Men's Health. Журнал

Как профессиональные пожиратели готовятся к чемпионату по поеданию хот-догов и отходят после него

Каждое 4 июля элитный отряд профессиональных пожирателей выходит на сцену нью-йоркского Кони-Айленда ради давней американской традиции: разобраться, кто съест больше хот-догов за 10 минут. Men’s Health поговорил с ними и узнал о подготовке к празднику живота, походах в туалет после и том, как эти профессионалы поддерживают спортивную форму.
Хот доги

 

Полностью это мероприятие называется Nathan’s Hot Dog Eating Contest. Действующий чемпион среди мужчин Джои Честнат съел в прошлом году 74 хот-дога. Чемпионка среди женщин Мики Судо съела 37. Битва всегда изматывающая, она полна пота и слез, а процесс подготовки к турниру занимает месяцы. Мы попросили семерых кандидатов на титул описать свой опыт участия в конкурсе поедания хот-догов от части тренировки животов на поглощение такого огромного количества еды до того, что происходит в уборных после завершения конкурса (и да, они описали это в довольно ярких красках).

Претенденты-2019:

  • Дерек Джейкобс: съел 23 хот-дога за 10 минут, чтобы попасть на турнир.
  • Джеффри Эспер: чемпион аналогичных турниров в Hooters 2017 и 2019 годов.
  • Мэтт Хаззард: съел 29,5 хот-дога за 10 минут, чтобы попасть на турнир.
  • Мишель Леско: поглотила 25,5 хот-дога ради турнира.
  • Ник Вери: съел 34 хот-дога за 10 минут для попадания на турнир.
  • Ронни Хартман: однажды съел 2 кг чили за 1 минуту и 34 секунды.
  • София ДеВита: съела 16,25 хот-дога за 10 минут, чтобы попасть на Nathan’s.

Вот что они рассказали о своих тренировках перед чемпионатом-2019.

Сколько примерно хот-догов вы съели в рамках подготовки к турниру Nathan’s в этом году?

Джейкобс: «По крайней мере 300».

Эспер: «Я бы сказал, 600–800. Слишком много».

Хаззард: «По состоянию на 4 июля я съел более 1200 хот-догов, готовясь к соревнованию. Я не прекращал с момента прошлогоднего турнира, и это будет ключевым фактором моего успеха на событии этого года».

Леско: «К моменту выхода на сцену в рамках подготовки я съем несколько сотен. Каждый подход я сопровождаю благотворительным сбором для организации Charity: Water, она строит колодцы по всему миру для людей, у которых нет доступа к чистой воде». 

Вери: «Честно говоря, не знаю, но думаю, что в этом году их было в районе 400».

Хартман: «За год тренировок я съел в районе 250 хот-догов».

ДеВита: «Для подготовки к соревнованиям за год я употребила от 60 до 80 хот-догов».

Хот дог

Опишите свой стиль тренировок. Как вообще выглядит день кого-то, кто готовится к чемпионату по поеданию хот-догов?

Хаззард: «Соревновательное поедание можно свести к трем фундаментальным компонентам: скорость поедания, вместимость живота и сила воли. Ежедневно я тренирую вместимость живота тем, что пью много воды (больше 8 литров) за короткий период времени (около 10 минут). Ежедневно я готовлю хот-доги и выполняю полную 10-минутную тренировку, поедая их. Это помогает улучшить скорость и технику, а также выстроить ментальную устойчивость, которая необходима, чтобы пробиться через условную стену, продолжив есть хот-доги, когда твое тело умоляет прекратить».

Леско: «Я встаю, занимаюсь в спортзале, ем много салата. В дни тренировок пью с утра кофе, затем где-то час занимаюсь приготовлением хот-догов к 10-минутной схватке с самим собой. Мне помогает моя напарница Мики Судо. Но вообще, 4 июля проводится много конкурсов по поеданию, так что иногда мои дни посвящены подготовке к поеданию устриц, пончиков, куриных крылышек и всему, на что меня может подписать Главная лига поедателей (Major League Eating — по аналогии с Major League Baseball, главная американская организация, занятая устройством турниров по соревновательному поеданию. — Прим. MH)».

ДеВита: «Обычно я стараюсь следить за своим рационом и держу его на одном уровне, так что мне не бывает плохо после тренировок с хот-догами. Я ем много овощей, потому что в них мало калорий и их можно съесть много, чтобы заполнить живот. Кроме того, я пью очень много воды».

Как вы следите за здоровьем в процессе тренировок? Ходите в зал?

Джейкобс: «Да, соревновательное поедание вроде штука странная, но, по сути, это просто еще одна физическая активность, для хороших результатов в которой тебе нужно быть в форме. Обычно конкурс продолжается 10 минут; тебе нужно что-то делать как можно быстрее в течение 10 минут и не устать. Еда ничем не отличается от чего-то другого. Я держу организм в активном состоянии, регулярно проходя трассы с препятствиями (Spartan, Savage, Tough Mudder), стараюсь выполнять их не менее шести раз в год. Также я занимаюсь джиу-джитсу, дзюдо и ММА 3–4 раза в неделю, работаю с весами трижды в неделю».

Леско: «Мы все занимаемся. Я делаю отжимания перед сном и с утра. Выполняю приседания, когда чищу зубы. У меня есть турник на входе в кухню. А в спортзале я в основном бегаю на дорожке».

Вери: «Я люблю веса. Поскольку в прошлом увлекался бодибилдингом, стараюсь поддерживать остатки тогдашней физической формы. Пять дней в неделю я в зале, но почти не занимаюсь кардионагрузками. Помимо соревновательных и тренировочных дней я круглый год считаю калории, чтобы поддерживать состояние тела и здоровья. Хотя, конечно, иногда я позволяю себе съесть мороженое или пончик с детьми».

Хартман: «На протяжении 2–3 недель до соревнования я устраиваю себе диету с дефицитом калорий. Так я теряю от полутора до двух с половиной килограммов перед турниром, чтобы оставить место для калорий, которые я получу на конкурсе. Я занимаюсь спортом 5–6 раз в неделю. Кроме того, я профессиональный рестлер и трачу на это несколько дней в неделю».

ДеВита: «Я занимаюсь 4–6 дней в неделю от часа до двух. Кроме того, я участвую в соревнованиях по олимпийским силовым дисциплинам (двоеборье), так что на тренировках я в основном делаю силовые упражнения. Кроме того, я стараюсь, чтобы мой рацион держался на 80% необходимых калорий».

Что ваши друзья, коллеги и семья думают о вашей борьбе за титул чемпиона по поеданию хот-догов?

Эспер: «В основном все думают, что это круто. Но некоторые, конечно, не понимают меня. Я думаю, это не совсем традиционное увлечение, так что смешанная реакция предсказуема. Но по большому счету мне плевать, кто и что думает».

Вери: «Если в целом, то семья, конечно, переживает за мое здоровье. Друзья и коллеги думают, что это либо отвратительно, либо что это угарно. Хотя это непросто, но я стараюсь, чтобы этот аспект моей жизни не влиял на домашних или работу».

Хартман: «Моя мама считает, что это отвратительно, и она не может смотреть на меня, когда я соревнуюсь, но она слушает и поддерживает не глядя. Она понимает, что для меня это важно, и поддерживает, даже несмотря на то что ее тошнит при взгляде на сцену. Моя невеста — наоборот. Она может вытерпеть что угодно и всегда кричит мне, чтобы я лучше старался. Мои друзья считают, что это отпадно, и поедание хот-догов регулярно обсуждается, когда мы встречаемся. Недели три назад я вышел на новую работу, и, если честно, у меня ощущение, что все офисное здание знает, что я увлекаюсь соревновательным поеданием. Так что мое хобби — это своего рода ледокол в отношениях с незнакомыми людьми».

Расскажите о самой мерзкой вещи, которая случалась с вашим телом во время тренировок?

Эспер: «У меня ничего такого не случалось. Были близкие к проблемным ситуации, но я всегда успевал добежать до туалета. Однажды, запивая еду, я выпил очень-очень много виноградной газировки, и моя моча была фиолетовой какое-то время. Я переживал».

Хаззард: «Все, что есть у тебя в кишечнике, вскоре вылетит оттуда, как из трубы… Если вы понимаете, о чем я».

Вери: «Однажды я чуть не обделался прямо на парковке супермаркета. Мне пришлось принять дозу слабительного, чтобы быть уверенным в готовности к соревнованию, но я чутка не рассчитал с дозировкой. Я выпил воды в машине и понял, что мне срочно нужны влажные салфетки. Кое-как я дополз до «Макдоналдса» поблизости и избежал катастрофы. Но было близко».

Хартман: «В свой первый год участия в таких соревнованиях я горел желанием побеждать в чем угодно и поехал из Джорджии в Кентукки, чтобы поучаствовать в конкурсе по поеданию яиц, сваренных вкрутую. Это где-то 14 часов на машине в одну сторону. Ну и, значит, я съел 60 с чем-то яиц на конкурсе, а затем сразу же поехал на машине назад. Весь обратный путь у меня были самые кошмарные газы в жизни. Серьезно, мне пришлось ехать назад с четырьмя открытыми окнами. Моя машина воняла пердежом месяцев шесть после этого, и избавиться от запаха было невозможно».

ДеВита: «В первый год мое тело не было готово к тому количеству жиров, углеводов и натрия. Если бы это был конкурс по поеданию десертов, я бы лучше справилась, потому что устраивала шоу с поеданием их на своем канале в YouTube. Но тогда я ужасно раздулась и не ходила по-большому в туалет неделю или две, пока мое тело наконец не адаптировалось благодаря еде, лекарствам и пробиотикам».

Как выглядит ваш обычный день перед соревнованиями? Как вы готовите свое тело?

Джейкобс: «Вообще ничего не ем, но мне нужно очень много кофеина. Он держит тебя в тонусе и помогает очистить твою систему от всего, что в ней еще осталось».

Хаззард: «Часов за 36–40 до соревнований я перехожу к диете «только жидкости». Так я уверен, что мой пищеварительный тракт максимально пуст и у меня достаточно пространства для расширения живота. Я пью протеиновые коктейли, Gatorade и фруктовые соки. Важно, чтобы ты получил достаточное количество калорий, отправляясь на соревнования, потому что поглощать пищу как можно быстрее на протяжении 10 минут в жарких и влажных условиях — это требует удивительного количества энергии и попросту утомительно физически».

Вери: «Я прекращаю есть цельную пищу за сутки. Питаюсь только Gatorade, аминокислотными напитками и электролитами, чтобы у меня была энергия. Нужно поглотить много жидкости и быть пустым, чтобы у тебя было достаточно пространства для хот-догов. Затем я провожу легкую тренировку с весом — просто чтобы перезагрузить мозг и расслабиться раньше, чем меня накроет тревога».

Хартман: «За день до турнира я выполняю ускоренную тренировку. Между подходами я делаю перерывы не больше 30 секунд и люблю пропотеть. В течение дня за сутки до соревнований я ем только один раз где-то на 900–1200 калорий. С одной стороны, нужно быть опустошенным, с другой — насыщенным энергией».

Можете описать чувство соревнования? Что в нем вам нравится?

Хаззард: «Перед конкурсом я чувствую такой же мандраж, как спортсмены в любом виде спорта. Как только начинается отсчет и происходит поглощение пищи, у тебя выхлестывается огромное количество адреналина, и здесь уже все сводится к гонке. Затем ты насыщаешься, но лучшие справляются с этой преградой и доходят до конца. В принципе, здесь работает такой же менталитет, как при дополнительном подходе в спортзале». 

Леско: «Я по-прежнему нервничаю в дни турниров. Как только начинается отсчет, я стараюсь сфокусироваться на цели. В обычной жизни я не медитирую, но мне кажется, медитация похожа на то, что происходит на соревнованиях: ты максимально прислушиваешься к конкретным мышцам, понимаешь, что они делают и чего ты хочешь от них добиться, адаптируясь к условиям. Это битва, которая длится 10 минут, — но не только против соперников за столом, но также против сомнений и оправданий, которые твое сознание порождает, чтобы ты сдался. Самое приятное в том, что ты способен выиграть в обоих боях».

ДеВита: «Перед конкурсом во мне будто летают бабочки. Это то же самое чувство, что я испытывала, когда выходила на беговую дорожку в колледже или когда играла в футбол. В первые пять минут я испытываю восторг и стараюсь работать максимально быстро, тем более что меня подбадривает толпа на то, чтобы я съела как можно больше сосисок. А вот последние пять минут — это кошмар. Я чувствую, что живот полон, хот-доги уже не такие вкусные, вкусовые рецепторы перегружены. В последние минуты я стараюсь глотать все подряд, лишь бы рот был пустым. В последние 10 секунд я пытаюсь зашвырнуть хот-дог в рот полностью. Это называется «эффект бурундука». После турнира я раздумываю над своим выступлением и надеюсь, что у меня получилось лучше, чем в прошлый раз».

На каком этапе хот-доги перестают казаться вкусными? Вам они вообще нравятся?

Джейкобс: «Минут через семь. Если ешь дешевые хот-доги, это происходит раньше, но сосиски Nathan’s хорошие».

Эспер: «Хот-доги не входят в мою привычную диету. Но очевидно, что я ем их много, тренируясь. Я не устаю от них. Честно говоря, после турнира на Кони-Айленде я даже скучаю по подготовке к нему. Мне везет, я вообще не устаю от еды. Могу иногда есть одну и ту же еду каждый день на протяжении недель. И был таким всю жизнь».

Хаззард: «Я устаю от их вкуса где-то через 15 хот-догов, а затем начинаю топить их вкус в малиновом лимонаде. По иронии судьбы, сейчас я даже больше люблю хот-доги, чем раньше».

Леско: «Если делать все правильно, ты не слишком сосредотачиваешься на вкусе, но все равно замечаешь его. Но на турнире дают хорошие хот-доги, так что вкус не сразу надоедает. Я бы сказал, мне становится тяжеловато где-то минут через 6–8. Буду откровенен, сейчас, когда я вижу хот-доги, я больше воспринимаю их как бизнес, чем как развлечение».

Вери: «Я обожаю хот-доги, которые дают на турнирах. Если я на барбекю, то, скорее всего, не съем ни одного, но те, что дают на соревнованиях,я могу есть круглый год. Иногда на следующий день я даже доедаю то, что остается от моих тренировок. Но на турнире я могу наслаждаться ими где-то до 25-го».

Хартман: «Я люблю хот-доги, с детства моей любимой едой были куриные крылышки и хот-доги. Я бы сказал, что первые 15 — это приятно. А дальше — это моя работа».

Что происходит с вашим телом после соревнования? Пожалуйста, покрасочнее!

Джейкобс: «Помимо очевидного чувства насыщения почти сразу же ты чувствуешь себя запыхавшимся, если не смог чередовать дыхание и поедание. А еще соленая еда вызывает огромную жажду».

Эспер: «Обычно мне нормально, зависит от еды. Через пару часов мне становится невероятно жарко, и я ощущаю, что во мне гигантское количество энергии. Еще мне хочется пить. В целом чувство не самое приятное. Некоторую еду поглощать сложнее, какую-то легче. Я думаю, что худший выбор для соревнований — это чили кон карне. Оно остается с тобой еще долго после соревнований».

Хаззард: «Если ты успешно провел турнир и сумел заполнить до 85% вместимости твоего желудка, то вопрос не в том, что происходит, а когда. Разумно сделать это как можно раньше, чем позже».

Хот дог

Леско: «В хот-догах полно соли, так что тебе сильно хочется пить. Если ты действительно объелся, то начинаешь ждать урчания в животе, чтобы освободить там место для регидрации. В один из турниров был странный момент, когда все хот-доги засели где-то возле моего мочевого пузыря часа на два. Я постоянно чувствовал, что хочу писать. Я думаю, что-то подобное чувствуют беременные женщины».

Хартман: «Почему-то всех интересует вопрос с походом в туалет, и, так и быть, я отвечу. Обычно я забит доверху еще 1–2 дня после турнира. А вот на третий день происходит грязевой оползень с человеческими жертвами».

Турнир завершился победой прошлогоднего чемпиона Джои Честната. Он героически слопал 71 хот-дог. Вот как это было:

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся