Men's Health. Журнал

Испытано на себе: гонка Mazda MX-5 Ice Race

<p>Наш корреспондент принял участие в гонке Mazda MX-5 Ice Race &#8213; 2013, благодаря чему справился с застарелой боязнью льда в сочетании с заднем приводом. Так как весна пока не спешит к нам в гости, его опыт может оказаться весьма полезным. </p>

ЖУТКОЕ ДЕЛО

Получив приглашение от Mazda Motor Rus погонять по льду Верх-Исетского пруда, что в Екатеринбурге, на родстере Mazda MX-5, изучил всю наличествующую информацию.

Собственно, сам автомобиль более чем известен: шутка ли ― в 2005 был внесен в Книгу рекордов Гиннесса, как самая популярная спортивная модель. Ездить нам предстояло не на серийных автомобилях, а гоночных ― кольцевых, по прозванию Aori. (160-сильный родстер похудел на 100 с лишним килограммов: нет пассажирского сиденья, обшивки, складной крыши, зато появился каркас безопасности, спортивная подвеска и шины Michelin с шипами 1,6 миллиметра).

Гонка Mazda MX-5 Ice Race 160-сильный родстер похудел на 100 с лишним килограммов

Управлять мне им никогда не доводилось ― уже неспокойно как-то. И вообще, когда я последний раз управлялся с задним приводом, да еще на льду? И тут я вспомнил…

«Лихие девяностые», конец ноября. Месяц назад получены права, вчера куплена первая машина ― ВАЗ-21063. Вот она, новенькая, стоит у подъезда ― первый снег уже изрядно залепил капот и багажник и на глазах превращается в ледяную корку. Я запустил двигатель и цепляю дворники.

Дворовый спортивный энтузиаст дядя Петя неподалеку разматывает шланг, чтобы заливать хоккейную коробку. «Твоя?» ― кивает он в сторону «шестерки». «Моя», ― отвечаю сдержанно, но не без гордости. «Ну, готовься»! «К чему»? «К жестянщику ездить! ― гнусно хохочет дядя Петя. ― Задний привод на льду ― жуткое дело»! Сказал и пошел каток заливать…

В средние века в благочестивой Европе дядю Петю конечно бы сожгли. И правильно бы сделали. Потому что нечего страшными предсказаниями сыпать. Той зимой я ездил в гаражи править двери и крылья ежемесячно, следующей ― пусть реже, но тоже регулярно. А потом, потом... я купил «восьмерку», дальше были «девятки», следом пошли джипы. Однако то, что «задний привод на льду ― жуткое дело», засело в подсознании неистребимым вирусом.

Потому летел я в Екатеринбург с неким смятением в душе, но с решимостью в сердце навсегда избавиться от проклятия дяди Пети.

ЧЕТВЕРТЫЙ НОМЕР

Вот и пруд. Кто-то из сотоварищей говорит, что глубина здесь ― пятьдесят метров, так что если провалишься ― едва ли достанут. Сообща приходим к мнению, что и с десяти метров не достанут, и в приподнятом настроении идем на инструктаж.

Входы в повороты отмечены красными фишками, увидел их ― сбрасывай газ

Его проводит Олег Кесельман ― титулованный гонщик, да к тому же директор Академии спортивного вождения Mazda и бессменный руководитель Mazda MX-5 Ice Race. Именно он придумал трассу, схема которой выдана каждому участнику. Кесельман доходчиво, как в школе (не даром же ― директор), объясняет, что на прямых участках можно разогнаться и до 120 км/час, но их не так много. Входы в повороты отмечены красными фишками, увидел их ― сбрасывай газ, в противном случае выбросит на бруствер, который твердый как бетон, потому всякий с ним контакт чреват погнутыми рычагами и покореженным радиатором.

Чтобы окончательно остудить горячие головы, участникам выдают бумагу, которую всякий желающий сесть за руль Aori должен подписать. Текст прост ― я, имярек, торжественно клянусь вести себя благоразумно, если же по дурости изуродую машину, пусть покарает меня рука моих товарищей; если же я убьюсь, то так мне и надо. Ставлю автограф и отправляюсь на лед, где ждет определенный мне жребием автомобиль № 4.

Полчаса до заезда проходят в шутках-прибаутках и выборе шлема. Всех забавляет титанических размеров мужчина, которому самый внушительный гонщицкий головной убор влезает лишь на маковку. Наконец, шлем находится и ему. Старт...

Тренировочных заездов два. Первый я решил потратить на изучение машины и трассы, посему не тороплюсь ― меня обгоняют все. Зато я опытным путем устанавливаю, что внешний контур ледяной дороги пусть и длиннее, зато «припудрен» смерзшимся снегом, потому машина на нем более устойчива.

Правда, в отличие от голого льда, здесь попадаются участки вроде стиральной доски. В подобных случаях принято писать, что, дескать, спортивная подвеска отрабатывает малейшую неровность. Высвобождая после финиша «тело белое да рассыпчатое» из тесных объятия каркаса безопасности, ощущаю ― неровности отрабатывала не подвеска, а моя задница.

Во втором заезде пытаюсь на прямых развить обещанные Кесельманом сто двадцать. Не получается. То ли резко на газ жму, то ли еще чего ― машину заносит: приходится притормаживать. Нахожу свой результат на информационном стенде ― до лидеров, как до Луны. Ну и пусть ― главное не улетел, хотя некоторые уже штурмовали брустверы.

НЕ ТАК СТРАШЕН ЛЕД

Квалификация. В зачет идет время двух лучших кругов. Первый проезжаю без особых эксцессов, даже уворачиваюсь от закрутившегося на повороте автомобиля коллеги. На втором надо поднажать. И я жму на газ ― тут же попадаю на изрядный смерзшийся комок, левым передним колесом касаюсь бруствера, снег словно всасывает автомобиль.

В зачет идет время двух лучших кругов. Первый проезжаю без особых эксцессов

Мгновение, и машина висит на гребне, задрав морду. Это конец... Жду буксира. Наверняка и рычаги погнуты, и радиатор раскурочен ― на всякий случай глушу двигатель: не хватало еще его перегреть. На этом Mazda MX-5 Ice Race ― 2013 для меня закончилась.

На следующий день, пока «большие ребята» под руководством известных гонщиков, приданных им в качестве тренеров, боролись за первое место, я в числе непрошедших квалификацию осваивал искусство контролируемого заноса на специально приготовленной для чайников «гантеле».

Первое, что сказал мне наставник, было: «Забудь про тормоза, работай только газом». Лед в сочетании с задним приводом не так уж и страшен, теперь я знаю это наверняка. Ни в коем случае нельзя выжимать сцепление (только если быстро переключить передачу) ― по счастью, машина, на которой я тренировался, была с автоматом.

И главное ― никаких резких движений: ни рулем, ни правой ногой. Еще важнее расчет ― надо четко уловить момент, когда задние колеса начнут действовать заодно с задающими направление движения передними, тогда машина, пусть и дрифтуя, аккуратно пройдет поворот, не сорвавшись в занос.

Достигается все это посредством тренировок. Кстати сказать, не таких уж утомительных, как могут решить непосвященные. Во всяком случае, к концу занятия у меня уже кое-что получалось. С каждым кругом зловещий покровитель катков, дядя Петя, терял надо мной власть, терял надо мной власть и лед.

Единственное, на что я отвлекся ― сбегал на трассу посмотреть ― жива ли моя машинка под четвертым номером? Она была не только жива, она победила в гонке, и я почувствовал себя некоторым образом причастным к команде триумфаторов. Пусть хоть так… 

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся