Men's Health. Журнал

Пять опасных приключений Men’s Health, от которых захватывает дух

Если тебя одолела скука, забудь про Кука и его контору, лучше обратись к редактору Men’s Health Антону Зоркину, который как никто знает, что такое настоящее мужское приключение. Вот, например, пять довольно ярких эпизодов, потребовавших от Антона и его спутников мобилизации всех ресурсов. Страшно? Порой да. Круто? Безусловно!
Сплав по Чусовой

1. Сплав по уральской реке

Зоркин затащил команду Men’s Health на катамаран, на котором парни прошли 150 километров по легендарной Чусовой — одной из самых красивых рек Урала. Кроме того — совершенно внепланово — Антон провел одинокую ночь на уступе стометровой скалы Великан. 

«И вот близится полночь. Я четвертый час сижу на маленьком уступе где-то посредине стометровой каменной стены, которая спускается к реке. Около уха жужжат, мне кажется, 1382 комара. Некоторые из них группами пикируют на нос, потом появляются другие и атакуют руки. Иногда, чтобы совсем не заскучать, я в который раз ищу выход. Так, поглядим: слева и справа отвесные каменные стены, под ногами — обрыв метров в тридцать. Уходящий наверх склон, по которому я и приехал сюда на собственной заднице, вроде и не такой уж крутой, но выше пары метров по нему не подняться: ноги соскальзывают, а рукам не за что ухватиться. Разочарованно возвращаюсь на свой уступ».

Читай весь текст

Men's Health на Казбеке

2. Восхождение на Казбек

Когда Зоркин изъявил желание взобраться на Казбек, в редакции никто не удивился. Ему просто сказали: «Флаг тебе в руки» — и, выдав будущему восходителю знамя Men's Health, дали задание установить его на самой вершине грузинской горы.

«Все как предупреждали опытные люди: горная болезнь. Лицо опухло, а в голову кто-то изнутри молотит кувалдой. Ощущения такие, словно мы с другом Дмитрием Б. устроили мальчишник дня на три: били бутылки друг другу об головы, приставали к чужим женам и скормили пуделю бабушкин валидол. Жить после этого отвратительно. Тем временем где-то недалеко, преодолевая оставшиеся до вершины 680 метров, бредут мои спутники. Только что они сопели в палатке, а через три часа будут уже на пике Казбека».

Читай весь текст

зимовка в палатке

3. Ночевка в палатке при –29°С

В Москве стояли трескучие морозы, но Зоркин, напевая «Только этого мало», взял палатку, фотографа Ивана Дементиевского и умчался на Север, в Лапландию, к реальным холодам, где в полной мере изучил воздействие низких температур на сознание.

«Но все это терпимо — главное, что у меня болит ступня, так, словно ее кто-то грызет большими зубами. В путешествие по лесам я отправился, надев свои любимые походные ботинки. В пути левый стал немного жать, но я не обратил внимания. Мелкая небрежность на морозе быстро стала вырастать в эпическую для меня трагедию. Знал же, что тесная обувь нарушает кровообращение, а на холоде это стремительно ведет к обморожению.

— У нас в армии под Воркутой парень ногу так потерял, а другой вообще насмерть на посту замерз, — мрачно информирует меня Ваня».

Читай весь текст

прыжок Зоркина в Сочи

4. Прыжки с высоты

Зоркин с детства остерегался смотреть вниз с балкона. А потом решил бороться со страхом высоты с помощью банджи-джампинга: сначала упал с 233-метровой башни в Макао, а потом свалился с 207-метровой площадки, устроенной на подвесном мосту в Сочи.

«А потом на счет «три, два, один» перенес вес на носки, наклонился вперед и немедленно провалился вниз. В живот словно упала ледяная брюква, ну или что-то замороженное: рыба, кусок снега. И в то же время было и необыкновенное, чудесное ощущение, которое раньше я никогда не испытывал, — нет чувства опоры, нет почвы, земли, пола, стен, я лечу, рассекая воздух. Все продолжалось секунд пять, потом меня дернуло, подбросило вверх метров на двадцать, снова отпустило и дальше канат стал тащить меня вниз».

Читай весь текст

Каньонинг

5. Каньонинг

Зоркин и Дементиевский испытывают на себе модное приключение — каньонинг. Прошел, проплыл, прополз, протиснулся и пропрыгал два километра по мрачному ущелью реки Ац в Сочинском районе.

«Мы двигаемся вперед, я думаю о том, что во время каньонинга можно разом одолеть все известные фобии. Вот, например, привет, гидрофобия, боязнь воды: переползаем из одной водяной ямы в другую, сверху нас щедро поливают струи воды, словно взбесившийся душ. За следующим углом ждет айхмофобия, боязнь острых предметов, — куски скалы, как пики, торчат из стен, приходится пригибаться и очень осторожно пролезать под ними. Дальше мы заходим в грот, куда почти не попадает свет (здравствуй, ахлуофобия, боязнь темноты!). А потом попадаем в царство акрофобии — прыгаем в воду с семиметровой скалы».

Читай весь текст

Комментарии

Добавить комментарий
Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся