Men's Health. Журнал

Как научиться управлять самолетом: редактор МН за штурвалом Extra 330 LX

Мое лицо стекает с черепа, как часы на картине Дали. Но я продолжаю тянуть ручку управления на себя, завершая первую в своей жизни мертвую петлю, выполненную самостоятельно.
Extra 330LX — двухместный пилотажный моноплан
Размах крыла: 8 м
Длина: 6,7 м
Высота: 2,6 м
Вес: 660 кг
Мощность: 315 л.c.
Скорость: 407 км/ч
Объем топлива: 189 л

В кресло пилота меня привел фильм «Интерстеллар». Сначала герой обложки Men's Health в декабре 2014-го Мэттью Макконахи, сыгравший в нем летчика, посоветовал нам обязательно попробовать управление самолетом. А потом марка Hamilton, также отметившаяся в этом фильме, прислала приглашение на авиашоу во французский Сен-Максим. Швейцарские часовщики привезли туда свой свежекупленный (налетавший всего 46 часов) спортивный винтовой самолет Extra 330LX: «У вас будет возможность полетать вторым пилотом и лично выполнить фигуры высшего пилотажа». И вот я уже стою на небольшом аэродроме и смотрю на ярко-оранжевый фюзеляж с моей фамилией на боку — обычно на нем летает француз Nicolas Ivanoff.

Николя Иванофф
Николя Иванофф

Аэроакробат, каскадер, посланник марки Hamilton и участник соревнований Red Bull Air Race, которые объединили аэроакробатику с гонками. Из-за очередной гонки Иванофф и не присутствовал в Сен-Максиме, лишив себя удовольствия полетать с нашим Ивановым.

У Николя русские корни. Во Франции вообще много людей со смутно знакомыми фамилиями. Так, победил на авиашоу Free Flight World Masters в этом году француз Александр Арловский.

Взлет, тронулся

Только что прошла гроза, и сразу стало очень жарко. «Сними брюки, — говорит чемпион мира по аэробатике Франсуа Ралле, протягивая мне летный комбинезон, — в кабине духота, я сам под комбинезоном без штанов». Я переодеваюсь и занимаю кресло впереди — в Extra пассажир сидит первым.

– Добро пожаловать на борт! Если придется прыгать, отстегнешь ремни, а я сделаю переворот, чтобы ты выпал, тогда и дергай кольцо парашюта, — буднично инструктирует меня Франсуа, пока мы выруливаем на взлетную полосу.

В кабине никакой отделки — только трубы силовой конструкции, шкалы приборов и ручка управления. «Let's go!» — слышу я в наушниках; под нарастающий рев 6-цилиндрового мотора и звуки песни Beggin группы Madcon самолет легко отрывается от земли. Мы направляемся ближе к морю, туда, где нам разрешили крутиться, вертеться, взлетать и падать (я надеюсь, не совсем до земли) — в общем, показывать высший пилотаж.

Вид из самолета шикарный, погода тоже, и все же мне как-то не по себе. Вспоминая Довлатова: «атмосфера, как в приемной у дантиста». Мои мысли прерывает пилот, который с интонацией конферансье объявляет: «Мертвая петля!» — и самолет устремляется строго вверх. Мое тело моментально становится в три-четыре раза тяжелее, будто меня притягивает к спинке кресла мощнейший магнит. Не успеваю свыкнуться с этим ощущением, как волосы встают дыбом — самолет уже летит вверх шасси, после чего легко возвращается в нормальное положение. «А теперь ты», — говорит пилот, и я даже переспрашиваю, не ослышался ли.

Да, действительно этот отчаянный французский парень хочет, чтобы я сам повторил то же самое. Была не была! Берусь за ручку управления и в зеркале вижу, как Франсуа показательно поднял руки — мол, он ничего не трогает. «Пуль зе стик, пуль-пуль-пуль!» — командует он на своем французском английском, и я послушно тяну на себя неожиданно тонкую (в палец толщиной) и почти невесомую ручку.

В этот раз ощущения от петли еще боле­е противоречивые. Это похоже на американские горки, только там ты никак не влияешь на крутость виражей, а тут все в моих руках — отпущу ручку, и перегрузка закончится. Я не отпускаю и немного коряво, но все же заканчиваю маневр: «Вандефуль!» — одобряет Франсуа. Расслабиться мне он не дает: «Теперь я делаю бочку». Мы мягко проворачиваемся вокруг своей оси и, как и в прошлый раз, приходит моя очередь попробовать.

Я отклоняю ручку влево сантиметров на десять, и Extra тут же делает полный оборот. Может, я прирожденный пилот? С машиной и то первое время управляться было сложнее.

Аэробатика
Аэробатика

Авиаспорт, выступления в котором делятся на две дисциплины: обязательную программу и фристайл. В первой пилоты должны показать программу из определенных фигур высшего пилотажа, не покидая квадрат со сторонами 1 км и оставаясь на высоте от 100 до 1000 метров. Во втором — полная свобода творчества. В аэробатике нет разделения по гендерному принципу, женщины соревнуются наравне с мужчинами. 5 раз абсолютным чемпионом мира становилась наша соотечественница Светлана Капанина.

Франсуа Ралле
Франсуа Ралле

Капитан французских ВВС в отставке, после ухода из армии занимается аэроакробатикой. В прошлом году выиграл чемпионат мира.

Визитная карточка Франсуа в небе — фигура, имитирующая то, как военные отдают честь: пролетая перед публикой, самолет поворачивается к ней «лицом», продолжая лететь в том же направлении, что и прежде, только теперь боком, и как бы кивает, после чего снова поворачивается по направлению движения и гордо удаляется.

Машина мечты

Возьми свои самые яркие ощущения от управления автомобилем, умножь их на десять — и ты все равно не получишь то, что чувствует пилот спортивного самолета. Extra 330LX удивительно послушен. Благодаря этому стал одним из главных самолетов для аэробатики. Он немедленно следует за ручкой управления, а если та останавливает свое движение — замирает в том положении, в каком его оставили. Самолет не начинает снижаться или сваливаться с траектории, а так и летит вперед — хоть под углом в 45 градусов, хоть в 90, хоть просто пузом кверху.

Такая четкость в реакциях очень важна: на соревнованиях по аэробатике пилоты должны фиксировать машину под заданными углами. На краях крыльев Extra — специальные металлические конструкции, по которым из самолета легче оценивать его положение относительно горизонта. Франсуа поставил самолет вертикально и хочет, чтобы я убедился в точности этой фигуры. Убеждаюсь, и мы снова делаем несколько бочек, включая такие быстрые, что моя голова бьется о плечи, как язык в колоколе. Такое ощущение, что законы физики сегодня не для нас. У меня это просто не укладывается в голове, как, впрочем, и то, что я — 32-летний журналист из Москвы, еще вчера долбивший по клавишам в районе Марьиной Рощи, управляю самолетом в небе Лазурного побережья Франции. Сказать, что это странно, — ничего не сказать.

Антон Иванов

Да, мне и до этого доводилось летать на необычных самолетах — взять хотя бы космическую лабораторию ИЛ-76МДК или реактивный L39 Albatros, на котором обучают пилотов истребителей. Но Extra 330LX просто потряс меня.

Казалось бы, тут нет реактивного двигателя и скорости «Альбатроса»; этот самолет не способен подняться на 6000 метров, как ИЛ-76МДК, чтобы камнем падать к земле, отчего в салоне на 20 секунд воцаряется невесомость. Но зато в этой крошке нет и ничего лишнего — только то, что нужно для любых фигур высшего пилотажа. Extra 330LX готов безропотно сносить перегрузки +/-10G, а на каждые 2 с небольшим килограмма веса тут приходится 1 лошадиная сила. Об удивительной управляемости таких самолетов говорит, например, видео в интернете: ты наверняка видел, как пилот умудрился вывести машину из штопора и мягко посадить ее, несмотря на то, что у самолета отвалилось одно крыло.

Пока именно послушность этой машины, а вовсе не красота Земли или страх за собственную жизнь, — мое самое яркое впечатление от полета. Впрочем, конечно, я не могу судить обо всех повадках Extra. Ведь все же моя роль в управлении самолетом не больше, чем у ребенка, сидящего на коленях отца за рулем машины. Даже когда Франсуа не держится за ручку управления, тяга и все остальные параметры полета остаются под его постоянным контролем, а наша высота и маневренность позволяют легко исправить любую мою ошибку.

Авиашоу Free Flight World Masters
Авиашоу Free Flight World Masters

В октябре 2014 года авиашоу во французском Сен-Максиме прошло в 4-й раз. Зрители (всего около 100 000 человек), расположившиеся прямо на пляже, наблюдали полеты акробатических самолетов, известных на весь мир пилотажных групп Patrouille de France и Cartouche Doré, истребителей Mirage 2000N и Rafale, боевых вертолетов Tigre.

Перегрузки

Отрицательная и положительная перегрузки отличаются своим направлением. При положительной перегрузке (когда ты летишь вверх) кровь отливает в ноги, что можно компенсировать, надев противоперегрузочный костюм: он будет надуваться, сдавливая конечности и препятствуя перетоку крови. С отрицательной перегрузкой (она образуется, когда ты летишь с ускорением вниз) все сложнее: при ней кровь приливает к голове, которую сдавливать бесполезно.

  • Взлет на пассажирском самолете: 1,5 G
  • Поездка на американских горках: 4-6 G
  • Фигуры высшего пилотажа на спортивном самолете: -7/+12 G

Смотри, какая фигура

Убедившись, что я не блюю от каждого переворота, Ралле решил устроить мне настоящую проверку: «Теперь мы сделаем вертикаль с винтом. Жесткую. Готов?» Я киваю, и мы на полном дросселе под прямым углом уходим в небо.

200, 300, 500, 1000 метров. На американских горках перегрузки длятся пару секунд, а тут стрелка прибора передо мной застыла на отметке 6G и, кажется, не собирается с нее слезать. Но Франсуа этого мало — самолет начинает с неистовой силой проворачиваться вокруг своей оси. Это уже серьезно!

Так мы и летим вверх, пока откуда-то не появляется дым, а пропеллер как-то пугающе не замедляется. Extra клюет носом и в непривычной тишине, пришедшей на смену урчанию двигателя, начинает падать. «У нас что, заглох мотор?» — мелькает у меня в голове, но пилот тут же «ловит» машину, урчание возобновляется, мы снова летим как надо. Оказалось, Франсуа в верхней точке фигуры «колокол» просто сбросил газ, а я уж было подумал, что колокол звонит по мне. В следующую секунду у меня снова перехватывает дыхание: Ралле решает полетать вниз головой, и я тут же повисаю на ремнях. Сквозь стекло я вижу под собой облака, море и землю, которая кажется красивой, но слишком твердой на вид.

«В небе всегда хорошая погода, — будто прочел мои мысли Ралле. — Я раньше служил в ВВС, летал на истребителе Mirage 2000. Бывало, внизу все серое и идет дождь, но ты садишься в самолет, поднимаешься повыше, а там голубое небо. В такие дни я шел после работы с улыбкой до ушей и думал — чего все такие хмурые? Небо-то высоко над тучами все равно светлое».

Под это романтическое отступление мы и совершаем посадку. «А ты крепкий парень!» — хлопает меня по плечу Франсуа. «Да, я такой!» — пытаюсь улыбнуться я и на нетвердых ногах направляюсь к выходу с аэродрома. «Эй! Выход с другой стороны», — смеется Франсуа. Похоже, виражи все же вскружили мне голову сильнее, чем я думал.

Hamilton
Hamilton

Часы этой марки существуют с 1892 года и по праву считаются самыми «голливудскими» — Hamilton успел покрасоваться на запястьях героев более чем трех сотен фильмов. Так как у марки есть историческая связь и с авиацией (в 1930-х Hamilton получили статус официальных часов крупнейших американских коммерческих авиалиний), особое место в фильмографии занимают фильмы о пилотах и космонавтах: «Авиатор», «Перл-Харбор», «Космическая одиссея 2001 года».

[GALLERY_H]

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся