Men's Health. Журнал

Даунхилл в горах: как покорить Бутан на велосипеде

Наш австралийский коллега Джеймс МакКормак пересек горные просторы Бутана на велосипеде, прикоснувшись к чудесам этого гималайского королевства и попытавшись понять, как ощущают мир его граждане, живущие по принципам философии Валового Национального Счастья.
По Бутану на велосипеде

Что Велопутешествие по Бутану, «стране дракона-громовержца». Проверь себя на длинных подъемах, пронесись по вызывающим выброс адреналина спускам и прокатись по тихим сельским дорогам.
Когда Весна (март – май) и осень (сентябрь – ноябрь) — пики туристического сезона. В другое время можно попутешествовать с неменьшим удовольствием, но без толп туристов. И не бойся зимних трескучих морозов. По крайней мере в долинах климат на удивление умеренный.
Зачем Крошечная, не испорченная прогрессом гималайская страна — одно из самых загадочных мест на планете. Она годами ограждала себя от остального мира: скажем, запрет телевидения и интернета был снят только в 1999 году.
Как В Бутан летает только национальная авиакомпания Druk Air и только из Таиланда, Индии, Мьянмы, Непала и Бангладеш.

«Странные дела творятся», — подумала 80-летняя Кенцанг Лхадон. Женщина только что спустилась из своей родной деревушки Олатанг к местной буддийской ступе, где вот уже много дней подряд она готовится к смерти — точнее, как верит Кенцанг, к перерождению для прекрасной новой жизни. Она обходит ступу вокруг снова и снова, 60 раз в день, раскручивая ярко раскрашенные молитвенные колеса и читая мантры: это поможет очистить путь для реинкарнации.

Кенцанг уже не покидает Олатанг, здесь ей очень спокойно. Кроме того, она слишком стара, чтобы отправляться в дальний путь. Будет лучше, если она просто останется здесь и будет каждый день ходить к ступе и читать мантры. Но на середине молитвы Кенцанг кинула взгляд в сторону холма Горена. Странно. Определенно, очень странно. Она никогда не видела ничего подобного, и ее пальцы крепче сжали молельные четки. Быть может, это злые духи? Трое двигаются по узким тропинкам крутого холма, как будто скользя, быстрее, чем может бежать человек. И на них одежды, которые она никогда не видела. Закончив спуск, троица скрылась в лесу, потом вынырнула из него, но уже намного ближе. «Невероятно! Ничего подобного я себе и представить не могла!» — подумала Кенцанг. Впервые в жизни она видела человека на велосипеде.

Некоторые жители Бутана видели человека на велосипеде впервые

Тут нет ничего удивительного. Во всем гималайском королевстве едва ли наберется сотня владельцев горных велосипедов, причем один из них — сам король Джигме Кхесар Намгьял. Кроме того, туристические группы велосипедистов обычно ездят по тихим сельским дорогам. Чтобы посчитать тех смельчаков, кто отважился пробираться на двух колесах узкими горными тропинками, по которым ходят местные, вполне хватит пальцев обеих рук.

Впрочем, в этот список входят двое из троих моих компаньонов — Угьен Церинг, которого все называют Ю-Ти, и Кенцанг Тобгей. Вместе с Ярабом Друкпа они работают гидами в отеле Uma Paro Resort, где я поселился, чтобы выполнить одно из самых интересных заданий МН, счастливо выпавших на мою долю. Ближайшую неделю я проведу в седле горного велосипеда, колеся по дорогам и тропам Королевства Бутан и знакомясь с местными горными массивами, в которых прячутся древние монастыри.

Королевство Бутан

Пора по Паро

В Бутане царит государственная философия под названием «Валовое Национальное Счастье» — сокращенно ВНС, — придуманная и введенная в обиход в начале 70-х королем Джигме Сингье Вангчуком. Техническому прогрессу и активному развитию экономики в ней отводится одно из последних мест, тогда как традиционные бутанские ценности — семья, культура, природа, буддизм — выведены на первый план. Обо всем этом назойливо кричат все источники информации о Бутане, начиная со статей в прессе, блогов и рекламных проспектов и заканчивая бортовым журналом самолета компании Druk Air.

Как я и предполагал, сходство Бутана с раем на Земле сильно преувеличено: как и в любой стране, здесь множество своих проблем. Крайне сложно купить алкоголь. Мусора, с которым давно борются власти, тоже пока немало. Тысячи рабочих-мигрантов из Индии влачат жалкое существование в убогих хибарах. Многим людям до сих пор нужно не какое-то призрачное счастье, а элементарные бытовые товары — например, велокомпьютер с GPS, который кто-то спер с моего велосипеда в одну из ночей.

Жизнь в Бутане

Однако в чем-то Джигме Сингье Вангчук был прав. Бутан не похож ни на одну страну, где мне удалось побывать. Люди в общем и целом выглядят счастливыми. По крайней мере, они чертовски дружелюбны. Фотогеничные бутанцы с удовольствием фотографируются с иностранцами в странных велокостюмах. Кстати, в целом западный стиль одежды тут не в диковинку, но большинство бутанцев, похоже, вполне довольны своими традиционными нарядами, как, например, Яраб, старший гид Uma Paro.

Он встретил меня в аэропорту, одетый в серую гхо — традиционный бутанский халат — и сверкающий радостной улыбкой до ушей. «Как прошла посадка? — спросил он, надевая мне на шею таши кадар, белый шарф доброй воли. — Наш аэропорт Паро — один из десяти самых опасных аэропортов мира». Казалось, что он гордится этим, хотя позже я узнал, что в окруженном холмами Паро за всю его историю не было ни одного чрезвычайного происшествия, что удивительно: последний крутой левый поворот самолета перед нашим приземлением был сделан на такой мизерной высоте, что казалось, крыло вот-вот коснется земли.

На велосипеде по горным тропам Бутана

Путь к вершинам

До нашего первого серьезного визита в горы прошло еще несколько дней. За это время Яраб и Ю-Ти дали нам возможность покататься по тихим дорогам долины Паро. Мы неслись сквозь мрачноватые поля с торчащими из потрескавшейся земли остатками соломы — в стране наступала осень. Мы катались по подвесным мостам, украшенным молитвенными флагами. Мы мчались мимо приземистых ферм, перед которыми тощие куры и шелудивые псы рылись в земле, а рядом играли сопливые, но всегда улыбчивые дети, за которыми присматривали розовощекие мамаши и морщинистые старики. Одним словом, приятные, расслабляющие поездки.

Но на третье утро мы уехали из Паро на первый выезд, 17-километровый подъем на перевал Дочула. Начали мы в спокойном режиме, спускаясь мимо ферм, храмов и руин по извилистому руслу реки Паро Чху. Проехали Тхимпху — в этой крошечной и хаотично застроенной неопрятными многоквартирными домами столице Бутана нет ни одного светофора, — и только после этого начался подъем. Страшная жара изнуряет, несмотря на то, что на дворе декабрь. Вот уж чего я точно не ждал: это же Гималаи, думалось мне, и сюда вместо крема для загара лучше взять побольше теп­лых вещей. Поэтому я упаковал с собой кофту с длинными рукавами, толстые перчатки и даже сапоги. Ничто из этого не пригодилось. Уже позже я узнал, что Тхимпху находится примерно в такой же близости от экватора, что и австралийский Брисбен.

Храм в Бутане

Мы передвигались по извилистой дороге, густо заляпанной пятнами солнечного света, проникающего сквозь кроны могучих старых сосен, пихт и елей. С момента начала подъема прошел уже час, и стало заметно прохладнее. Периодически нас с трудом обгоняли старенькие грузовички фирмы Tata, извергающие облака сизог­о дыма, а ветхие автобусы, в которых, кажется, укачивало еще самого Адам­а, скрипели и стонали так, словно взбирались на последний перевал в своей жизни. В остальном признаков жизни мы почти не видели, если не считать стоянки для грузовиков с несколькими лачугами вокруг, да на иммиграционном посту в нескольких ларьках сморщенны­е старухи продавали яблоки, орехи и нитки чуго — сушеного сыра из молока яков.

Но в основном наш путь пролегал вдоль леса, тихого и неподвижного. Я забыл о своих спутниках, настроился на самый спокойный ритм езды и прислушивался лишь к поскрипыванию педалей моего велосипеда. К тому времени, как я добрался до вершины Дочула (3150 м), с которой открывался невероятный вид на горизонт, полный спутавшихся крон деревьев и покрытых снегами горных пиков, где весь лес был украшен молитвенными флагами и где стояли 108 белоснежных ступ, будто приветствующих мое достижение, — я почти переродился духовно.

Разумеется, за все приходится платить, да еще и с процентами: спуск к городку Пунакха, цели нашей поездки в тот день, был вдвое длиннее подъема. И скорость… Сказать, что мы ехали быстро, это ничего не сказать. От бешеной гонки слезятся глаза, за резким слепым поворотом натыкаешься на пылящий грузовик (о ПДД здесь, конечно же, и не слыхивали), а на прострельных прямых участках становится по-настоящему страшно — я никогда еще не ездил так быстро по горным дорогам, да еще и в сумерках приближающейся ночи. Да, и ни одного фонаря на всю группу. Неплохо, а?

Нет, ну мы, конечно, могли слезть с велосипедов и спуститься в Пунакху на одном из сопровождающих нас джипов. «Но, черт возьми, как часто тебе выпадает возможность проехать 36 километров настоящего, серьезного даунхилла? — думал каждый из нас. — Вот-вот. Никогда. Так что к черту фонарики и джипы!»

Даунхил в Бутане

Посадили на цель

Перевал Дочула стал лишь первым в целой серии потрясающих спусков — преимущественно, синглтреков, то есть очень узких маршрутов. На следующий день Ю-Ти и я поднялись из деревеньки Тало на километр вверх через густой лес: дубы, ольха, волчья ягода, рододендрон и дикий грецкий орех. Плети вьющихся растений целиком покрывали деревья, обрамленные к тому же зарослями папоротника, и повсюду был мох, свисающий с деревьев и стелющийся ковром под колесами, отчего земля становилась похожей на губку. Ручейки звенели, неся свои кристально чистые воды вниз по холмам, птицы заливались вовсю. А сверху нам открылся перехватывающий дух вид на Пунакха-дзонг, самую известную крепость в Бутане...

Но самое потрясающее испытание осталось на закуску — монастырь «Гнездо Тигра». Ему уже почти 400 лет, и он фантастическим образом расположен на высоте 900 метров над долиной Паро среди отвесных утесов. Добраться до него можно исключительно по узкой дорожке — настолько крутой, что ехать на велосипедах по ней невозможно. А вот скатиться вниз — почему бы и нет?

Это было явно идиотское мероприятие, и все встречные — пилигримы, семьи, влюбленные парочки, туристы на вьючных лошадях и даже две старые перечницы явно за восемьдесят — говорили об этом если не словами, то взглядами, когда я, Ю-Ти и Кенцанг Тобгей пыхтели мимо них, таща велосипеды в гору.

Но некоторые не стеснялись высказываться вслух, думая, что этим смогут нас отговорить, — как британский турист по имени Бен, спускавшийся из монастыря вместе с другими посетителями. 

«Ты сумасшедший, — говорил он мне, крутя пальцем у виска. — Вот же чертов псих!»
«Да, мы психи, — согласился Кенцанг. — Но у нас великая цель — Гнездо Тигра. Так что мы божественные психи».

До вершины я добрался выжатым как лимон. Мои икры сводила судорога. А впереди еще были несколько сотен ступенек лестницы, ведущей к монастырю. Но это стоило того: Гнездо Тигра поразил меня до такой степени, что я долго не мог поверить, что вокруг меня — не декорации к какой-то прекрасной сказке, а действующий монастырь с богатой историей. Но больше ни слова о нем — о Гнезде достаточно написано в любой статье о путешествии в Бутан. А вот о спуске на велосипеде с верхней площадки монастыря нигде не сказано ни слова, что неудивительно: за последние 400 лет оттуда спускались на велосипеде, наверное, всего с полдюжины раз, причем три из этих шести спусков совершил Ю-Ти.

Бог мой, как же это было восхитительно! На нашем пути были отрезки, когда дорога чуть ли не завязывалась в узел, были требующие серьезной подготовки крутые участки, попадались каменистые завалы, на которых можно было запросто сломать себе шею. Но прекраснее всего оказался скоростной спуск — один из лучших даунхиллов, которые я совершал когда-либо в своей жизни.

В итоге, когда я оказался внизу, от моей усталости не осталось и следа — я был полон сил, абсолютно счастлив и сиял, как начищенный пятак. И это ощущение не покидало меня еще несколько дней. Но в моих глазах до сих пор стояла умиротворенная улыбка, которой одарила меня Кенцанг Лхадон возле ступы под Олатангом. И уже по возвращении домой я понял, что скучаю по этой 80-летней старухе, — так нас сблизило ощущение восторга, с которым мы воспринимаем жизнь. Разница лишь в том, что мне, чтобы его повторить, нужно пролететь полмира и сломя голову падать вниз на горном велосипеде по опасной трассе. А Кенцанг может испытывать этот восторг хоть каждый день, пока не уйдет в свою прекрасную новую жизнь. Ей достаточно лишь пройти несколько сот шагов до ступы.

Бутан

Бутан дружбы народа

1. Самоназвание: Друк Юл, Друк Ценден («страна дракона-громовержца»).

2. Площадь: 38 394 км2 (135-й номер в списке стран мира).

3. Население: около 740 000. Точнее сказать невозможно — горы, знаете ли.

4. Государственный строй: демократическая конституционная монархия.

5. Государственная философия: Валовое Национальное Счастье, ставит своей целью развитие особого вида экономики, соответствующего бутанским культурным и религиозным традициям и ценностям.

6. Экономика: сельское хозяйство, туризм, продажа почтовых марок.

7. Король: 33-летний красавец Джигме Кхесар Намгьял Вангчук, самый молодой монарх в мире.

8. Язык: официальный — дзонг-кэ, однако при этом бутанцы разговаривают еще на 24 языках.

9. СМИ: Бутанская вещательная служба появилась только в 1986 году, до этого большинство бутанцев понятия не имели, что такое радио. Запрет властей на телевидение был снят только в 1999 году, однако отношение к телевизору больше негативное: правительство убеждено, что этот источник информации стал причиной роста преступности. Первый интернет-провайдер — DrukNet — появился в 2008 году, и с тех пор количество пользователей достигло примерно 15 000 человек (по данным на 2012 год).

10. Дресс-код: обязательное для всех граждан страны ношение национальной одежды в светлое время суток.

11. Похороны: официально принят обычай кремации, однако, по тибетской традиции, часто используется передача тела усопшего на корм птицам.

12. В бутане официально запрещено курение: попавшемуся с поличным курильщику-бутанцу грозит штраф в 175 евро. Иностранцам курить разрешено, однако если ты попытаешься продать сигареты кому-нибудь из местных, тебе тут же предъявят обвинение в контрабанде.

13. Аэропорт Паро: один из самых опасных в мире, так как перед посадкой самолету приходится маневрировать между горными вершинами.

Что тебе понадобится на маршруте

Contour+2

Камера

Contour+2

С камерой, установленной на шлеме, необыкновенная поездка на велосипеде может быть запечатлена для истории. Мой выбор пал на внушительную Contour+. У нее сверхширокоугольный объектив, шесть элементов линз, эффект поворота на 170 градусов и ряд полезных функций, включая определение место­положения по GPS и связь с телефоном по Bluetooth (12 900 рублей на sportcraft.ru).

Specialized Demo 8I

Велосипед

Specialized Demo 8I

Этот велосипед великолепен на подъемах и отменно справляется с петляющим синглтреком и большими крутыми спусками — в этих дисциплинах кросскант­рийные байки частенько отстают. Неудивительно, что этот велосипед дважды завоевывал звание чемпиона мира в классе даун­хилл. Demo 8I проворен, точен — одним словом, куча положительных эмоций тебе обеспечена (162 000 рублей на specialized.ru).

Black Diamond Nitro

Рюкзак

Black Diamond Nitro

При объеме в 22 литра этот рюкзак вместил практически все, что мне нужно было в пути на весь день, но также был достаточно небольшим и легким, чтобы не чувствоваться за спиной. И хотя мне очень понравились такие детали, как наружный утягивающийся карман и карман на поясном ремне, больше всего я полюбил систему лямок, которая была надежной и удобной (5490 рублей на blackdiamondequipment.ru).

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся