Men's Health. Журнал

Мужское счастье: почему деньги, успех и секс больше не гарантируют благополучие

Если ученый скажет тебе, что сферой его научных интересов является мужское счастье, он в лучшем случае хочет зарабатывать на книжках в ярких обложках, а скорее всего — просто шарлатан. Однако академического подхода хочется и в таких вопросах. Просто нужно искать не комплексные ответы. Поэтому MH прочел для тебя несколько десятков научных работ по психологии, социологии и нейробиологии и пришел к однозначному выводу: мужское счастье существует и его можно разложить на составляющие.
Мужское счастье.jpg

Несколько лет назад социологи из британского Университета Центрального Ланкашира провели масштабное исследование о гендерных различиях в понимании счастья. Выяснилось, что женщины сильнее подвержены депрессии (кто бы сомневался), но зато гораздо быстрее ее преодолевают и что они счастливы, когда поступают правильно, в то время как мужчины находят удовлетворение в чистых удовольствиях; что женщины вообще испытывают больше просоциальных эмоций, поэтому их счастье возможно только при наличии отношений, зато мужчины более склонны к ретрансляции своих эмоций, не любят держать их в себе и потому спокойнее переносят неудачи. Нашлось и подходящее биологическое объяснение: все дело в пресловутых зеркальных нейронах, которые отвечают в нашем мозгу за эмпатию и которыми женщины в целом пользуются более активно, чем мужчины.

Итак, по крайней мере мы знаем, о чем говорить. Мужское счастье существует, это научный факт. Дело за малым — понять, в чем же оно. Но для начала два слова о методологии.

Луи Альтюссер, последний великий философ-марксист, давным-давно выдвинул концепцию взаимодействия идеологии и субъекта, которую он назвал старым юридическим термином «интерпелляция», то есть буквально «перебивание», или «окликание». В соответствии со своими взглядами Альтюссер нашел следующую аналогию для популярного изложения этой теории: допустим, полицейский окликает вас словами «Эй, вы!», и вы понимаете, что в рамках этой его интерпелляции вы уже подсознательно преступник. Впрочем, есть и менее идеологизированное объяснение: допустим, вы включаете телевизор или открываете журнал. Реклама, которую вы там видите, прямо утверждает, что у вас точно есть кредитная карта, мобильный телефон, дети и потребность в новой квартире или загородном доме. Все это может не соответствовать действительности, но вам буквально навязывается образ другого вас, не соответствовать которому нельзя.

С мужским счастьем та же история. Если отшелушить банальности и повторы, то традиция упорно велит искать его в деньгах, успехе и сексе — в разном процентаже, но все-таки. Ну что ж, попробуем поговорить в рамках этой интерпелляции.

Вопрос с деньгами самый простой и одновременно вроде бы самый важный. Деньги выглядят самым универсальным и простым мерилом, причем, что важно, мерилом вечным, фундаментальной ценностью. («Человек может долго жить на деньги, которых ждет», как писал Фолкнер.) Между тем так было далеко не всегда — более того, мы всегда это знали. Вспомним, как незатейливо коммуницируют с деньгами почти все положительные герои классической литературы — от д’Артаньяна до Холмса: их взаимоотношения с наличностью носят характер неприятной неизбежности. Самое интересное, что это не просто литературный прием, этому есть вполне сциентифическое обоснование.

До самого конца XIX века деньги вообще не были критерием благополучия, как бы это ни казалось странным сейчас. Профессор Хайфского университета Эли Кук приводит забавный пример: когда в 1797 году в рамках своеобразной ревизии народного хозяйства вновь созданных Соединенных Штатов Александр Гамильтон попросил фермеров и мелких предпринимателей оценить размеры их бизнеса в денежном эквиваленте, он столкнулся с тотальным непониманием сути вопроса. Обыкновенный человек того времени не знал точно, сколько стоит его дом, скот, даже сколько у него скоплено наличных. Куда более важным для оценки счастья — как персонального, так и общественного — была, если так можно выразиться, статистика «моральная».

Количество на душу населения проституток, заключенных и умалишенных, уровень распространения венерических заболеваний, грамотность и детская смертность — вот что интересовало граждан на протяжении почти всего Нового времени. И только в середине XIX века вопрос «Чего ты стоишь?» стал задаваться практически в прямом смысле. Что же произошло, спрашивает Кук — и сам же отвечает: да капитализм произошел.

В этой ментальной модели мы продолжаем жить и теперь, но так же, как капитализм 2019-го не похож на капитализм 1859-го, так и этическая роль денег изменилась до неузнаваемости. Серая майка Цукерберга стала знаменем нового подхода к материальному благополучию, но, даже если не делать акцент на таких крайностях, признаем: быть богатым в 2019-м совершенно не обязательно, во всяком случае, в том смысле, который вкладывали в это слово еще сорок лет назад. 

Гораздо важнее не быть бедным — ну или хотя бы прилагать для этого усилия. «Как только вы удовлетворяете основные человеческие потребности, дальнейший рост благосостояния уже не обеспечивает рост счастья по экспоненте», — отмечает Дэн Гилберт, профессор психологии Гарвардского университета и автор книги «Спотыкаясь о счастье».

Мужское счастье 2.jpg

Дотошные американцы уже все подсчитали: как только вы начинаете зарабатывать условные 50 тысяч долларов вместо 20 тысяч, вы становитесь счастливее примерно вдвое. А вот выход на 100 тысяч уже такого прироста не дает. За последние годы растут все мировые экономики, некоторые — огромными темпами, а посмотрите опросы о количестве счастливых людей. Да все то же, что и тридцать лет назад.

Успешность как мера счастья — вещь еще более молодая, чем деньги. Собственно, еще сто лет назад слово «успех» могло быть отнесено только к крупным бизнесменам и людям свободных профессий: успешных чиновников или лавочников быть не могло по определению. Все поменяли, как и в предыдущем случае, американцы: успех стал главной жизненной ценностью, смыслом жизни нескольких поколений, причем уже давно повсеместно, а не только в США. И если женщины еще могли спрятаться в роли хранительницы очага, то у мужчин выбора не было. Но нельзя не заметить, что многое меняется и здесь.

Стратегия упорного пошагового роста никуда не делась, но все чаще и чаще говорят немного о другом — скажем, об уровне образованности, который, в отличие от уровня образования, для карьеры вроде бы особенного значения не имеет. В прошлом году много шума наделало исследование ученых из Оксфорда, которые поработали с 50 тысячами (!) европейцев и установили, что подлинно важным и на самом деле повышающим психологическое самочувствие является вовсе не позиция в корпоративной пирамиде, а… улучшение академических результатов по сравнению с результатами собственных родителей.

Среди мужчин, остановившихся на более низком уровне образованности, чем их родители, людей несчастливых было на 75 % больше, чем среди мужчин, сравнявшихся или превзошедших своих отцов. Вряд ли кто-то еще вчера всерьез назвал бы это успехом. Не успех в классическом понимании, а самореализация (неважно, в какой форме) — вот что делает мужчину счастливым.

Проще же всего дело обстоит с зависимостью мужского счастья от сексуальной гармонии. Здесь уже давно и прочно царит вполне успокоительная парадигма: воздержание не менее неполезно, чем злоупотребление, а частота соитий вовсе не гарантирует соответствующий уровень довольства. «Те, кто занимается сексом примерно раз в неделю, чувствуют себя счастливее тех, кто делает это реже, — говорит Эми Мьюз из Университета Торонто. — Но те, кто занимается любовью еще чаще, чем первые, вовсе не чувствуют себя более счастливыми». Тут бы и закрыть тему, но послушаем Эми Мьюз дальше: «Мы, разумеется, говорим только о постоянных парах, супружеских или партнерских. Темой нашего исследования были только они. Люди, занимающиеся сексом со случайными партнерами, имеют совершенно иные нейропсихологические установки. Они попросту ведут себя по-другому и по-другому чувствуют. Чувство привязанности или, если угодно, любви важнее, чем количество сексуальных актов в неделю». Сказано, кажется, на языке предельной ясности, поэтому здесь, пожалуй, мы и остановимся. Ингредиенты смотрите выше, ну а свой идеальный коктейль, как говорил Синатра, каждый взбивает сам.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся