Men's Health. Журнал

Работники меча и топора: как стать викингом в наши дни

Историческая реконструкция из увлечения единиц превращается в модный тренд: этим летом центр Москвы буквально захватят люди в доспехах и мундирах разных эпох. Накануне масштабной реконструкции средневекового сражения под названием «Битва 1000 мечей», которая пройдет в московском Коломенском 15 июля, мы решили выяснить, что такого эти парни в латах находят в прошлом, и тоже примерили на себя кольчуги и шлемы.
Работники меча и топора

На совместной тренировке с представителями агентства «Ратоборцы» и клуба «Серебряный волк» в дизайнере Men's Health Николае Егорове сразу разглядели потомка викингов:

– Ба, да ты классический норвежский негодяй, — оживился Максим Макаров, также известный как Рагнар. — Какой-нибудь Торвальд-собака! И лицо у тебя лихое, сразу видно — минимум трое суток с эля не слезал!

Сам Рагнар несколько дней «не слезал» с репетиций фестиваля «Битва 1000 мечей», где Макаров выступает ведущим. Наша тренировка — уменьшенная копия грядущей «битвы», в которой на поле боя сойдутся викинги и русичи. Мне предстоит биться за вторых, и я выбираю себе обмундирование.

– Этот шлем называется «Черная могила», — поясняет реконструктор Иннокентий Ордин, — имя дано по названию кургана в Чернигове, где впервые нашли такой шлем. Также шлемы такого типа были найдены в Польше и Восточной Пруссии.

Работники меча и топора

В память о прадеде-поляке лезу головой в «могилу», которая, оправдывая свое название, оказывается холодной и неуютной, но по размеру подходит. Теперь дело за остальной одеждой.

– Нижняя рубаха, кафтан, обмотки, штаны, — передает мне вещи Ордин. — Вообще-то, крой и внешний вид штанов доподлинно неизвестен — было всего несколько находок этого предмета одежды и не очень разборчивые изображения.

– С этим историческим периодом вообще многое приходится домысливать, — добавляет Рагнар. — Практически не сохранилось ни рисунков, ни описаний, но реконструкторы, которые воссоздают предметы эпохи, во многом проясняют, как ими пользовались, потому что, когда ты берешь вещь в руки, крутишь ее, пробуешь так или иначе применить, тебе становится многое понятно. Но все то, что вы видите в кино, имеет мало отношения к реальности. В том же сериале «Викинги» все герои ходят в сапогах, но в действительности в Скандинавии не было найдено ни одного сапога, относящегося к тому времени. Сапог — обувь всадника, алана или хазара, но не викинга.

Тем временем из-за спины Максима выходит успевший полностью переодеться Торвальд Егоров. Под бородой блестит кольчуга, над бородой — шлем.

– Вот, к вопросу о находках: пока был найден один единственный целый шлем викинга — он называется «Гъермундбю» и выглядит в точности так, как головной убор Николая. Почему так мало? Шлем — это сложный в производстве предмет, позволить который себе могли единицы, так что перед нами, наверное, король, а точнее Ярл или Конунг.

Под железной маской появляется улыбка свежекоронованного Егорова, и я перевожу глаза на сумку с оружием:

– С помощью чего же мне его лучше свергать?

Работники меча и топораМаксим Макаров превращается в Рагнара

– О-о-о! Вариантов множество! — оживляется Максим. — Есть, например, рассказ о том, как один парень, разбежавшись, проехал на своем щите по льду прямо к викингу, который, изображая, что он очень страшный, неистово грыз свой щит. Один удар по щиту снизу, и у противника вылетела половина зубов и оказалась сломана челюсть. Вообще, по травмам на найденных скелетах можно многое сказать. Так, обилие страшных повреждений конечностей показывает, что центр тела, скорее всего, был прикрыт щитом. В бою защитить старались в первую очередь живот, потому что если тебе сломали кость или оторвали кусок мяса, выжить можно, а вот ранение в живот — это, скорее всего, смерть. Раненому в таком случае давали луковый суп, если из раны пахло луком — его бросали, все равно не спасти. Чтобы этого избежать, люди много тренировались со щитами, что видно по сильно развитым левым плечам у многих найденных останков. Ну что, попробуем оставить какие-то отметины и у себя на скелетах? Берите щиты!

Упражнения со щитом — деревянным кругом с металлической набивкой в центре, служившим воинам и кроватью, и походным столом, — напомнили многие знакомые по другим боевым искусствам техники. Это и перемещения в низкой стойке, и резкое выдергивание с линии атаки передней ноги, как в восточных единоборствах, и боксерские связки ударов, в которых вместо одной перчатки — щит, а второй — меч. Даже сама боевая стойка — с распределением веса 70% на передней ноге, 30% — на задней — практически полностью повторяла дзэнкуцу-дачи, или стойку лучника, из карате. Но и отличий хватало.

Главное из них — непривычно большая нагрузка на кисть и предплечье. Так как щит удерживается одной рукой (во второй — оружие), все манипуляции им — прокатывания вверх и вниз, повороты, блокировки — заставляют непрерывно работать левую руку. При этом надо постоянно обеспечивать щиту три точки опоры — без этого конструкция будет нестабильна, а значит, и небезопасна. В зависимости от ситуации щит опирается на кисть, предплечье и плечо или кисть, предплечье и ногу, и это только кажется, что держать в уме все эти тонкости просто.

Работники меча и топора

Пару месяцев назад мы писали про военную гимнастику «Спираль», основа которой — разнонаправленное вращение плечевого и тазобедренного поясов вокруг позвоночника. Средневековые техники очень похожи.

Так как «Ратоборцы» оснастили нас по полной, на нас надето еще и по кольчуге: с одной стороны — защита, с другой — дополнительные восемь килограммов. Чем больше и дольше мы двигаемся, тем сильнее ощущаем это утяжеление.

Работники меча и топораСтена щитов — непреодолимая преграда

– По цене кольчуга была как «Мерседес», и похвастать ею могли только самые успешные воины. У кольчуги есть одно сильное качество, которое не смогли превзойти ни одни доспехи: она всегда идеально сидит на теле и закрывает от рубящих и режущих ударов любой его изгиб, — Рагнар в качестве иллюстрации с силой проводит ножом по своей железной рубашке. — А вот от колющих ударов — копий или стрел — она не спасет. От них опять же защищались щитами.

Следующее упражнение — стена щитов — требует командной работы. Мы выстраиваемся в ряд из четырех человек и отрабатываем синхронные маневры — движемся вперед, сталкивая и выдавливая врагов с линии, по команде разворачиваемся и отрабатываем парную работу: пока боец в первой линии закрывается щитом, его партнер из линии второй должен копьем или длинным топором поразить соперника.

– В битве при Доростоле 971 года дружина Святослава круговой стеной простояла три дня, и византийцы, несмотря на катафрактов — свою тяжелую кавалерию, — так ничего и не смогли с ними сделать.

Работники меча и топораИннокентий Ордин в кольчуге собственного производства

По словам Рагнара, меч в этих противоборствах главным оружием не был — дорогой и на тот момент конструктивно непригодный для сложных приемов, он часто заменялся топором, копьем и ножом.

– Ручка меча этой эпохи короткая и не подходит для продвинутых техник фехтования, в то время как топор позволяет делать массу разных вещей: выламывать куски щита, зацеплять руки и оружие противника, рубить и бить обухом... Боевой топор был компактным и легким, а при наличии темляка мог быть мгновенно отброшен вниз и заменен на нож.

Во второй части тренировки мы пробуем быстро перекидывать топор из руки в руку, колоть копьем и рубить мечом, после чего, определившись с любимым оружием, сходимся, наконец, с Колей в очном поединке. Такого, как в «Храбром сердце», когда вы бежите через все поле друг навстречу другу и начинаете где-то в центре сражаться, пока остальные на вас внимания не обращают, быть не могло. И все же без очных встреч не обходилось.

У меня в руке обоюдоострый меч (бывает еще однолезвийный), у противника — топор. Орудовать всем этим, удерживая щит, не так-то просто, тем более что на мокрой земле средневековая обувь с кожаными подошвами скользит, как самые лысые шины на свете. И все же мы обрушиваем друг на друга ощутимые удары, в ходе которых мой оппонент теснит меня все дальше. Ему и присвоили победу, добавив отдельных баллов за «лицо войны» — Коля корчил такие рожи, что я чуть не падал от смеха и в итоге упал, сраженный топором, а также ремаркой Рагнара: «Это еще что — мы на тренировках иногда и стрелы настоящие пускаем!»

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся