Men's Health. Журнал

«Я бил электрической зубной щеткой»: тату-мастер и его тату-машинки

В рубрике «Арсенал» мужчина-профессионал рассказывает о заветном орудии труда. На сей раз тату-мастер Андрей Литвинов вспоминает свои машинки — в том числе и те, что изобрел сам.
татуировка машинка мастер.jpg

В 1995-м в саду «Эрмитаж» проходила первая в России тату-конвенция. Представьте 30–40 кабинок-стендов, в каждой из которых студия. Русских из них было всего 3–4, остальные — иностранцы. Здесь же во время конвенции проходил конкурс татуировок, и где-то четверть живых экспонатов — мои. Кстати, главный приз за лучшую большую цветную женскую татуировку достался мне. В каждой кабинке шла работа — можно было сделать татуировку. Так вот, вокруг меня постоянно грелась толпа иностранцев — они смотрели не только на то, что я набивал, но и на то, как и чем именно.

Таких приспособлений они в жизни не видели: татуировки я бил переделанной под тату-машинку электрической зубной щеткой. Удобная штука, кстати, я поставил туда роторный моторчик, иглу — и вперед. И это еще что! Видели бы они, с чего я начинал…

Мне самому, например, первую татуировку кололи механической бритвой «Спутник»: заводилась она ключом, как заводная игрушка, и одного завода хватало на пару минут работы. В общем, я думал, как сделать что-то повеселее. В 1991-м я приспособил под машинку электробритву «Харьков». 

Из «Харькова» получилась убойная машина. Она работала от сети и лупила так, что колоть ей можно было хоть человека, хоть кастрюлю.

И если заводить ее, как «Спутник», не надо было, зато приходилось остужать — грелась она до ожогов на пальцах и дыма из проводов. Иглой служила гитарная струна номер шесть — сама стальная нить без обмотки. Никаких там одноразовых игл, прокаляешь струну на огне — и вперед. Именно этой машинкой и набил первые 15 татуировок. Среди них первая татуировка Дельфина (с Андреем Лысиковым (Дельфином) Литвинов знаком со школы. — Прим. MH). На плече — дельфин, ныряющий в глаз. Первая татуировка Антона Шило Черняка — дракон на плече — тоже сделана «Харьковом».

Так как настало время победившей демократии, в страну хлынули разные товары, мы начали экспериментировать с приборами дальше. Тогда как раз появились электрические пилки для ногтей Remington. По сути, она напоминала фломастер, корпус был закрыт — вот ее я удачно приспособил под тату-машинку. Работать ей было удобно, но била она, наоборот, слишком мягко. В общем, в этом «фломастере» я убирал пилку, цеплял иглу — и вперед.

Потом появились электрические зубные щетки из Китая. Они были мощнее, и тут уже наконец удалось сделать отдельные насадки-картриджи для каждого клиента. Картриджи делали из одноразовых шприцев.

У китайских щеток была другая беда: работали они классно, но, чтобы добиться нормальной мощности, мы ставили на них свой моторчик, который измочаливал пластиковые шестеренки в хлам, так что хватало одной щетки на пару недель. Однажды даже сделали чертежи всей конструкции и заказали на заводе полностью металлическую конструкцию такой щетки, но механизм на подобных скоростях грелся. В итоге вернулись к пластику, тем более что обходилась одна щетка в $10, дешево, так что закупали их коробками. В общем, мы западных коллег на конвенции удивили неслабо. Помню, я появился тогда в трех иностранных журналах по этой тематике — жаль, они с тех пор не сохранились, сейчас было бы интересно посмотреть.

В конце 90-х в Москве наконец появился нормальный магазин с тату-оборудованием, «Тату 3000», а в нем — американские индукционные машинки. Я долго работал на таких. А десять лет назад появились немецкие роторные машинки Cheyenne Hawk. Это та вещь, на которой я работаю сейчас, она одна из самых дорогих на рынке (более 40 000 рублей, тогда как сносная машинка стоит около 10–15 тысяч, а китайскую можно купить и за $50). Самое удивительное, что, по сути, она оказалась той самой «зубной щеткой», которую мы сделали сами двадцать лет назад.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся