Men's Health. Журнал

Испытано на себе: экспедиция по льду Байкала

Редактор МН Дмитрий Сироткин стал одним из немногих жителей Земли, кто объехал по кругу закованный льдом Байкал — самое глубокое озеро планеты. Вот его путевой дневник.
Экспедиция «Байкал Трофи» по льду озера Байкал

ЧТО: Экспедиция «Байкал Трофи» по льду озера Байкал.
КОГДА: Каждый год в период с 15 февраля по 30 марта, когда на Байкале лучший лед для путешествий на автомобиле.
ЗАЧЕМ: Серьезный экстрим в крепкой мужской компании, проверка собственных физических и душевных качеств, потрясающие пейзажи зимнего Байкала. Автоматом получишь 10-дневный курс вождения на льду.
КАК: Через сайт www.baikaltrophy.ru оставь заявку руководителю экспедиции Владимиру Николаеву, а дальше — поездом, самолетом или на собственном внедорожнике до Иркутска.

Удар в днище! Кажется, что это небо вдруг свалилось прямо на крышу моего внедорожника. Салон новенького Land Cruiser 200 вдруг видится мне роскошным гробом со вставками из кожи и дерева. Задние колеса уходят под лед; спиной, покрывшейся холодным потом, я чувствую, как великое озеро тянет машину за бампер могучими лапами — вниз, все глубже, в свои ледяные объятия, в холод и смерть. Мир перед глазами начинает переливаться всеми цветами радуги, а в ушах отвратительный писклявый голосок тянет: «все-все-все-все»

09 марта 2013 года, за несколько часов до описываемых событий

Листвянка – Ольхонские ворота – Малое море

Ежегодная экспедиция «Байкал Трофи» стартовала. Мы вышли на лед в районе Листвянки — поселка у истока Ангары. Мы — это 10 специально оборудованных внедорожников, в каждом — по 2 человека, водитель и штурман (в пути мы будем меняться местами). Я и москвич Алексей Климов расположились посередине, в экипаже №5. 

Цель экспедиции — обойти Байкал по часовой стрелке по льду, с короткими вылазками на берег. Впереди у нас 2034 километра льда, снега, непроходимых торосов, смертельно опасных трещин, движущихся и подламывающихся льдин. Но пока расстилающаяся под ярким солнцем бесконечная гладь Байкала заставляет нас только восторженно галдеть.

Великое море, как называют его местные жители, встречает нас не очень приветливо. Выезд на лед экспедиции преграждает здоровенный ледовый торос: оказывается, буквально три дня назад в районе озера произошло землетрясение магнитудой 5 баллов. Преодолевать его решено «качелями».

Льды Байкала

По ширине колес на торос кладем длинные доски, и машина по ним переезжает препятствие, в верхней точке перенося центр тяжести на другую сторону. Звучит хорошо, но под первым же автомобилем — Land Cruiser 100 технического координатора «Байкал Трофи» Артема Кайчука — ломается левая доска, и внедорожник грохается днищем прямо на ребро тороса. Итог — перебитый надвое карданный вал, машина отправляется на ремонт в Иркутск.

Первое построение экспедиции. Комиссар Михаил Бобовский объясняет технику безопасности при движении на льду. Все действия должны быть максимально плавны­ми: аккуратный газ, торможение несколькими короткими нажатиями на педаль, с запасом рассчитанная траектория поворота. Тут какую резину ни поставь, любое неверное действие, и ты — пьяная корова на льду. Отправить авто даже при небольшом кивке руля в занос — плевое дело.

Слушаем дальше. У каждого члена экипажа всегда должна быть под рукой не только рация, с помощью которой идет все общение, но и какой-нибудь тяжелый предмет (ок, я заранее подобрал на берегу 2 увесистых булыжника). Пристегиваться ни в коем случае нельзя — заклинивший замок ремня погубит тебя, если автомобиль проломит лед и начнет тонуть. А уходит машина под воду в среднем за минуту, и этого времени вполне достаточно, чтобы:

а) заглушить двигатель, чтобы он не вышел из строя;
б) разбить тяжелым предметом боковое стекло (лобовое бить бессмысленно, разве что дыру проделаешь);
в) без паники выбраться на крышу авто;
г) раздеться догола, бросить одеж­ду на лед. С собой оставить только нож, который всегда должен лежать в кармане;
д) прыгать в воду (подумаешь, ледяная — здоровее будешь) и выбираться на лед, зацепляясь с помощью ножа.

Палаточный лагерь на льду Байкала

10 марта 2013 года

База отдыха «Хадарта» –центр Байкала

Байкальский лед, толщина которого колеблется от 40 до 150 см, прозрачен до такой степени, что поначалу не веришь глазам. Если он свободен от снега, то кажется, что идущий впереди тебя человек передвигается по воде. Если ты у берега, на мелководье, то сквозь лед прекрасно видишь лежащие на дне камни и даже изредка — снующих между ними рыбешек. А ближе к середине озера можно в мельчайших подробностях рассмотреть маленького рачка, который по неосторожности вмерз в лед на глубине 1 метра от твоих ног. Не покидает ощущение, что из сине-черной бездны под ногами глубиной более километра за тобой кто-то наблюдает.

На некоторых участках Байкала прозрачный лед сковал мутноватые осколки торосов, и разглядывать их причудливые формы можно бесконечно, ощущая себя комаром, расположившимся на поверхности гигантского бокала с коктейлем. Но самое невероятное зрелище — это трещинки, которые пронизывают ледяной массив, как капилляры. Их уходящие вниз переплетения напоминают компьютерные модели фантастических зданий со множеством подсобных этажей, переходов и лифтовых шахт.

Менее приятен пейзаж с больши­ми трещинами — выглядит все так, будто какой-то великан вспахал огромным плугом ледовую гладь. Под наваленными сверху кусками льда ширина трещин — от 40 до 120 см. Это могила для нас, если не действовать с умом. Перед каж­дой из трещин штурманы выходят из машин и пешнями — тяжелыми острыми ломами — скалывают лед, утрамбовывая им пустоту. А затем потный от страха водитель переезжает ее либо медленно и плавно (если есть опас­ность откалывания краев трещины), либо на скорости, но также без резких движений педалями газа и тормоза. Опасность, что льдина при нагрузке на один край перевернется и накроет машину, как крышкой, есть всегда.

Сегодня я покорил свою первую трещину. Потом еле оторвал руки от руля и осмотрел сиденье на предмет его сухости. Сегодня же предстоит ночевк­а прямо на льду в общей палатке, в самом центре Байкала — сверились по GPS. Толщина льда здесь 1,2 метра, он совершенно прозрачен и почти без трещин.

11 марта 2013 года

Центр Байкала – мыс Котельниковский

Около 5 часов утра меня подкинул крик: «Мужики, подъем!!! Палатку рвет!!!» Путаясь в спальном мешке, обнаруживаю, что весь засыпан снего­м, а стенки палатки ходят ходуном, будто какие-то идиоты вдесятером раскачивают стойки. На самом деле это баргузин — мощный ветер, приходящий время от времени на Байкал из Даурских степей. Складывание палатки на открытом льду при порывах ветра 10–15 м/с — разновид­ность парусного спорта без судна. А ухватить разбросанные и разлетающиеся во все стороны вещи — непосильная задача. Мой дорожный набор с бритвенными принадлежностями Байкал забрал себе.

День прошел спокойно — от цент­ра озера мы добрались до мыса Котельниковский, где и заночевали на базе отдыха. Завтра предстоит переход до самой северной точки озера, в район города Северобайкальска. Там мне предстоит покинуть ребят и отправиться в Москву — дела не ждут.

Как перепрыгнуть через трещину?

12 марта 2013 года

Котельниковский – Северобайкальск – Хакусы

Уже никто никуда не возвращается. Путь по льду с Котельниковского в Северобайкальск оказался завален слоем снега толщиной до мет­ра. Внедорожники ревут, ползут — скорость 10–15 км/ч, расход топлива — 45,7 литра на 100 км. За час до отправления моего поезда бак моего «крузера» пересох окончательно. Вперед с канистрами отправлены два экипажа за соляркой, а нас потихоньку начинает заносить снегом. База, принято решение идти до конца экспедиции.

Ждем, мерзнем. Или не мерзнем? Я совершенно адаптировался к холоду. Если в Москве у меня постоянно мерзнут пальцы на руках и ногах, то здесь я запросто умываюсь снегом, чищу им зубы и мою руки, съев мерзлый кусок жареной курицы во время пит-стопа. Температура в -6 градусов воспринимается совершенно комфортно, а застегнуть куртку хочется только с -15.

Через три часа после дозаправки отправляемся в местечко Хакусы, на другой берег Байкала. По решению комиссара наш Land Cruiser становится во главе колонны, и мы около часа прокладываем экспедиции колею сквозь снег, изощренно матерясь от дикого страха и готовности в любой момент провалиться к такой-то матери. Большой слой снега — что теплая подушка, он не дает намерзать льду, а также начис­то скрывает трещины.

Обошлось. И слов больше нет.

14 марта 2013 года

Хакусы – Большой Ушканий остров

Вечер седьмого дня экспедиции. Как говорят организаторы, именно этот день всегда является самым сложным психологически. Похоже, так и есть. Связи нет третий день, а невыносимо хочется поговорить с семьей.

Утром выдвинулись от Хакус, где простояли сутки, отдыхая в горячих источниках, к Ушканьим островам. Дорога кошмарна: начались участки торосовых полей длиной от 500 мет­ров до 2,5 километров. Зрелище совершенно потрясающее: чуть присыпанная снегом сплошная масса смерзшихся небольших кусков прозрачного льда, переливающихся под солнцем в спектре от светло-зеленого до густо-синего. Но ехать по этому полю — сущий ад. Представьте себе полтора километра хаотично нагроможденных лежачих полицейских, сделанных изо льда и с сечением острого треугольника. Двигаться можно со скоростью не более 5 км/ч, и эта дорога вытрясает из тебя всю душу.

«Ну что, Дима, не спится?» — хохочет по рации руководитель экспедиции Володя Николаев (кстати, именно этот молодой человек и его компания «Персона Тур» затащили меня сюда). Собираюсь ответить, открываю рот, но больно прикусываю язык на очередном торосе и просто неистово матерюсь в ответ.

На подходе к Большому Ушканьему острову путь нам преграждают гигантские ледовые наломы, которые мы пытаемся объехать, но, кажется, это будет длиться вечно. Нервы на пределе.

Мой «сосед» Алексей берет пешню и отправляется на борьбу с очередной трещиной. Я же, сидя за рулем, впервые всерьез ощущаю «дыхание» Байкала: почти трехтонный «круизер» легонько кренится вправо, через полсекунды влево, и все затихает. Окруженная трещинами громадная льдина, на которой стоит машина, на долю сантимет­ра подвинулась в своем ложе — но и этого хватило для того, чтобы возникло ощущение падения в черно-синюю бездну. Через секунду я понимаю, что побелевшими пальцами сжимаю камень, который держал в подстаканнике салона. Черт, как же мне страшно!

Ночуем на Большом Ушканьем острове. Здесь на метеостанции уже 26 лет живет усатый и отчаянно пьющий смотритель Юра. Он предоставляет в наше распоряжение двухкомнатный домик с жарко натопленной печкой. Готовим ужин, а напряжение между парнями звенит, как высоковольтные провода. Все подавлены отсутствием связи, усталостью, страхом перед завтрашним выходом на лед. В штыки принимаются еще вчера невинные подшучивания, бешенство вызывает забытая на столе грязная ложка... Казарменные ароматы от 20 измученных мужиков наполняют душное помещение. А еще простудившиеся члены экспедиции решили перед сном съесть по 5-6 зубчиков чеснока. Что-то будет завтра…

Экспедиция «Байкал Трофи»

15 марта 2013 года

Бухта Змеиная – Улан-Удэ – Гремячинск

Усталость продолжает сказываться. Тимур Набиев, фотограф из Новокузнецка, вопреки всем правилам передвижения по льду (постановка ноги только на полную стопу, скольжение между снежными островками) побежал за отъехавшей машиной своего экипажа, будто по футбольному полю. Результат — падение и перелом ключицы. Вывозим морщащегося от боли, но держащегося молодцом парня на берег, к ближайшему врачу. Асфальтированная трасса — новое откровение. В последние дни мы редко достигали 60 км/ч, а тут 80, и кажется, что мы несемся как угорелые. При разгоне до сотни становится и вовсе страшно. И куда несутся эти бурятские лихачи, обгоняющие нас при первой возможности?

Под вечер Тимур закован в гипс, но остается с нами. Завтра продолжим путь.

16 марта 2013 года

Гремячинск – база отдыха «Утулик»

Предпоследний день экспедиции. Сегодня за 17 часов пройдено 405 километров до поселка Утулик: Байкал хорошенько испытал нас на вшивость.

В районе полудня при переходе через огромную трещину начали покачиваться разделяемые ею огромные льдины. За 3-4 секунды я чуть не поседел. Должно быть, примерно так ощущает себя муха, сидящая на раскрытой книге, которую неожиданно закрывает человек. Разница лишь в том, что муха может взлететь. На негнущихся ногах я покинул машину; из соседнего джипа зайцем выскочил побледневший Тимур, забывший по такому случаю про сломанную ключицу.

Только прошли участки ледяных наломов — задул сарма. Местные жители бледнеют от одного упоминания об этом бешеном урагане. Поднялась пурга, видимость — не более 10 метров. Двигаемся впритык друг к другу, 3–5 км/ч: потеряться сейчас, несмотря на рации, — пара пустяков. При остановках под напором ветра громадный «круизер» ползет по льду. Мне жутко хочется отлить; пытаюсь открыть дверь, но ее чуть не отрывает ураганным порывом вместе с моей рукой. 4 часа мы, как слепые котята, ползком движемся по навигатору к берегу. Кое-как, правдами и неправдами найдя узенькую тропку и постоянно расчищая ее пешнями, выбираемся. Спасены! Спасены!!!

17 марта 2013 года

Утулик – Старая Ангасолка – Листвянка

Мы благополучно добрались до Листвянки — той точки, откуда отправлялись в путь. Мы покидаем Батюшку (так, вслед за местными, мы называем Байкал), чтобы вернуться к семьям, работе, городскому быту и прочей рутине. 20 взрослых мужчин, проживших 10 дней на льду великого озера, едут заключать договора, преподавать детям алгебру, писать статьи, разводить рыбу, фотографировать голых девиц — и просыпаться иногда ночью, услышав во сне искаженный рацией голос: «Внимание, всем экипажам! Начинаем движение!» А лично ко мне, я уверен, будет возвращаться одна и та же история, случившаяся прямо на старте...

...Мир перед глазами начинает переливаться всеми цветами радуги, в ушах отвратительный писклявый голосок тянет: «все-все-все-все». Но мы с Алексеем успеваем выскочить из машины за несколько секунд до того, как края полыньи, держащие «круизер», начнут ломаться под его тяжестью. Подлетев­ший на Toyota Hilux Вадим Коношонок из 8 экипажа ловко цепляет к передним проушинам машины трос и рывком вытаскивает нашего бегемота. Шел первый день экспедиции...

[GALLERY_H]

Что взять на весенний Байкал

Ушанкой и валенками тут не обойдешься. Чтобы не замерзнуть, но и не потерять подвижность под тысячью одежек, мы использовали продукцию, разработанную для альпинистов и лыжников.

Экипировка

1. Куртка The North Face Men's Half Dome
2. Шапка The North Face Denali Thermal Beanie
3. Флисовая кофта с капюшоном The North Face Men's Kaolin Full Zip Fleece Hoodie
4. Перчатки The North Face Patrol Gloves
5. Непродуваемые штаны The North Face Men's Renshi Insulated
6. Термобелье The North Face Men’s Hybrid Merino
7. Рюкзак Nordway Trekker 90
8. Ботинки Salomon B52 TS GTX
9. Спальный мешок Vaude Ice Peak 400

Редакция благодарит за предоставленную экипировку ГК «Спортмастер» (sportmaster.ru), магазин «Спортмарафон» (sport-marafon.ru).

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся