Men's Health. Журнал

Вейкбординг: уборка на воде

Редактор MH выяснил, сложно ли встать на доску и прокатиться на ней с ветерком вслед за катером.

Одно из значений английского слова wake — «волна, возникающая при движении водно-моторного судна». Точно так же — вейком — сокращенно называют и вейкборд, доску, созданную для того, чтобы ездить по воде за катером на тросе. Сложно ли это — встать на один вейк и прокатиться на нем по другому, проверил на себе Алексей Цыганов.

Вейкбординг

Я барахтаюсь в Красном море в двух сотнях метров от берега, изо всех сил стараясь сгруппироваться в нужную позицию: обнять руками колени и как можно сильнее прижать их к плечам. Температура воды — градусов 18, что, в принципе, вполне терпимо, но я упал в нее лишь несколько секунд назад и мне еще холодно.

— Главное — расслабься, понял? — кричит мне с катера Никита.

Я закрываю глаза, делаю три глубоких вдоха и повторяю шепотом: «Расслабиться... Колени — к плечам! Расслабиться... Колени — к плечам!»

— Леха! Готов?!

Открыв глаза, я замечаю, как Никита, не дожидаясь моего ответа, дает отмашку водителю. На всякий случай киваю, мол, да-да, готов. И уже не важно, что на самом деле я совершенно не готов: бездушная 350-сильная машина тащит меня за собой. Зачем я вообще согласился на эту авантюру?

Хилый паренек

21 февраля этого года меня — а вместе со мной еще примерно тысячу туристов из России — вынесло на египетский берег «Русской волной», ежегодным и вот уже восьмым по счету спортивным фестивалем. Или, как позиционировали его организаторы, «праздником спорта, музыки и пляжного флирта в режиме нон-стоп». Были обещаны соревнования по кайтсерфингу, виндсерфингу и вейкбордингу, столичные диджеи и рэпер Ноггано. Флирт каждый из гостей мероприятия обеспечивал себе самостоятельно.

Вот только с капризным (во всяком случае в феврале) египетским климатом программу фестиваля никто заранее не согласовал. Было холодно (+18-22°C), а ветра ни для кайт-соревнований, ни для виндсерфинга не хватило. Радовались этому обстоятельству только вейкеры, ведь гонять по морю на доске за катером при сильном ветре довольно сложно.

Этой инсайдерской информацией поделился со мной довольно хилый с виду паренек, с которым мы случайно разговорились на одной из вечеринок (им погода помешать не смогла). Позже выяснилось, что этот паренек — большая вейкбордическая звезда. В свои без копеек 20 лет Никита Мартьянов является не только девятикратным чемпионом России, но и серебряным призером чемпионата мира-2008. Сам факт участия Мартьянова в «Русской волне» отпугнул от соревнований многих вейкеров, решивших, что тягаться со спортсменом мирового уровня им попросту бессмысленно. И, надо сказать, на следующий день, придя посмотреть на Кубок по вейкбордингу, я понял, чего боялись отказники. То, что вытворял Никита на воде, по-настоящему захватывало дух: прыжки на какую-то нереальную высоту, сальто, перевороты.

По окончании соревнований, в которых «хилый с виду паренек», естественно, победил, я подошел к нему с наивным вопросом:

— Насколько это сложно вообще — на вейкборде кататься?

— Если именно кататься — просто ехать за катером, не выполняя при этом кульбитов, — то не сложнее, чем на сноуборде, — пожал плечами Мартьянов. — Ты на доске стоишь?

— Немного.

— Ну тогда я тебя за пару часов на вейк поставлю без проблем.

— И что, я так вот просто встану и поеду?

— Ну, пару раз, конечно, уберешься предварительно...

— Где? — не понял я.

— На воде! — ухмыльнулся Никита. — Это термин такой профессиональный. Когда спортсмен заходит на трюк, прыгает его, но не приземляет, падает, говорят, что он «убрался».

На доске — Алексей Цыганов

Советы чемпиона

Поводов опасаться того, что по какой-то причине Мартьянов не сдержит данное слово, у меня по большому счету не было. В конце концов, он не только мастер спорта, но еще и главный тренер вейкбордической базы Wakeup, что на Суздальских озерах в Питере. И все же я немного нервничал. Не давали покоя воспоминания о предыдущей попытке прокатиться по воде.

Дело было лет шесть назад здесь же, в Египте, куда я приехал отдохнуть с друзьями. Было жарко, скучно, и в один прекрасный день я от нечего делать решил приобщиться к водным лыжам. Друзья восприняли идею на ура: поржем. Ушлые египтяне, продававшие этот аттракцион на пляже, тоже обрадовались: 30 баксов-то не лишние. Перед водным стартом меня посвятили в теорию:

— Сит лайк зыс, о’кей? Ви гоу — ю стенд ап, о’кей? Фан райдинг, гуд прайс фор ю, май френд, о’кей?

— Ну, вроде о’кей, — говорю. — Поехали.

Признаюсь сразу, следующие полчаса были худшим временем, которое я когда-либо проводил в воде. Сделанный из пробки спасжилет больно натирал под мышками, не давая сделать ни одного сколь-либо комфортного движения и занять правильную для старта позицию. Лыжи то и дело слетали с ног, и за ними приходилось плыть, чему также активно препятствовал гадский жилет. Как только мне удавалось обуться и схватить рукоятку фала, аборигены давили на газ: катер тут же начинал тащить меня вперед, я упирался в воду лыжами, ноги разъезжались в разные стороны, фал вырывало из рук, а я, пролетев метра полтора, плюхался в воду, растеряв попутно обе лыжи. И все начиналось сначала.

Повторения всей этой истории я не хотел и, встретившись с Мартьяновым утром назначенного дня, стал терроризировать его вопросами.

— Ты говорил, что вейк не сложнее сноуборда. Что между ними общего?

— На самом деле схожий момент один — ты едешь боком. В остальном это кардинально разные вещи. Однако по опыту могу сказать, что человеку, который когда-то уже стоял на доске, бывает проще освоить вейк.

— Когда катаешься на сноуборде, есть такая неприятная возможность — «словить кант» (споткнуться о край собственной доски) и пребольно удариться о склон. А как тут?

— Тут все еще хуже. У вейкборда есть не только передний и задний канты, но и кили, которые могут в определенных условиях цепляться за воду. Плюс ты можешь зарыться в нее носом доски, что в сноубординге практически исключено. Поэтому у любого вейка есть «рокер» — продольный изгиб, который во многом определяет характер доски. Чем меньше рокер, тем она быстрее. Чем он больше, тем лучше доска проходит волну. Рокер нужен как раз для того, чтобы доска не зарывалась в воду носом.

— А если я «уберусь», то на какой примерно скорости?

— Катер едет где-то 37-40 км/ч. И если он просто тянет тебя за собой, ты движешься с той же скоростью. Другое дело, если ты задумал сделать трюк и развернул доску под углом к направлению движения катера — у тебя к скорости катера прибавятся примерно километров 10-20. И тут уж словить передний или задний кант означает получить сотрясение мозга.

Алексей Цыганов пытается освоить вейкбординг

Второй за 10 лет

И вот мы на пристани. В этот раз спасжилет на подкачал: плотно сидит на теле, никуда не съезжает, нигде не трет и имеет приятный синий окрас. Прохожу инструктаж, загружаемся в вейковый катер. От обычной лодки с мотором его отличают прежде всего широкий корпус с глубоким V-образным днищем и особое расположение винта. Никита и Том, водитель судна, перемещаются по катеру чуть ли не бегом, будто он стоит не на воде и не раскачивается от каждого шага. Я — постоянно теряю равновесие и чуть не падаю. Машина трогается. Никита с видом знатока осматривает доску, на которой я буду учиться.

— Ну как? Нормальная? — спрашиваю с надеждой.

— Полное говно, — констатирует учитель и добавляет, кивая на Тома. — Они тут постоянно этим зарабатывают. Доски все уже не новые давно, да и не в самом лучшем состоянии. Но ничего, для первого раза сойдет.

Катер отъезжает от берега и разворачивается по ветру, чтобы мне было удобнее стартовать. Я перебираюсь через корму на специальную платформу для схода в воду, которой оборудованы все вейковые катера.

— Садись лицом к катеру, спиной к воде, — командует Мартьянов, протягивая мне вейкборд. — Теперь вставляй ноги в крепления, затягивай шнурки.

Пока пытаюсь затянуть шнуровку, понимаю, о чем говорил Никита: правое крепление держит только голень, ступня болтается. Действительно — полное говно. Мартьянов машет рукой:

— Нормально... Теперь — падай назад.

— В каком смысле?

— В прямом, как аквалангист: спиной в воду. Так тебе будет проще собраться в исходную позицию.

И вот я барахтаюсь в холодном море.

— Леха! Готов?!

Катер начинает двигаться, я смотрю на удаляющегося от меня сэнсэя и вдруг понимаю, что в голове — только его слова: «Расслабься, и катер сам вытащит тебя из воды». Собственно, это единственное, что я могу сейчас сделать. Выдыхаю, расслабляюсь и... плечи сами уходят вперед, круп вслед за ними подтягивается к пяткам, доска приходит в горизонтальное положеие. Слегка привстаю, отвожу руки к левому бедру и полностью выпрямляюсь. Все, еду! Слегка притапливаю задний кант, чтобы сместиться влево от катера, и мой борд скользит по идеально гладкой воде. И даже удивительно, что это не так уж сложно. Можно посмотреть на катер и на берег, можно даже отпустить одну руку и помахать. Можно сказать спасибо погоде за то, что сегодня совсем не дует. Можно посмотреть, как движется доска по поверхности моря, и удивиться, как один такой маленький киль не дает ей ходить под тобой ходуном. А еще можно в этот момент не заметить, что катер начал слегка поворачивать, словить передний кант и хлопнуться о воду лицом.

Шмяк! Я даже не успел заметить, как из рук вырвало фал. Доля секунды, и у меня полная башка морской воды. И я, конечно, кашляю, но через кашель смеюсь, потому что главное — это то, что я поехал!

Поехали!

Катер подплывает ко мне. Никита доволен. Он кричит: «Отлично, Леха!», и бросает мне рукоятку фала. «Давай еще разок!»

На второй раз все получается не хуже, но только теперь я стараюсь прислушиваться к себе. Ноги сигнализируют о непривычной нагрузке: быстро забиваются, быстро устают. Затем начинает ныть спина, последними подключаются плечи. Где-то минуты через полторы я уже не совсем контролирую свои движения, отпускаю фал и торжественно погружаюсь под воду, постепенно сбрасывая скорость.

Следующий кадр: я сижу в катере, закутавшись в полосатое отельное полотенце. Ехать мокрым в открытой кабине на 50 км/ч довольно холодно, но по большому счету это ерунда по сравнению с тем, что было со мной минуту назад. У меня получилось! Не меньше, а, может, даже больше меня радуется Мартьянов: «За те 10 лет, что я занимаюсь вейком, ты — второй человек, вставший на моих глазах с первого раза! Было бы тебе лет 10-11, смог бы начать спортивную карьеру», — смеется чемпион. Мне, к сожалению, 27: делать первые шаги в профессиональном вейкбординге поздновато. А вот покататься в свое удовольствие я при возможности еще попробую.

МАТЧАСТЬ

Как начинающему вейкбордисту выбрать себе подходящую доску? Отвечает Никита Мартьянов:

Главное правило: чем легче, тем лучше. Тем проще будет тебе на ней кататься и выполнять трюки. Заморачиваться на материалах, из которых сделан вейк, я бы не советовал: это новичку все равно ничем не поможет. Лучше обратить внимание на длину доски. Она колеблется где-то от 120 до 150 см. Чем длиннее — тем устойчивее, но трюки удобнее делать на короткой, более маневренной. А вообще, если соберешься покупать себе вейк, бери модель среднего уровня. Такие есть у каждого производителя. Они недорогие, но при этом достаточно технологичные.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся