Men's Health. Журнал

Охота за Пабло Эскобаром: история из первых уст

На сервисе Netflix на днях вышел сериал про легендарного наркоторговца и его поимку – «Нарки». Наш корреспондент пообщался с консультантами ленты – полицейскими, возглавлявшими штаб по поимке Эскобара.

В новом сериале Netflix задействованы сплошь молодые актеры. И они, судя по первым сериям, блестяще справились со своими ролями. А все благодаря консультациям реальных агентов Управления по борьбе с наркотиками, охотившихся за Эскобаром, – Стива Мерфи и Хавьера Пена. Пребывающие в отставке агенты были свидетелями возвышения Эскобара, когда он возглавил Медельинский картель и использовал свои неиссякаемые запасы наличности для того, чтобы находить и убивать информаторов, офицеров полиции и даже судей.

Когда вы вернулись из Колумбии, удивлял ли вас интерес людей к истории охоты за Эскобаром? Удивляет ли вас, что он до сих пор есть?

Стив Мерфи: Первые документальные хроники стали снимать еще когда мы только вернулись из Колумбии в 1994 году. Самый первый фильм снял канал Frontline. В жизни я практически ни с кем не говорил об этом – мне казалось неуместным хвастаться. Я сменил несколько полицейских участков, но рано или поздно все узнавали, кто ты и начинали задавать вопросы. По правде мы тогда просто делали свою работу и старались при этом неплохо провести время. Нам обоим нравилось, что мы делали, и у нас была возможность побороться с самой большой сетью наркоторговли в мире. И в итоге мы выиграли.

Хавьер Пен: Как и Стив, я никогда не думал, что к нам когда-то будет приковано столько внимания, но я всегда знал, что мы делаем серьезное дело. Было тяжко. Вокруг нас погибали люди, офицеры полиции. Сериал помогает оживить все эти воспоминания – хотя бы для того, чтобы люди не допустили повторения такой истории.

Вы присутствовали на съемках?

СМ: Большую часть времени нет. Мы прилетали из Калифорнии, чтобы поработать со сценаристами. После этого мы часами провели у телефонов или у компьютеров, отвечая на их вопросы и заполняя пробелы. Прямо перед съемками Хавьер отправился с режиссером и продюсерами в поездку, чтобы показать им некоторые места, где проходили события. В прошлом марте я, моя жена и дочери отправились посмотреть на съемки, как раз шел последний съемочный месяц.

ХП: Я очень давно там не был, так что во время поездки заметил, как многое изменилось. Я показывал киногруппе, где мы жили – в полицейской школе имени Карлоса Хогуина. Показывал им тюрьму… Ну что от нее осталось (смеется). Она почти вся разрушена. Лучше бы, конечно, сделали из нее музей, но думаю, людям просто не хотелось видеть постоянно напоминание о жутком периоде в их жизнях. Точно не знаю. Мне так никто и не ответил на этот вопрос. Я показал им, где жил Эскобар. На ранчо его они ездили сами – там сейчас, я слышал, вроде музей.

Что вы подумали о выборе Вагнера Моура для роли Эскобара? Насколько сильно он отличался от своего реального героя?

ХП: Я встречался с Вагнером в Колумбии, и мы вместе с ним ездили в Медельин. Я пытался рассказать ему все, что мог, о том, каким был Эскобар: эгоцентричным, жадным до власти маньяком. Я рассказал ему, что в то время как Эскобар создавал себе образ этакого Робин Гуда, он на самом деле был необычайно жестоким человеком, готовым убить любого, кто встанет у него на пути. Вагнеру пришлось посещать уроки испанского с тем, чтобы быть способным изобразить столь отличительный медельинский акцент.

СМ: Мы с Вагнером только несколько дней назад обменялись емейлами. Я тогда сказал ему: «Мне кажется, ты действительно ухватил это: его эго и суть настоящего засранца».

В первом эпизоде мы видим Эскобара, назначающего за ваши головы награду в полмиллиона долларов. Так и было в действительности. Можете рассказать, каково это – идти против такого человека?

ХП: Он был очень устрашающим. Когда он объявил в Колумбии войну, можно было понять, насколько могущественным и вместе с тем жестоким он был. Но когда мы только начали разработку Эскобара, казалось, это просто еще одно дело, которое с каждым эпизодом становилось все более и более фантастичным. Убийства. Миллиарды долларов. Помнится, я говорил: «Такого просто не может быть!». Но так и было. Даже в Голливуде не додумались бы сочинить такую историю, если бы попробовали. Что я хочу сказать – не мы были истинными героями этой истории и не ЦРУ, а колумбийская полиция.

СМ: Когда я впервые начал работать над делом Эскобара, то лишь знал, что это еще один делец, который тоннами ввозит кокаин в Майами и на европейские рынки. Но чем сильнее мы изучали вопрос, тем больше узнавали о той сети наркотрафика, которую он контролировал. Мы узнали, что любого неугодного человека он устраняет, просто убивая его. Он был богат, опасен и не боялся быть жестоким и идти до конца.

У вас есть друзья или знакомые, которые только сейчас узнали, через что вы прошли?

СМ: Даже после того, как вышел первый трейлер к сериалу, мне позвонили несколько человек: «Почему ты никогда не рассказывал нам про это?». Ну понимаете, вся эта история – это обычно не то, чем развлекаешь друзей в процессе поедания барбекю.

Как вы натаскивали Бойда Холбрука и Педро Паскаля (актеров, исполняющих роли Мерфи и Пена), рассказывали им что-то о деятельности своего Управления?

СМ: Хавьер и я подумали, что было бы здорово привезти их в Академию по подготовке агентов в Вашингтоне, так что они там провели целую неделю – жили и тренировались, как настоящие курсанты. Они очень хорошо справились: около половины дня проводили на стрельбище и относились к делу весьма серьезно. Они научились преследовать и производить арест, они даже тренировались для работы под прикрытием: в одной из сцен им предстояло покупать метамфетамин. По сценарию, который они получили, один из них следовал всем инструкциям и выживал, в то время как второй все проваливал и «погибал».

Кто именно?

СМ: Не скажу, но думаю, ты и сам догадаешься.

С того времени, с 90х в Колумбии много всего изменилось. Теперь это популярное туристическое направление. Вы оба недавно там снова побывали. Каковы впечатления?

ХП: Все и правда изменилось к лучшему. Я приехал туда со съемочной группой, чтобы показать им места, где все происходило. Разница как день и ночь. Теперь там безопасно, в том числе и для туристов, а ведь я помню, когда работал там, нас возили под охраной. Колумбия сейчас – это образец идеального результата трудов и усилий полиции.

СМ: Согласен на все сто. Я не был там лет 10, и все изменилось до неузнаваемости. Я все ждал снова увидеть всюду вооруженные отряды, джипы с пулеметами, конвои. Но ничего такого нет и в помине. Новый прекрасный аэропорт, фантастические рестораны. Можно совершенно спокойно гулять по городу и общаться с людьми. Моей жене, например, теперь снова туда хочется.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся