Men's Health. Журнал

Остров Кадьяк: Men's Health изучает «русскую Америку» на Аляске

Здесь красную икру едят большими ложками, предпочитают спа-комплексам деревянные баньки по-черному, запускают в космос ракеты, а по улицам бродят полчища медведей. Причем это все правда. Только речь идет не о России, а о «русской Америке», каковой ее может увидеть всякий побывавший на аляскинском острове Кадьяк.
KODIAQ in KODIAK z.jpeg

Сюда мало кто ездит. Даже американцы, представления которых об этом штате сводятс­я примерно к тому же фольклорно-анекдотическому набор­у, что и у россиян о Чукотке. И этот набор почти одинаков и во многом предсказуем.

Вопрос в суде: «Где вы были в ночь с октября на апрель?»

«Что будет, если подоить аляскинскую корову?» — «Мороженое».

«Что аляскинцы называют сексуальным бельем?» — «Протертые флисовые штаны».

Короче, все в таком духе.

Самое забавное, что развенчать большинство стереотипов сложно. Да и вряд ли в этом есть какой-то смысл, потому что, помноженные на реальные впечатления, они лишь усиливают притягательность северного края, в котором остров Кадьяк — отдельная жемчужина.

KODIAQ in KODIAK - Bernard ROUFFIGNAC (3).JPG
  • Шоу северных широт

Или изумруд, сравнение с которым в описаниях Кадьяка гораздо более принято. Летом остров и впрямь утопает в пышной листве и хвое, и эта картинка, конечно, идет вразрез с иллюстрациями из книжек Джека Лондона. По своим размерам Кадьяк превосходит, например, Кипр. В рейтинг­е американских островов он стоит на втором месте после Гавайев. К слову, сравнивать с «тропическим раем» Кадьяк очень любят местные гиды, расписывая радости серфинга в приполярных широтах. И ведь находятся энтузиасты. Во всяком случае, с дюжину хладостойких покорителей волны мы встретили на пляже Фосл-бич. Слово fossil на английском значит «окаменелость», и, конечно, редкий гид откажет себе в удовольствии пошутить про то, о чьих именно «окаменелостях» идет речь.

Впрочем, в списке туристических развлечений Кадьяка серфинг стои­т далеко не на первом месте. Логично, что он значительно уступает по популярности… пиву. Было бы нелепо позиционировать Кадьяк как пивную Мекку, но своей пивоварней и крафто­вым­и сортами здесь гордятся по праву. Бары на центральной площади у причал­а не испытывают недостатка в посетителя­х даже в утренние часы, когда нужно дождаться открытия алкогольного супер­маркета.

marie-france-latour-458412-unsplash.JPG

Пинта уходит за пинтой, как дети в школу. Будь то лагер или эль, все здешние малоградусные опции достойны дегустаци­и. Секрет их вкуса, на наш взгляд, не столько даже в чис­тоте воды, сколько в свежести и аппетитности закуски: крабов, гребешков, мидий и, конечно, лосося… Особенно того, что закопчен в частном цехе неподалеку, в котором верховодят две симпатичные подружки. Несколько лет назад они смотались из Калифорнии в поисках приключений и новых впечатлений. На Кадьяке, по их словам, «фана» выше крыши. Ты просто выбирай, мистер, что тебе по душе или по силам: марафон, состязание на каяках, забег на гору или фестиваль краба.

В списке «аттракционов» немало опций и с техноуклоном, включая экс­курсии к ветряным вышкам, посеще­ние порта с разнокалиберными судами, полеты на вертолетах и гидросамолетах и, конечно, наблюдение за запус­ком ракет с тихоокеанского космодрома на мысе Нэрроу. Как раз во время нашего приезда для корпорации Alaska Aerospace было открыто «окно» во Вселенную. Но ни в один из четырех дней, к разочарованию и нас, и целой армии других заезжих ротозеев, из-за неразберихи то ли в небес­ной, то ли в земной канцелярии ни один космический аппарат так и не был отправлен бороз­дить просторы Вселенной. Компенсацией стало шоу — совершенно бесплатное, поскольку мы его наблюдали с берега, — в виде тренировки бравых американских воинов. В главном город­е острова, он также называется Кадьяк, расположена и самая большая в США станция береговой охраны, и лагерь спецназа ВМС. Романтиков, взращенных на американском ТВ и Голливуде, завлекают кроме того возможностям­и поглазеть на место съемок фильм­а «Спасатель» с Кевином Костнером и Эштоном Кутчером, а также популярного реалити-шоу «Смертельный улов».

Кадьяк
  • Медведь пришел

Насчет улова — это просто попадани­е в точку. Продажа лицензий рыбакам и охотникам — одна из существенны­х статей дохода. Инвентарь можно не везти. В местном «универсаме» Big Rays есть все, что может понадобиться для ожидания и добывания трофе­я. Даже набор для самостоятельног­о ле­чени­я и пломбирования некстат­и разболевшегося зуба. Будет ли улов смертельны­м (или обойдется), зависи­т от подготовки участников действия. Весьма рискуют те, кто полагается на милость природы.

Такие встречаютс­я среди бескорыстных природоведов, развлекающихся тем, что караулят не с винчес­терами, а с фотоаппаратами здешнюю фауну: белоголовых орланов, лосей, оленей Ситки, снежных козлов, китов и морских котиков. Больших объективов и профессиональных каме­р им для этого не требуется, ведь фаун­а порой позирует столь близко, что и без зума картинка получаетс­я детальне­е и красочнее, чем даже на кана­ле Discovery. А уж какие эффектные селф­и выходят, когда объект съемки вдруг начинает двигаться в сторону субъекта съемки. И ладно, если это безобидный лемминг или баклан, а не представитель доминирующего вида — к­адьяк. Это самый крупный среди бурых медведей в мире. Взрослая особь може­т весить до 600 килограммов.

Медвед­и здесь буквально на каждом шагу: в виде огромных чучел, украшающи­х углы в аэропорту, гостиницах, ресторанах и магазинах; в виде бронзовог­о памятника недалеко от мэрии или сувениров. Но больше всего — в живом виде. Местные справочники расходятся в цифрах о численности косолапых. Некоторые утверждают, что их вполовину меньше, чем людей, другие говорят, что одинаково, то есть примерно по 6 тысяч. Так или иначе, но шансы на близкий контакт очень высоки. Мы их увеличили тогда, когда легкомыслен­но пошли собирать ягоду, которую здесь называют «лососевая», то есть salmonberry, и когда остановились у помойки сфотографировать остовы старых автомобилей. В эти моменты, как в известном анекдоте, главным было не бояться и быстро ретироваться.

KODIAQ in KODIAK - Bernard ROUFFIGNAC (25).JPG
  • Машина-зверь

Нам повезло, вероятно, еще и потом­у, что биологические кадьяки дружелюбно отнеслись к автомобильному Kodiaq. Для своего флагманского кроссовера компания Škoda более подходящего имени не нашла. И местные жители были такому выбору крайне рады. Столичный мэр Патриция Брэнсон летала в Европу на премьеру модели, а потом жители города Кадьяка на один день, в угоду чешскому производителю, повсеместно исправили написание топонима, заклеивая конечную K литерой Q. Как на шильдике автомобиля. Популяцию американских бурых кадьяков на некоторое время разбавили двумя европейскими. Как их доставили из заповедной Европы, история для отдельной приключенческой повести. Какой из них лучше, сказать не беремся. Алый окрас и контрастный черный обвес Kodiaq SportLine — сильная комбинация. Зато к приключениям, судя по экипировк­е, лучше готов Scout с его усиленным кузовом, мощными накладками для з­ащиты колес­ных арок, мотора и передней части, с широкими 19-дюймовыми колесам­и и функцией off-road. «Скаут улыба­ется и весело насвистывает в любых ситуациях», — завещал американским пионерам основатель движени­я лорд Б­аден-Пауэлл. Kodiaq Scout верен завету.

Кадьяк
  • Наша Раша

«Настоящая свобода» — вот чем еще соблазняет туристов Кадьяк. В других штатах везде и всюду — частная собственность и сплошные ограничения. На Аляске по-другому: видишь гору — поднимайся смело, понравилась бухта — ставь палатку, разводи огонь, добывай пропитание. Ты можешь остаться один на один с природой, рассчитывая только на свои силы.

Но совсем неожиданный аргумен­т местных туристических проспекто­в в том, что «побывать на Аляске — это как побывать в России». И в этих слова­х не много натяжки. Кадьяк мног­о лет был центром Русской Америки. О проникновении нашем на планет­е сами за себя говорят сохранившиес­я геогра­фические названия: наприме­р, посе­лок Ouzinkie (Узенький) или залив Monashka. О них твердила и автомо­бильная навигаци­я: следуйт­е по Rezanov Drive или поверните на Wolkoff Lane. Самые красивы­е достопримечательности: дом-музе­й Барано­ва, названный в честь каргопольског­о купца, возглавлявшего Российско-амери­канскую компанию в конце XVIII века, и православная церковь, где свечку можно поставить на выбо­р: и тому же святому Николаю Чудотворцу, и Nikolai Wondermaker. Но особый бальзам на душу великоросса — побывать в гостях у кого-нибудь из алеу­тов в одном из отдаленных поселков острова. Тут тебя усадят за стол (он, правда, называется «стулак»), предложат «пирок», напоят чаем из самовара и даже предложат сходить в баню. Чувствуй себя как дома — который где-то еще.

KODIAQ in KODIAK - Bernard ROUFFIGNAC (9).JPG
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся