на технике, упражнения должны быть выполнены правильно и только правильно, ведь тогда они работают на все 100 процентов. Обещает, что через 21 день у меня выработается привычка и я не смогу обходиться без гимнастики для лица как без чистки зубов. Ну-ну. Бурова уходит, а у меня снова болит физиономия, как будто бы я смеялся часов шесть подряд.

Четверг

Сегодня вечером у меня нет сил на упражнения — есть силы только на то, чтобы рухнуть на диван и включить сериал. Смотрим «Фарго». Я вспоминаю, как Женя рассказывала, что многие ее ученики делают упражнения под телик. Начинаю укреплять нижнюю челюсть, и в течение двух серий повторяю почти весь комплекс два раза по кругу. Мне даже удается сделать упражнение на разглаживание носогубных складок, при котором по этим самым носогубным складкам нужно очень-очень-очень медленно водить пальцами. Пропускаю только два упражнения: где нужно зажмуриваться и где нужно смотреть в потолок.

Оказывается, мне больше не нужно смотреть в шпаргалку.

Суббота

Все проспал, забыл про эти упражнения и вообще про все. Имею право. В ванной наткнулся на распечатку с портретами тренера Буровой и описаниями упражнений — и перевернул тренера лицом вниз, чтоб не смотрела на меня с укором.

Воскресенье

Рано утром попробовал сделать несколько упражнений за рулем — тоже работает. На светофорах, правда, корчить рожи прекращаю: не хотелось бы быть замеченным в борьбе за четкий овал лица. Вечером мы с подругой досматривали «Фарго» и вместе делали упражнения: синхронно закатить губы за зубы — это просто новая степень близости, я вам скажу.

Третья неделя

Понедельник

7:00 Женя Бурова пребывает в полном восторге: «Давайте я прямо сейчас вас сфотографирую! Вы должны это увидеть!» И показывает мне рядом две фотографии: ту первую, сделанную перед самым началом наших занятий, и сегодняшнюю. Разглядеть огромную разницу мне не удается, но вроде бы правда: на сегодняшней фотографии лицо кажется менее обрюзгшим. Мешки под глазами стали словно бы поменьше, да и брыли почти ушли. «Может, это в освещении дело?» — «Нет, я всегда слежу, чтобы свет был одинаковым. Дело в том, что вы добросовестно работали две недели». Мы еще раз проходим весь комплекс — в этот раз укладываемся в сорок минут — и договариваемся, что я могу время от времени назначать занятия, чтобы не растерять технику, а главное — энтузиазм.

15:00 Иду обедать с тем самым приятелем, который мешки себе убрал. Он спрашивает: «А ты чего, на просушке, что ли? Посвежел как-то». «Да не, — говорю, — какая там просушка». Ну и заказал себе сразу два «Московских мула» — с чувством выполненного долга.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся