Men's Health. Журнал

Сплав по реке: MH осваивает Калужскую область

Мы отправили редактора МH Антона Зоркина в глубины Калужской области, чтобы опробовать новый метод избавления от неврозов — сплав по безлюдной водной глади.
Сплав по реке

Что Сплав по спокойной реке на байдарке, рафте или плоту

Когда С марта по декабрь, а на тех водоемах, которые не замерзают и зимой, — круглый год

Зачем Один из самых расслабляющих видов отдыха, род психотерапии для издерганных городских жителей

Где На всей территории России

Помидоры и сыр мы уложили на борт байдарки. Сюда же поставили пластмассовую крышку из-под минералки. В крышке сидел жук Билли. Насекомое размером со спичечную головку я обнаружил на покосившемся заборе в деревне Товарково. Это была стартовая точка нашего маршрута. Калужская область, две сотни километров от Москвы. «Как Билли выжил на морозе, откуда приполз?» — бормочет юрист Иван, он сидит со мной в одной байдарке. Путешествие походит на бесконечную медитацию: падает снег, течение лениво тянет нас вперед, где-то кричит птица, и эта картина не меняется часами.

Руководит нашей командой Марлен Зиядинов, инструктор по рафтингу — на фото ты узнаешь его по оранжевому костюму. В теплое время года он устраивает корпоративные сплавы на байдарках, рафтах — да на чем угодно. В прошлом году, например, неделю вел по Оке огромный плот с 30 сотрудниками крупно­го банка. «Спокойные сплавы, когда нет порогов, скорости и ты просто плывешь, — это очень популярно и у нас и за границей. В Германии их даже проводят в терапевтических целях — как средство против офисных неврозов», — поясняет Марлен.

Самородок Зиядинов и не знал, что седативные свойства сплавов вовсе используют и российские психотерапевты. Тем не менее он осваивает новую нишу: зимние сплавы (естественно, в те моменты, когда река еще не замерз­ла или лед уже сошел). Позапрошлой зимой он водил группу в однодневное путешествие по реке Пехорка в 30 километрах от Москвы. А в минувшем декабре собрался в сплав по Угре, и я тут же решил к нему присоединиться — кто ж не хочет избавиться от невроза?

Дальше команду пополнил наш общий друг, замученный юрист Иван, который недавно стал отцом и устроился на новую работу. И фотограф Кирилл, чтобы все происходящее снимать для истории. Получилось ровно две байдарки.

«Мы пройдем около сорока километров, для зимы это даже слишком — холодный ветер, течения нет. В таких условиях каждый метр за пять, имейте в виду», — предупредил нас Марлен. Так все и выходит — течения никакого, правда, температура -2 градуса, и холода совсем не чувствуется.

И тишина

Николай Слащев, врач-психотерапевт из Йошкар-Олы, уже пять лет в мае устраивает для клиентов ежегодный плавучий «семинар» на реке Малая Кокшага (Республика Марий Эл):

Поначалу коллеги относились скептически. Потом пошли отклики от клиентов, и многие стали направлять пациентов ко мне. Приезжают из Москвы и Санкт-Петербурга. В основном это офисные работники, люди, которые потерялись в жизни и пытаются нащупать почву под ногами. Я беру небольшую группу, мы сооружаем плоты и плывем: занимаемся медитацией, проводим групповые и индивидуальные сеансы психотерапии. Это не кабинет, в который пациент заходит, чтобы через час выйти. Я вырываю клиента из привычной обстановки на пять дней, отключаю от привычного потока информации. И создаю ощущение спокойствия: неторопливая река вместо оживленного шоссе, естественные цвета природы (к которым человек привыкал веками), а не серые бетонные коробки.

Слащев — не единственный специалист, оценивший терапевтические свойства тихих вод. Психолог Владимир Нужный из Перми каждый июль проводит тренинги на реке Усьве; Ирина Литвинова и Евгения Аверина из Самары одаряют клиентов терапией в процессе путешествия на катамаранах по реке Белой на Урале. Курс Литвиновой/Авериной называется «Двое в лодке по реке Жизни», и, как указано на странице проекта в интернете, он предназначен «тем, кто хочет разобраться в себе и отношениях с партнерами, коллегами, миром в целом».

Угра
Река в Смоленской и Калужской областях России, левый приток Оки (бассейн Волги). Длина — 399 км, ширина русла в нижнем течении — 70–80 м, средняя скорость течения воды — 0,4–0,6 м/с. Как и большинство подмосковных рек, Угра замерзает в начале – середине декабря. Впрочем, в окрестностях столицы есть множество рек (или их фрагментов), которые не замерзают даже в самые сильные морозы. Причины — быстрое течение, теплые стоки станций аэрации и ГЭС.

Сплав на байдарках

Байдарки скользят вперед, кружит метель. Мы едим сыр, лениво корректируе­м веслами направление. Зимняя подмосковная река — едва ли не самое тихое место на Земле. Нет никого и ничего. В какой-то момент и в самом деле начинаешь успокаиваться. Ну словно кто-то дергает переключателем. Забываешь про счет за квартиру, который нужно было оплатить полгода назад. Уходят мысли о ремонте кухни и французском смесителе, зато живо представляешь себя участником освобождения Руси от ордынского ига. Еще немного, и из лесу потянет запахом жареной овцы — где-то за деревьями стали лагерем татарские конники.

534 года назад чуть выше по течению действительно располагались нукеры хана Ахмата. Осенью 1480 года хан привел свои полчища в наши пределы, хотел наказать Москву за отказ платить дань. Дальше Угры его не пустило войско князя Ивана III. Так и стояли две армии целый месяц по разные стороны реки. Смотрели, наверное, как и мы, на воду и слушали, как кричат птицы. Наслушавшись, татары отправились восвояси (которые тогда располагались где-то в районе нынешней Волгоградской области РФ). Так и кончилась власть Орды, каковое событие историки назвали неизобретательно — «Стояние на Угре».

Туризм

Иван нежно смотрит на тонкий слой льда, который тянется по берегу. Он вспоминает трагический рассказ, который читал в школе — там старик потерял у зимней реки щенка и в ужасе носится по окрестностям. «Льдины у берега автор называл «забереги». А когда в воде плыли кусочки снега, писал, что «идет сало». Помню, в детстве на меня эта терминология произвела огромное впечатление», — объясняет он.

Время тянется медленно. За пару часов мы успеваем поговорить и о первых учителях, и о Магеллановых Облаках, о том, умирает ли в России деревня. На теме женщин задержались надолго. Вот мы проплываем мимо скопления молодых сосен; Иван на их примере выясняет, кому какие нравятся фигуры: «Тоненькая, хрупкая. Такая, да?» «Не, не вариант. Там, гляди, левее несколько подружек — в клуб идут, видимо, — машу я веслом в сторону леса. — Мне-то вон та больше нравится, но ее как-то подозрительно клонит к земле...»

Мы двигаемся мимо деревни Куприяново, проплываем Потапово и Субботино. Во время Второй мировой на этих берегах сражались бойцы советской 49-й армии. Если бы мы со своими байдарками оказались здесь в апреле 1942-го, то вместо тишины услышали звуки пулеметной стрельбы — битва шла круглосуточно. Интернет работает плохо, но мы с Иваном сушим весла и все-таки загружаем оперативные сводки из этих мест: «30 апреля 1942 года у деревни Суковка прямым попаданием бомбы на склад уничтожено и повреждено: винтовок — 195, пулеметов — 1, ручных пулеметов — 2, минометов — 1, снарядов 45-мм — 250».

Что под тобой

Туристический рафт — надувное маломерное судно. У него выдающаяся устойчивость и вместимость (до 18 человек), вполне подходящая маневренность. Главное, не перепутай туристический рафт со спортивным, который используют спортсмены-экстремалы для прохождения бурных порогов.

Туристический (сплавной) катамаран — сделан из двух на­дувных поплавков, на них ты и будешь сидеть. Всего на катамаран помещается до четырех человек.

Байдарка — маневренна, но не вместительна. Бывают одноместные и двухместные, надувные или пластиковые.

Любое из этих плавсредств можно арендовать в конторах по прокату туристического снаряжения (ищи в интернете). Двухместная байдарка обойдется в 600 рублей за сутки (залог — 20 000 руб.), а четырехместный катамаран — в 800 рублей (залог 25 000).

Какие еще бывают сплавы

1. Опасный
Река Ак-Алаха на Алтае: большая скорость и серьезные пороги 4–6 категории сложности. Особенно опасайся «Каскада», «Азартного» и «Лома».

2. Красивый
Река Сун-Коси в Непале: пляжи с белым песком, пальмы, ущелья и изумрудного цвета вода.

3. Безлюдный
Река Индигирка в Якутии: во время сплава ты пересечешь полярный круг и вряд ли встретишь местных жителей — маршрут проходит по незаселенной местности.

4. Познавательный
Белый Нил в Уганде: ты проплывешь мимо берегов, по которым расхаживают зебры, слоны, леопарды. Не опускай ноги в воду: там крокодилы и бегемоты.

Сплав

Решаем сделать перерыв, пристаем и долго носимся по берегу в поисках сухих веток. Марлен в оранжевом костюме смотрится, как космонавт, высадившийся на Марс. Космонавт жарит сосиску на огне и рассказывает:

У нас до сих пор сплав — это тушенка в котелке, тесная палатка и мытье посуды в холодной реке. На Западе другой подход. Турист заплатил денег, и все хлопоты берут на себя гиды. Они приготовят ужин, как в ресторане, накроют на стол. Ты будешь жевать, сидя в раскладном кресле на берегу. А еще — биотуалеты, душевые…

В этот момент кончает самоубийством жук Билли. Он бежит по борту байдарки, прочь от крышки, мы не успеваем его подхватить. Насекомое бросается в воду. Кажется, наш сплав ничуть не успокоил его. «Все в порядке. Угра — это его река Стикс, ведущая в загробный мир», — торжественно комментирует Иван. В честь погибшего мы молчим минуту и доедаем сосиски. «Еще по сыру?» — интересуется Марлен. Мы снова забираемся в байдарки. Уже почти стемнело, из мглы на нас выплывают торчащие из воды бревна, похожие на заснувших аллигаторов.

Готовясь к сплаву, я прочитал, что в Южном Судане мальчик двенадцати лет тоже совершил заплыв — на старом заборе он преодолел около ста километров по реке Голубой Нил, спасаясь от жестокого отчима. Река, прочитал я в газете, кишела крокодилами, но мальчик остался цел. Спустя пять часов сплава мы, наконец, выбираемся на берег у деревни Никола-Ленивец. Там нас ждет суровый мужчина в куртке цвета хаки — водитель «Газели», которую мы вызвали из ближайшего городка Юхнова. В ночи собираем вещи. Едем, по обочинам тянутся деревни с темными окнами, света нет нигде. Говорят же, что деревня вымирает, повторяю я себе. Представляю, как в домах без света лежат старики и смотрят в стену. Не включая обогревателей, вспоминают сладкую юность. Смерть с косой обходит темные дома, ступает на крыльцо, неловко стряхивает снег с ботинок.

Я думаю, что неплохо бы посадить стариков на байдарки и провезти в терапевтических целях по Угре. Тут наш водитель резко тормозит — в свете фар стоит житель деревни. Он покачивается и радушно улыбается. «Ребятки, выпить не хотите? В армию ухожу через неделю», — говорит человек, когда водитель открывает окно. Чуть дальше по дороге горит всеми окнами дом, оттуда слышатся лихие мужские крики вперемешку с «Водопадом» Григория Лепса: «…слова — как осколки, предложения — как ножи…»

Все в порядке, думаю я, деревня жива. «А знаешь, — поворачивается ко мне Иван, — в голове никакой суеты — одна татарская конница и снег на соснах. Кажется, и в самом деле помогает».

Так можешь и ты

Берег реки

Туристические сплавы (не путать со спортивными — теми, что по бушующим рекам, сложным порогам и т.д.) популярны в нашей стране еще со времен СССР. Возле каждого города есть спокойные водоемы, которые с приходом весны оккупируют водные туристы. Вблизи Москвы плавают по Оке, Пехорке, Угре, Шерне и Киржачу; на Урале популярны Чусовая (в ее спокойной части), Усьва, Сосьва; в Карелии — Шуя, Кереть, Чирка, Кемь.

Ты можешь воспользоваться услугами туркомпаний, которые организуют сплавы, а можешь отправиться по реке дикарем. Как это делает, например, дизайнер MH Алексей Яковлев:

Самое ценное, что по реке можно попасть в чистое и еще не тронутое туристами место. Обычно все точки у реки, куда можно доехать на автомобиле, выглядят ужасно — бутылки, окурки, пакеты с мусором. А тут причаливаешь — песок, деревья, красота. Да и для детей такой поход — впечатление на всю жизнь.

А давний приятель автора этой статьи, консультант музыкального отдела магазина «Союз» Антон Котомкин, регулярно ходит с женой на байдарке по реке Мсте в Тверской области: «Мы отдаем детей бабушкам и проводим время только вдвоем. Мне нравится, что это очень спокойный вид отдыха — мы просто плывем по течению и болтаем о разном».

Где и как плавать

1. Согласно Федеральному закону N 36-ФЗ от 23.04.2012, маломерные суда массой до 200 кг, вместимостью до 12 человек и длиной до 20 метров (а именно к таким судам относятся байдарки, рафты и катамараны) не нужно регистрировать, к ним не нужны права на управление.

2. Впрочем, на реках с водными (судоходными) путями сотрудники Государственной инспекции по маломерным судам все же могут отловить тебя, чтобы проверить, знаешь ли ты правила поведения на реках с серьезным движением.

3. Правила поведения выучи, а если будут требовать права и грозить штрафом, ссылайся на упомянутый Закон.

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся