Men's Health. Журнал

Здоровье приложится: как онлайн-сервисы изменят медицину

В ближайшие годы сфера медицинских услуг изменится примерно так же, как рынок такси в крупных городах России. Кажется, еще недавно все ездили на бомбилах, а теперь вот — интеллигентно заказываем машины онлайн. Представь: в обозримом будущем мы точно так же будем записываться на прием к врачу — а вполне возможно, и консультироваться со специалистами через приложения.
Остальное приложится

В прошлом году «Яндекс» в тестовом режиме запустил в Москве приложение «Здоровье», позволяющее находить клиники и записываться на прием к врачу онлайн, без звонка. МН встретился с Григорием Бакуновым, директором по распространению технологий «Яндекса» и руководителем сервиса «Яндекс.Здоровье», и поговорил о том, как эти самые технологии меняют медицину и почему в каждом новом медучреждении нужно заново сообщать все данные о себе, хотя казалось бы — в XXI веке живем.

Возможность быстро найти нужного врача поближе к дому и записаться на прием без лишних разговоров — большое подспорье в большом городе. Но «Яндекс.Здоровье» наверняка не ограничится только этим?
Есть там еще одна кнопочка, возможно, не сразу заметная. Она на тот случай, если ты не знаешь, к какому именно специалисту обратиться. Приложение спрашивает, что у тебя болит, как у тебя болит, а ты говоришь, что у тебя болит нога, когда ты двигаешь ее вперед, а когда двигаешь назад — не болит, и приложение по набору симптомов пытается подсказать, к какому врачу пойти. Это позволяет миновать гейтвей в виде терапевта, который у нас в стране, как правило, выполняет роль врача-маршрутизатора. Понятно, что эта функция очень несовершенная, мы ее по-быстрому сделали. Но она уже позволяет сэкономить один визит к врачу.

Во что эта функция превратится в будущем?
Мы очень много занимаемся вопросом телемедицины (прием у врача, условно говоря, по скайпу). Сейчас телемедицина у нас в стране практически запрещена, потому что в законодательстве прописаны два условия оказания медицинских услуг: первое — врач должен находиться на территории лечебного учреждения, второе — врач должен лично обследовать пациента. Мы попробуем, оставаясь в рамках законодательства, запустить какие-то телеконсультационные услуги и будем делать их все более медицинскими — по ходу изменений в законодательстве.

А эти изменения будут происходить?
Они должны происходить. Если представить виртуальный график интереса к телемедицине, то сейчас он ушел прямо по гиперболе вверх. Ведь это возможность оперативного решения проблем. То есть ты споткнулся, ударился ногой, знаешь, что глобально ничего не повреждено, но тебе бы проконсультироваться. И ты делаешь это быстро и удаленно: показываешь, как выглядит место ушиба, под руководством врача нажимаешь на нужные места, врач смотрит на реакцию, говорит, что ничего страшного, но давай лучше, когда будет удобно, ты сходишь на рентген. Или наоборот: судя по тому, как ты реагируешь, у тебя серьезная травма и срочно нужно в травмпункт. Есть по-настоящему крутые специалисты, которые смотрят не только на то, что ты говоришь, и не только на то, как ты реагируешь, но еще и на огромное количество факторов, таких как ширина зрачков, цвет кожи, — и делают соответствующие выводы.

Главное, чтобы цветопередача у веб-камеры была верная.
Уверен, что большинство простых медицинских случаев таким образом решаемы. Нужно же понимать, что более 60% визитов к терапевту заканчиваются диагнозом ОРВИ. Такого рода консультации, конечно же, можно проводить дистанционно.

Не отобьет ли появление подобных сервисов охоту посещать врачей?
Я уверен, что мы строим систему, которая увеличит использование медицины. Отмена звонка в регистратуру уже сама по себе снижает барьер между пациентом и врачом. Я могу забронировать визит к врачу, даже находясь на какой-нибудь встрече: выпал момент, и я раз — записался. При этом я надеюсь, что появление дистанционных консультаций снизит поток пациентов с пустяковыми случаями. И ипохондриков.

База симптомов в вашем приложении постоянно пополняется?
Это не просто база, это система, которая влияет на принятие решений. Она пополняется, верифицируется врачами. В относительно ближайшем будущем мы планируем те данные, которые собираем, сделать доступными и для других игроков медицинского рынка. Потому что самое важное — не сами данные, а алгоритмы, которые позволят сообщать грамотные диагнозы. Сейчас почти все такие алгоритмические системы работают на уровне среднего выпускника медвуза. То есть довольно плохо.

Сколько времени пройдет, прежде чем сервисы будут ставить верный диагноз?
Диагностические машины учатся так же, как люди, им нужно очень много готовых кейсов. У большинства хороших врачей, которые занимаются диагностикой, есть опыт предыдущих 20–30 лет. Но данные за эти 20–30 лет не оцифрованы, поэтому человечество должно хотя бы десять лет собирать информацию о симптомах, чтобы построить систему, которая будет работать хотя бы на уровне нынешних врачей. Но нужно помнить: диагностика — итеративный процесс. Это значит, что врач предполагает диагноз, выписывает препарат, препарат не действует, после этого врач меняет диагноз, попробует другой препарат, и так до тех пор, пока случай не прояснится. По этой причине довольно сложно построить систему, которая бы гарантированно, с очень большой вероятностью с ходу сообщала верный диагноз. А еще нужно учитывать, что человек — существо странное, оно иногда обманывает, недоговаривает, вместо того, чтобы сказать «боль острая», говорит «боль тупая». Таких нюансов много, и профессиональные диагносты — они еще и очень неплохие психологи. А психология работает с головой, голова — предмет темный, и это все лишь усложняет нашу задачу по созданию диагностической машины.

Остальное приложится

Когда первый раз приходишь в медицинское учреждение, нужно сообщать свои данные, по новой заполнять анкеты — и так каждый раз. Не пора ли создать единое хранилище медицинской информации о человеке, чтобы у всех врачей был к ней доступ?
Я бы очень хотел такую штуку сделать, но есть одно но. Я уверен, что этим должно заниматься государство. И, насколько я знаю планы Минздрава, это будет сделано. А логичное место расположения такой базы — «Госуслуги». В связи с этим тоже есть несколько интересных деталей. Прямо сейчас ты сам по себе, как гражданин Российской Федерации, не являешься владельцем собственных данных о здоровье. И в этом есть смысл: человек, который сам распоряжается этой информацией, недооценивает, сколько вреда ему могут нанести злоумышленники, которые ею завладеют. И поэтому государство должно очень пристально следить за оборотом этих данных.

А появятся ли у нас наконец электронные рецепты? Чтобы врач их также по скайпу присылал.
Да, они позволят получать в аптеке препараты, скажем, при предъявлении паспорта.

Эту систему наверняка взломают.
Появление онлайна ничем не облегчает, а скорее усложняет жизнь злоумышленникам. Такая система требует электронной цифровой подписи, ЭЦП. Если у вредителей есть способ взлома ЭЦП, то им не нужно придумывать схему с рецептами. Им просто нужно использовать эту схему для того, чтобы заходить в любой банк и напрямую списывать оттуда деньги.

А еще нужно избегать таких сбоев, как, например, с навигаторами возле Кремля. Раз — и приложение «Здоровье» диагностировало «Внуково» вместо «Кремлевской набережной».
Такие сбои и у живых людей случаются. Главное в том, как уложить эти риски в юридические нормы. Условно говоря, если диагностическая машина внезапно поставила неправильный диагноз, начала тебя лечить, а тебе стало совсем худо, то кто будет отвечать?

Это вопрос.
Такой же вопрос, как про self-driving car: что будет, если беспилотная машина собьет человека? Непонятно, кто будет отвечать. Думаю, что производитель собственно диагностической машины. Это еще одна из причин, почему в ближайшие годы автоматической диагностики не появится.

А будет ли когда-нибудь в медицинскую страховку вписана необходимость носить электронные устройства, отслеживающие состояние здоровья?
Трудно сказать. Но, например, Apple Watch сертифицированы таким образом, что врач, находящийся на территории Соединенных Штатов, может предписать вам их носить, и это будет покрыто страховкой. Это большое дело, притом что большая часть устройств, о которых мы говорим, не дают медицинской информации, там ничего про здоровье на самом деле нет. Есть лишь информация о твоем образе жизни.

Вещи-то связанные.
Непонятно, как связанные. С доказательной точки зрения — нет. Есть люди, которые всю жизнь сидят на месте, курят, пьют — живут сто лет. И есть те, кто всю жизнь бегает и занимается спортом, но жизнь у них недолгая. С точки зрения теории больших чисел, образ жизни, конечно, важен. А если смотреть на медицинскую информацию, то максимум, что научились собирать с этих устройств неинвазивно, — это пульс. Полезно, но для врача особой ценности не имеет. Сейчас пытаются сделать носимое устройство ЭКГ, но это, конечно, не браслет. Это скорее такая футболка с датчиками, которые регулярно собирают информацию и оправляют куда нужно. Но опять мы упираемся в законодательство: дистанционно отправлять информацию о здоровье и пытаться на нее реагировать — в нашей стране сейчас нелегально. Так что устройство собирает информацию, ты приходишь с ним к врачу, врач сливает к себе данные — без всякого интернета.

При таком подходе невозможно оперативно среагировать.
Да. Но при этом сильно улучшаются возможности диагностики и лечения. Я в какой-то момент ходил с холтеровским монитором, который записывает практически ЭКГ плюс давление, пульс и все такое. Так вот, я пришел к врачу, врач посмотрел данные и говорит: ой, как интересно, что это у вас тут было, что давление так скакнуло?! И хорошо, что я помнил, где я в это время находился: сидел в кино, и там как раз захватывающий момент был, и у меня реально подскочило давление. Но если бы я не помнил про кино, этот скачок всем показался бы очень странным и подозрительным. Появление устройств, которые позволили бы одновременно собирать и медицинскую информацию, и информацию о том, что ты прямо сейчас делаешь, могло бы сильно изменить возможности современной медицины. Ждать осталось недолго — лет пять – семь.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся