Men's Health. Журнал

Волнительные моменты

Как прошел Black Sea Cup by Men's Health.
Андрей Золотов ни разу не видел живого серфера. Поэтому на Black Sea Cup by Men's Health мы послали именно Золотова — полезно посмотреть на собственный праздник чужими глазами. Наибольшее впечатление на репортера произвел серфер мертвый.


Что? Открытый чемпионат России по виндсерфингу и кайтбордингу Black Sea Cup by Men's Health.
Где? Виндсерфинг — пляж Высокий Берег (Анапа).
Кайтбординг — коса Голенькая (36 км от Анапы, 6 км от станицы Благовещенская).
Когда? 19-26 сентября 2010 года.
Будет? Black Sea Cup 2011 планируется на 18-25 сентября 2011 года. Место проведения то же.
Как добраться? Перелет Москва–Анапа–Москва — от 10 000 руб.
Принять участие?
К соревнованиям допускаются как любители, так и профессионалы. Для участия в большинстве дисциплин чемпионата достаточно зарегистрироваться на www.blackseacup.ru либо прямо на месте в первый день соревнований.

МЕСТО ВСТРЕЧИ
Black Sea Cup, Открытый чемпионат России по виндсерфингу и кайтбордингу, проходит в Анапе с 2005 года. Это наиболее подходящее место для такого рода турнира в европейской части России: стабильные (а не порывистые) северные ветры скоростью 6-12 м/с. Стабильность обеспечивает равнина перед Азовским морем, горы, стоящие за Анапой, да и разница температур Азовского и Черного морей. Плюс тут разнообразный ландшафт. К примеру, условия для кайтеров — ветер + неглубокая вода без волн — обеспечивают характерные для этих мест лиманы.
В 2010 году в число организаторов вошел наш журнал, что отражено в названии турнира (Black Sea Cup by Men’s Health). В соревнованиях приняли участие 278 спортсменов из 39 городов России. Судьи отмечают, что впервые за 6 лет состязаний ветра было достаточно для проведения всех запланированных гонок — а это без малого по 15 в каждом классе. Всего в 2010-м было разыграно 22 комплекта медалей. Победители в категории “профессионалы”:

ВИНДСЕРФИНГ
Олимпийский класс RSX:
Дмитрий Полищук (мужчины)
Татьяна Базюк (женщины)
Класс “Формула”: Вадим Евтеев 


КАЙТБОРДИНГ
Дисциплина “Фристайл”:
Евгений Новожеев (мужчины)
Светлана Турчина (женщины)
Дисциплина “Курс-рейс” :
Максим Шайдаков

Полный список призеров — на www.blackseacup.ru

КТО ДУМАЕТ, ЧТО АНАПА — ЭТО ДЕТСКИЙ
курорт и белые панамки, тот глубоко ошибается. Здесь уже много лет собираются (с мыслями, с силами да и просто большими стаями) серферы, а в конце сентября тут случается соответствующий чемпионат России. Почему? Велика Россия, а покататься негде. Как говорят, на европейской части страны “дует только Анапа”. В смысле это единственное место, где ветер и волна такие, что можно нормально кататься. Виндсерферам идеально подошел пляж Высокий Берег в самой Анапе, кайтеры летают над Кизилташским лиманом недалеко от города. Вот сюда я и прибыл.

БЕРЕГ
“15, 16, 17…” — отжимаюсь я обратным хватом от унитаза. Унитаз в данном случае — не центр композиции, а лишь спортивный снаряд. На пляж к серферам хотелось бы явиться с раздутыми трицепсами-бицепсами…
Пляж Высокий Берег действительно лежит под обрывом. Шикарный с этого обрыва вид. Море кишит похожими на акульи плавники парусами. Это виндсерферы — то ли разминаются, то ли уже гоняются. Еще предстоит понять. Замечаю внизу на пляже навес, под которым складируют доски и паруса (серферы это называют “матчасть”). Сейчас спокойненько спустимся с холма и рассмотрим все стадо поближе.
Похрустывая галькой под ногами, дохожу до навеса, из-под которого спортсмены шустро выхватывают доски и выбрасывают их на воду, потом то же происходит с парусами. Поднимают из воды парус за веревку (это старт-шкот), ловят ветер и устремляются. Все. Соревнование происходит настолько далеко от берега, что хоть о погоде пиши.
Я замечаю под навесом белобрысого парня в спортивных темных очках и с рацией на груди. Инструктор по виндсерфингу Артем Ромашкин (Ромашка) отвечает за организацию соревнований и легко соглашается угоститься со мной пивом (Не более двух бокалов в день! — Прим. ред.). “Анапские серферы пьют только “Новоросс”, — говорит, отхлебывая из пластикового стакана, инструктор.
Я спрашиваю, зачем серферы уплывают далеко от берега, ведь зрителям ничего не видно. Работа такая у журналиста — задавать идиотские вопросы. “Только там достаточно ветра, чтобы нормально гоняться”, — объясняет мне Артем. И вообще — тут соревнования, а не показательные выступления.
Артему 34 года. Загорелый, довольный собой и жизнью блондин. Говорит, что бросил работу топ-менеджера в питерском казино (хотя, скорее, казино просто прикрыли) и вернулся в виндсерфинг, которым когда-то занимался профессионально. “Я три года не был в отпуске. Только казино, бабло, ночные клубы, девки и кокос. Я азартный человек и денег в казино оставил много. Но от такой жизни устаешь. Кто там, в клубах? Водители (не владельцы!) дорогих машин, дети упакованных родителей и какие-нибудь продажные модели. Здесь, на море, свой адреналин. Мы все без пафоса. Сюда хоть на соревнования, хоть просто погонять приезжают люди со всяким доходом. Но единственное, чем можно похвастать, — насколько ты крут на волне”.
Артем говорит, что именно здесь, в Анапе, можно понять, что такое русские серферы. Каждую осень на чемпионате России они заканчивают сезон. Здесь можно увидеть всех.
Что ж, я увидел всех — на соседствующей с навесом станции “Анапа”. В большинстве своем виндсерферы — это крепкие подтянутые дядьки на больших внедорожниках или минивэнах. Именно дядьки, в среднем около 35 лет. Оно и понятно. Серфинг дорог не только сердцу, но и карману. Доска стоит от 60 000 руб., хороший парус около 40 000. “Кто-то тратится на дорогие тачки, потом на их тюнинг, а мы вот матчасть покупаем. Большую доску, поменьше, один парус, другой”, — объясняется Артем.
Сама станция при этом похожа на подмосковный гаражный кооператив, поставленный на попа: какие-то железнодорожные контейнеры, шифер, железные лестницы. На гламур тут никто не тратится, только на снарягу.

МЕРТВЫЙ СЕРФЕР
Артем вручил мне гидрокостюм со словами: “Вон там валяется мертвый серфер, иди встань на него” — так у серферов называется тренажер, который стоит (точнее, лежит) на пляже. Постоял, ничего страшного. Дальше я беру доску и вытаскиваю ее на воду. Не так уж важно, как долго у меня не получалось подружить доску с парусом и сколько раз я падал, главное, инструктор Ромашкин не обманул — стоять на доске и даже немного двигаться на ней учишься меньше чем за два часа. Но ехать…
В эти дни меня пичкали разрозненной информацией про серферов. Одни говорили, что сила тут не особо играет роли, главное — уметь ловить ветер и балансировать на доске. Другие, наоборот, высказывались, что слабакам на серфе не место. Когда мы вышли в море на катере посмотреть гонки виндсерферов, у меня появилось собственное мнение. В определенные моменты выступление на доске похоже на шестовой стриптиз — мачту паруса закручивает вокруг своей оси, и серфер крутится на доске вместе с ним, чтобы не упасть (особенно это заметно, когда соревнования происходят по фристайлу, где надо делать трюки). А когда удалось разогнаться до такой скорости, где начинается глиссирование (около 40 км/ч), то есть доска отрывается от поверхности воды, касаясь ее только кормой, у серфера начинается жесткое порно. Ветер дует порывами, и, чтобы доска не сошла с глиссирования, нужно делать махи парусом. Серфер, держась на вытянутых руках за гик (рукоять), изо всех сил раз за разом подтягивает к себе парус весом с собственное тело, уравновешивая таким образом центр масс. “При этом напрягаются и руки, и ноги, и пресс, и… — гармоничное, короче, развитие тела гарантирует виндсерфинг, — объясняет мне сидящий в лодке организатор чемпионата Кирилл Воногов. — Эти дети (мимо нас, хлопая парусами, словно ушами, пролетает группа подростков) — эти дети подтягиваются по 40-50 раз”.
Я молча признаю очередное фитнес-поражение. Полтос подтягиваний! Ясно, что к 30-40 годам из этих детей вырастут те самые лютые дядьки, которые будут таскать столитровые доски (речь про водоизмещение) в одной руке. Море спорта.

ПАША-ТОРТИК

На третий день (или в какой-то другой?) я осмеливаюсь подойти к самой колоритной фигуре из тех, что присутствуют на Высоком Берегу. Крепкий такой толстяк с голубыми глазами, рыжим гнездом волос на голове, кольцом в ухе. Рыжий сидит за деревянным столом на террасе серф-станции.
— Можно?
— Конечно. Садись.
— Я пишу для Men’s Health.
— А я Паша Добряков, в кругах серферов больше известен как Паша-Тортик. Не потому, что люблю сладкое, а потому, что…
— …очень калорийный?
Тортик на серф-станции с пяти лет. Так получилось, что первые водные мотоциклы в Анапе появились именно здесь, поэтому тут он и зависает практически ежедневно. “На серф я встал недавно — в 10 лет. Сейчас мне 17, и сейчас больше пристрастия к вейву (англ. wave), то есть катанию на виндсерфе по волнам. В Анапе самые офигенные в России для этого условия. Мы все тут ждем ноябрьские шторма, которые не дают нашим яйцам расслабиться. Утром просыпаешься — и первым делом прогноз погоды смотреть…” В этот момент кто-то кричит по станции: “Пацаны, завтра восьмерка с юго-запада!” Копошащиеся со снаряжением на берегу одобрительно кивают. “Если Анапа утром не дует — сразу настроение падает”, — объясняет рыжий Паша.
Тортик не участвует в Black Sea Cup, чем, конечно, раздосадован. Говорит, что в гоночных дисциплинах участвовать не любит, а для фристайла не подходит. “Во фристайле легкие ребятки. Видишь, сейчас ветра мало, но им достаточно, чтобы разогнаться и сделать какой-нибудь элемент. А я тяжелый”. Если бы было катание по волне, Тортик бы и участвовал, и выиграл обязательно. По крайней мере, приз зрительских симпатий. “Кайфовая волна — пять-шесть метров — приходит с юго-запада в ноябре. Или только с южака, или запада. Это жесткие условия, тут не каждый выдержит”.
Мы спускаемся с Тортиком вниз, там, в промышленном контейнере среди кучи досок и гидрокостюмов, стоит ржавая двухколесная тележка. “Сутенерская!” — с непонятной нежностью характеризует ее Тортик. На этой телеге он каждый день выкатывает к берегу свой аквабайк — рыжая, как сам Тортик, “тигровая акула” заряжена до предела. Открывает крышку, под которой “865 кубиков и где-то 160 л. с., точно никто не мерил”, захлопывает “капот”. “Когда я первый раз на нем вышел, мне чуть руки не оторвало. Кому-то, может, и оторвало, кстати. Наверное, прошлому владельцу… Иначе, не понимаю, зачем он его продал”.
Потом Тортик лихо разгоняется на этой акуле, на секунды ныряет вместе с байком, потом взлетает над водой. Мясистый школьник, который собирается стать врачом, на время становится энергичным морским животным.
Кстати, о медицине. Тортик говорит: “Тут полно врачей-серферов. Стоматологи в основном. Я их понимаю, постоянно смотреть гнилые зубы — это же стресс. И снять его можно только на волне”.

ЖЕСТКИЙ ТРАФИК
Насмотревшись на серферов, мы едем в станицу Благовещенская, что километрах в тридцати от Высокого Берега. Там, в переулке Лазурном, третий дом справа, в изобилии водятся кайтеры. Это — кайт-школа Виталия Добрянского. Он раньше жил в Перебурге, а, кажется, в 2005-м переехал в Анапу. В его сравнительно небольшом дворике вечерами скапливается по 200-300 человек. Ревет музыка, на проекторах — снятое за день сумасшедшее видео, за столами места не найти. Я уж не говорю про очереди в туалет.
Пока едем, болтаем с Сашей. Саша поставляет в Россию из Англии одежду и экипировку для серферов и кайтеров. Он пытается мне объяснить, в чем прелесть кайтсерфинга: “Вот на серф встать можно быстро, минут за 40, но потом долго учиться на нем ездить. Годами оттачивать мастерство. А чтобы на кайт встать, надо часов шесть теорию послушать, чутка разобраться со стропами и кайтом — и все. Уже этого хватит, чтобы потом спокойненько по лиману взад-вперед трамваить”. Лиман — это мелководный залив. Ветер там гуляет еще какой, а вот волны почти нет — то, что нужно кайтерам. У того лимана, куда мы едем, целых две косы: Бугазская отделяет его от моря, а Голенькая неровно делит сам лиман. Нам на Голенькую. Проехав Благовещенку, выезжаем к морю. Отсюда уже видно, как над лиманом висят разноцветные воздушные змеи. Собственно, так кайт и выглядит издалека: маленькие детишки плещутся в лягушатнике, гоняясь за своими воздушными змеями.
Поразительная картина открывается, когда мы спускаемся на косу: земля завалена кайтами, небо завалено кайтами, людей столько, что протискиваться надо, как в вагоне московского метро в час пик. Стоит “хаммер” с огромными колонками, долбит музыка. По воде туда-сюда шныряют люди на досках, держась за стропы кайтов. Те, кто соревнуется, еще и подпрыгивают в небо на несколько метров. Я очень ждал вот этого трюка, когда кайтер разгоняется, взмывает вверх и перелетает через косу (ну и зрителей, соответственно). Но, видимо, в соревнованиях такой трюк не засчитывают.
“Че-то сегодня жесткий трафик”, — замечает какая-то девушка. Ее явно тут все знают. Хотя, как сказать… тут все всех знают, все друг с другом здороваются. Очень уже открытая тусовка. Прогулялся по косе в одну сторону, потом в другую — вот ты всех и знаешь. Только пришел — и ты уже свой. В доску, конечно.
Широкие разноцветные штаны и шорты, бейсболки, выгоревшие на солнце белые волосы до плеч, пресс как стиральная доска и возраст в районе 20-25 лет — вот портрет типичного кайтера. Все любят свободу, как рыба воду, и только и ждут момента, когда удастся вырваться из пыльных городов.
Мне-то, конечно, думается, что моду задает Петя Тюшкевич — чемпион мира и звезда обложек Men’s Health. Тюшкевич в этом году не выступает, но помогает судить. Петя скромно говорит, что никто тут никому не подражает, а волосы белые у всех от солнца.
Благодаря атмосфере в духе “все свои” я наобум заговариваю с коротко стриженным пареньком. Выясняется, что он научный сотрудник чего-то там очень серьезного. И заикается немного, и вообще стеснителен по жизни. И только здесь у него получается расслабиться: можно и с чемпионами поболтать, и с девчонками познакомиться. 

ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР
Чтобы BSC 2010 прошел как надо, время, силы и средства тратили десятки организаций.

ОРГАНИЗАТОРЫ:
Федерация по виндсерфингу и кайтсерфингу (ФВК), журнал Men’s Health

АВТОМОБИЛЬНЫЙ ПАРТНЕР:
Volkswagen Amarok

ТЕЛЕФОН СОРЕВНОВАНИЙ:
Sonim XP3.20 Quest Pro

ОДЕЖДА СОРЕВНОВАНИЙ:
Animal

НАПИТОК СОРЕВНОВАНИЙ:
вода “Серябь”

ПРИ ПОДДЕРЖКЕ:
Всероссийской федерации парусного спорта, программы Men’s Health Adventure, Cabrinha NPX, O‘Neill Wetsuits, кайт-клуба “Унесенные ветром”, радио Energy, журнала “Весь Экстрим”, телеканала А1, порталов: Yuga.ru, Anapa.info, Wind.ru, Kites.ru, Raceyou.ru

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЕР ФВК:
КБ “Флора Москва”


Фото: Андрей Каменев, Анна Шахова

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся