Men's Health. Журнал

Социальный кредит в Китае и новые лица Большого Брата: как жить в мире без приватности

Большие данные становятся новым Большим Братом, и он уже не хочет просто следить за тобой. Ему нужно оценивать твое место в этом мире — и влиять на твою жизнь. Ты болтаешь с девицей в Tinder, а потом вызываешь такси через Uber, чтобы ехать на свидание, и не задумываешься, что и Tinder, и Uber не просто очень много о тебе знают — они присваивают тебе рейтинг и, не исключено, скоро будут за тебя решать, нужна ли тебе эта девушка и это такси. Попробуем разобраться, стоит ли бояться и чего именно.
01 социальный рейтинг.PNG

14 июля 2014 года Госсовет Китайской Народной Республики опубликовал исторический документ под названием «Программа создания системы социального кредита (2014–2020)». За итогами первой пятилетки, подарившей человечеству систему тотального контроля благонадежности граждан, с волнением следят во всем мире: ведь система электронного контроля — это наше общее будущее, хотим мы того или нет.

О внедрении системы социального кредита — или, как выражались китайские власти, «социального доверия» — в стране заговорили еще в 2007-м. Правда, тогда речь шла всего лишь о привычной системе контроля финансовой надежности — масштабировании и совершенствовании скоринговых систем «в области кредитования, налогообложения, выполнения контрактов и качества продукции». Однако аппетит приходит во время еды: в процессе разработки системы тотального контроля над коммерческой благонадежностью граждан и компаний слово «коммерческий» незаметно выпало из технического задания. В документе 2014 года система социального кредита превратилась в вездесущего монстра, от недремлющего ока которого не укроется ни просрочка при возврате арендованного велосипеда, ни нарушение правил дорожного движения, ни даже недостаточно регулярное чтение партийных газет.

Сегодня система социального кредита работает в Китае в тестовом режиме, однако ее внедрение идет довольно бойко. И, судя по всему, заявленной цели — распространить систему на всю страну к 2020 году — китайцы добьются. Ну, а если нет — ответственные товарищи на себе узнают, чем чревато падение личного рейтинга.

Рейтинг социального доверия — основа системы. Он присваивается каждому гражданину и привязывается к его номеру внутреннего паспорта. При расчете рейтинга, заявляет китайское правительство, будет учитываться более 160 тысяч параметров, отслеживать которые примутся с помощью данных, получаемых от сотни с лишним учреждений — как коммерческих, так и государственных. Точная система расчетов держится в секрете, однако о ней можно достаточно подробно судить по опыту 30 пилотных городов Китая.

Система устроена достаточно просто: каждому гражданину присваивается среднестатистический стартовый рейтинг в 1000 баллов, который растет или падает в зависимости от твоего поведения. В зачет идет все — как нарушения закона, так и безобидные на первый взгляд проступки: курение в неположенных местах, излишнее увлечение видеоиграми, посты с ложными сведениями в интернете и даже обращение к высшему руководству страны за помощью в решении социальных проблем в обход местных властей.

В разных провинциях Китая сегодня действуют разные правила подсчета рейтинга и используются свои, индивидуальные показатели. Так, власти Цзянсу официально сообщили, что при начислении баллов будет оцениваться то, насколько часто гражданин навещает родителей и насколько хорошо помогает им. А в Шанхае снижением рейтинга караются сокрытие предыдущего брака, парковка в неположенных местах и использование автомобильного гудка на городских магистралях — так власти пытаются добиться снижения шума на улицах.

Образцовый гражданин с максимальным рейтингом уровня ААА будет пользоваться всевозможными социальными льготами и привилегиями. Он сможет на льготных условиях получать кредиты и медицинскую помощь, его будут первым повышать по службе, а его дети смогут вне конкурса поступать в престижные школы. А вот обладателям низких рейтингов С и D придется платить за все: без залога и поручителей им не дадут в аренду даже зонт, не говоря уже о велосипеде. И это только начало длинного списка санкций, который заметно превышает список поощрений — по крайней мере пока.

Для начала носителей низких рейтингов ограничат в карьере. Так, носителям рейтинга С закрыта дорога на государственные и муниципальные должности, высокие посты в государственных компаниях и банках, а обладателям рейтинга D запрещена даже работа в такси. Да и с друзьями у них, судя по всему, будут проблемы: за общение с низкорейтинговыми париями, включая виртуальную дружбу в интернете, с добропорядочного гражданина могут снять баллы, а значит, большинство предпочтет держаться от них подальше.

Но исчезновение виртуальных друзей не худшее, чем чревата потеря баллов в системе социального кредита. Уже сегодня из-за низкого рейтинга более 9 миллионов китайцев лишены права покупать билеты на рейсы внутренних авиалиний, еще три миллиона не имеют возможности приобретать билеты бизнес-класса при поездке на поезде.

Уже зафиксированы случаи, когда абитуриентам, чьи родители имели проблемы с рейтингом, отказывали в поступлении в китайские университеты. А ряд китайских отелей официально объявили, что не намерены селить у себя отстающих по баллам.

Так что с учетом запрета на авиаперелеты, выходные и отпуска нарушителям норм китайского социума придется проводить дома. Тем более зарплата на непрестижной и низкооплачиваемой работе вряд ли позволит им мечтать об увлекательных путешествиях.

Еще тяжелее придется владельцам домашних животных, которых уличат в недостаточно ответственном отношении к своим питомцам. Выгул собаки в неположенном месте, прогулка без поводка и даже слишком громкий лай в неположенное время — минус баллы. Ну, а когда собаковладелец растеряет весь кредит доверия, пса у него просто отберут, чтобы передать в другие руки, более социально надежные.

Мария Егорова .jpg
Мария Егорова | психолог психологического центра «Пси-Про»

Тотальный контроль на разных людей влияет по-разному. Если человек попадает под него из системы с большим уровнем свободы и для него важно то, чего он может лишиться, это может вызвать тревогу, нарушения сна, депрессию. В противном случае это, наоборот, успокоит, так как четко обозначенная система приоритетов дает ощущение определенности и стабильности.

При этом, попадая в новую ситуацию, человек либо выходит из нее, либо приспосабливается. Если он не может выйти, то адаптация к системе в той или иной степени деформирует его личность. Человек постоянно вынужден анализировать, как тот или иной его поступок оценит система. Он все больше ориентируется на внешние оценки, теряя при этом связь с собой, своими ценностями и желаниями. Это проявляется не сразу, но со временем человеку станет труднее честно ответить на вопросы «Чего я хочу?» или «Как я на самом деле отношусь к тому или иному явлению?».

Когда каждое действие заранее получает положительную или отрицательную оценку, о свободном выборе, о личной ответственности речь уже не идет. Если разрыв между его ценностями и текущей ситуацией небольшой, то человек, скорее всего, сможет с этим справиться, если большой, то могут развиться неврозы и психосоматические заболевания.

02 социальный рейтинг.PNG

Несмотря на то что в пилотных провинциях внедрение системы социального рейтинга проходит вполне успешно, о том, как она будет работать в масштабах страны, даже сами китайцы имеют смутное представление. Население Китая сегодня превышает 1 миллиард 400 миллионов человек, и попытка анализировать поток данных о каждом шаге любого из них способна намертво подвесить даже суперсовременную компьютерную сеть. Ошибки неизбежны уже сейчас — и каждая из них превращается в личную катастрофу.

Как, к примеру, в случае с женщиной, которая из-за потока штрафов за переход улицы в неположенном месте в считаные дни осталась практически без единого балла в рейтинге. Позднее выяснилось, что пострадавшая была моделью, снявшейся для рекламы, которую разместили на бортах автобусов. Система распознавания лиц фиксировала каждый проезд автобуса с портретом как персональное нарушение, безжалостно снимая баллы с несчастной.

Казалось бы, недоразумение нетрудно разрешить — но человек с нулевым рейтингом, лишенный права воспользоваться интернетом или даже арендой велосипедов, может испытать серьезные трудности с тем, чтобы подать жалобу в официальные инстанции с требованием восстановить справедливость.

Китайская система социального кредита в своей бездушной неумолимости выглядит как настоящий приход Большого Брата: аналитики южнокорейского Института политических исследований Асан назвали ее «кошмаром Оруэлла», а Джордж Сорос заклеймил председателя КНР Си Цзиньпина «самым опасным врагом открытого общества». Впрочем, немногие столь категоричны: на Западе даже убежденные борцы за права человека не требуют немедленно призвать Китай к порядку и обеспечить соблюдение права человека на частную жизнь. Западные аналитики отстраненно замечают: представления китайцев о приватности всерьез отличаются от европейских, пытаться перекроить восточные нравы, формировавшиеся в течение тысячелетий, — дело бесполезное.

Действительно, концепция ответственности перед обществом для китайцев веками была куда более значимой, чем право личности на самовыражение, которое в китайской системе ценностей выглядит скорее как смешное неприличие. Еще в XI веке, во времена династии Сун, здесь впервые была установлена система, отдаленно напоминающая нынешнюю, — разумеется, с поправкой на технологии электронного контроля и big data.

Тогдашний социальный рейтинг носил название баоцзя, и роль системы распознавания лиц играли бдительные соседи. Каждая деревня была разделена на пятидворья и десятидворья, и каждая семья, входящая в группу, должна была вести наблюдение за соседями, в случае совершения преступлений и даже мелких антиобщественных проступков докладывая о них вышестоящему начальству. Не донесший вовремя считался таким же правонарушителем, как настоящий преступник, и подлежал столь же суровому наказанию.

Неудивительно, что соседи наперебой торопились первыми донести о любом неповиновении — от сокрытия налогов до дерзких слов в адрес соседа-активиста. И хотя многие современные историки называют систему в целом неэффективной, древние китайские властители считали иначе: начиная с середины XVII века правители династии Цин превратили ее из экспериментальной в обязательную, распространив на всю страну.

Опыт прадедов, накопленный поколениями, пригодился китайцам в XXI веке. Сегодня среди экспериментальных районов, где вовсю внедряется система социального кредита, числятся не только высокотехнологичные Пекин и Шанхай, но и глухая деревня Цзякуан-Мацзя на востоке Китая. Здесь нет системы распознавания лиц, многие жители не интересуются жизнью социальных сетей — и тем не менее система функционирует получше, чем в иных мегаполисах. Ее поддерживают неутомимые сборщики информации — местные жители-пенсионеры: целыми днями они ходят по деревне, заполняя специальные бланки, в которые заносят каждый поступок каждого жителя Цзякуан-Мацзя, оценивая его по системе баллов.

52-летняя Ян Цююнь, одна из информаторов, рассказывает о наблюдениях последних дней корреспонденту South China Morning Post: Ма Шаоцзюнь получил 2 балла за то, что потратил 8 часов на установку нового баскетбольного кольца, Ма Хунюнь награжден 30 баллами за то, что пожертвовал телевизор для деревенского клуба, а Ма Шутин и Ма Цюлин получают по 10 баллов за своего сына — тот проходит военную службу в Тибете. Несколько человек в те же дни лишились баллов — в основном за то, что мусорили на улице и забывали позаботиться о пожилых родителях.

Победители в этом соцсоревновании получают дополнительный рис и растительное масло, бесплатную воду для хозяйства, скидку на коммунальные услуги, а их портреты размещаются на деревенской доске почета. Ян Цююнь считает свою работу полезной для социума, ведь она помогает людям вести себя правильно, вознаграждая самых полезных членов общества. Правда, жалуется женщина, для работы на собственной ферме времени у нее практически нет — но это пустяки по сравнению с общественным благом.

О благотворности системы социального кредита говорят и продвинутые китайские миллениалы, уже обнаружившие способы обернуть ее в свою пользу. Крупнейший китайский сервис знакомств Baihe предлагает участникам поднимать их анкеты в верхнюю часть выдачи, если они опубликуют в них свой кредитный рейтинг из системы Sesame Credit интернет-гиганта Alibaba, услугами которого пользуется практически весь Китай. В поисках удачных знакомств юноши с готовностью размещают цифры рейтинга в анкетах рядом с фото как доказательство своей платежеспособности. «Конечно, очень важно то, как выглядит человек, но его способность обеспечить себя и свою семью гораздо важнее, — отмечает вице-президент Baihe Чжуан Ижун. — Состоятельность потенциального партнера — это залог успешной жизни». С ним соглашается все больше участников 90-миллионного сервиса: публикация своего кредитного рейтинга на Baihe воспринимается как доказательство серьезности намерений.

Илья Костромов.jpg
Илья Костромов | адвокат

Так или иначе, открытость информации — это наша сегодняшняя реальность. Мы живем в открытом обществе, и большинство важных информационных источников являются общедоступными. Легко можно выяснить, имеются ли в отношении конкретного лица исполнительные производства о взыскании денежных сумм, заглянув на сайт ФССП. С помощью ГАС «Правосудие» можно извлечь приговор на лицо, имевшее судимость.

Этих критериев — фактов привлечения к уголовной ответственности, к административной ответственности и наличия исполнительных производств по гражданским делам, — по сути, вполне достаточно, чтобы оценить законопослушность гражданина, а детали вроде того, в какие компьютерные игры ты играешь и помогаешь ли бабушкам донести сумки до дома, — это всего лишь мелкие дополнения. Информация о гражданско-правовых сделках — о покупках в интернет-магазинах, заказах билетов и прочем — также по закону секретной не является, поскольку не составляет коммерческой тайны и вполне может быть использована, например, для маркетинга. Так что сегодняшнее законодательство уже гарантирует максимальную открытость информации, и каких-то фундаментальных нарушений прав человека в идее ее систематизации я не усматриваю.

03 социальный рейтинг.PNG

Впрочем, невзирая на почтенные вековые традиции, система социального рейтинга в ее нынешнем виде, как ни странно, отнюдь не китайское изобретение. Сами китайцы признают: в создании системы контроля над гражданами они опирались на достижения компании FICO, одного из ведущих американских разработчиков аналитических систем для big data. Специалисты FICO уже не первое десятилетие разрабатывают и совершенствуют системы анализа кредитоспособности заемщиков для американских банков, которые принимают во внимание каждую мелочь — от состояния здоровья кредитуемого до его потребительского поведения. Впрочем, начнем сначала.

Сам термин «социальный кредит» появился отнюдь не в Китае, а в демократической Англии начала XX века, где инженер Клиффорд Хью Дуглас обнаружил вопиющее несоответствие: сумма товаров, произведенных каждой отдельной компанией, оказывалась выше, чем сумма выплаченных работникам зарплат и дивидендов. Иначе говоря, часть товаров оказывалась нераскупленной, а значит, фирма работала себе в убыток. Для поддержания производства Дуглас предлагал выдавать пролетариату беспроцентные кредиты, чтобы повысившаяся покупательная способность народа помогала капиталистическому производству оставаться на плаву.

Впоследствии Дуглас и его идеи, казалось, были забыты, но история помнит своих героев, и эпоха массового кредитования, породившая системы финансового скоринга, которые легли в основу китайской системы тотального контроля над гражданами, стала лучшим памятником британскому социальному экспериментатору.

И сегодня китайские идеи отнюдь не так далеки от свободного демократического общества, как может показаться. Задолго до того, как руководство Китая пришло к мысли поощрять баллами за своевременную выплату налогов и переход улицы исключительно на зеленый свет, крупнейший мировой интернет-аукцион eBay по другую сторону океана ввел свою систему поощрения для пользователей. Статус «Лучший продавец» достигался отправкой товара без задержек, достойными оборотами и готовностью принять обратно товар, который почему-то не подошел покупателю, и давал весомые скидки и льготы. Вслед за eBay рейтинги начали расти как грибы: на сайте TripAdvisor путешественники с удовольствием вносят свой вклад в рейтингование гостиниц и ресторанов, Uber предлагает пассажирам оценить работу таксистов — и наоборот. Преподаватели английского языка, курьеры и маляры-штукатуры, экскурсоводы, кондитеры и даже дог-ситтеры — все жаждут оценки своего труда: отзывы потребителей — лучшая реклама. Система рейтингов, все более сложная и переплетенная, превратилась в безотказный инструмент социального контроля эпохи урбанизации. Общество нашло новый способ воспитания вкуса к социально приемлемому поведению — мгновенный, эффективный и безотказный. Каждый лайк работает на вас, каждый критический отзыв может стать похоронным звоном по вашему бизнесу.

Страх интернет-остракизма воспитывает куда сильнее, чем визиты контролирующих органов, которые, может, и не придут никогда. Пользуясь этим, можно заставить кофейню, налившую тебе холодный капучино, или барбершоп, изуродовавший бороду, публично принести извинения и даже компенсировать тебе урон. Словом, приход эпохи big data обернулся для западного потребителя своей сладкой пряничной стороной.

Екатерина Шульман.jpg
Екатерина Шульман | политолог

Сейчас мы наблюдаем за процессом геймификации социального поведения. Пользователи как будто играют в компьютерную игру, где они совершают какие-то действия и получают баллы. Причем задания обычно безо всяких подвохов. Лайкните наше кафе, и, когда вы к нам придете, вы получите скидку — разве это похоже на цифровую диктатуру? Система «Активный гражданин», где за наибольшее число жалоб можно получить те или иные бонусы, уже ближе к ней. А китайская система социального кредита, будучи обнажена, выглядит и вовсе ужасно: шаг в сторону — минус в цифровую карму.

В чем тут разница? В том, в каких условиях функционирует система. Когда вы лайкаете кафе за скидку, это не ограничивает ваши права и никак вас не репрессирует. А китайская система функционирует в условиях авторитарного государства, где, если вы, по мнению партии, недостаточно интенсивно переводите старушек через дорогу, вас могут выгнать с работы или посадить в тюрьму. Цифровое будущее наступит для всех, только одним оно будет делать жизнь приятной, легкой и веселой, а для других оно примет облик Большого Брата. Потому что базовое отставание нового века — не технологическое, а политическое.

04 социальный рейтинг.PNG

А между тем кнут тоже уже на подходе. Мало-помалу каждый из нас так или иначе начинает осознавать себя инфузорией под микроскопом, и это чувство, скажем прямо, не из приятных. Одним из первых серьезных звоночков стало, как ни странно, введение компанией Uber рейтинга пассажиров, который выставляют таксисты. В социальных сетях это вызвало целую бурю эмоций. «Если у меня рейтинг 4,5, значит ли это, что я полный урод, или нет?» — озабоченно вопрошает парень из Лос-Анджелеса. Оживленная дискуссия, следующая за этой репликой, показывает: то, что о нас думают таксисты, нам не настолько безразлично, как мы тщимся показать.

Если уж мнение обслуживающего персонала производит столь ошеломляющий эффект, то что уж говорить о самом сокровенном? Ежегодные публикации «Год в свайпах» от Tinder давно стали популярнее биржевых сводок. В них компания подводит итоги года, рассказывая, какие именно фотографии, музыкальные пристрастия и кулинарные предпочтения наиболее верным путем ведут к новым знакомствам, — и миллионы людей по всему миру лихорадочно правят свои анкеты, стараясь сравняться с идеалом.

Но и это оказалось лишь верхушкой айсберга. Три года назад журналист Fast Company Остин Карр в беседе с Шоном Рэдом, генеральным директором Tinder, выяснил, что приложение в фоновом режиме ненавязчиво подсчитывает «рейтинг желанности» пользователей. Названный по аналогии с шахматным рейтингом ЭЛО, подсчитывающим силу игроков, рейтинг симпатий Tinder определяет привлекательность анкеты каждого, кто ищет знакомств через приложение. 

Руководство Tinder о рейтинге не распространяется, сообщая лишь, что он рассчитывается исходя из множества параметров и что у программистов компании ушло два с половиной месяца на создание алгоритма для расчетов. Вскоре оказалось, что приложение не только рассчитывает его, но и использует для того, чтобы выдавать совпадения преимущественно пользователям с равным рейтингом.

«Это как в игре Warcraft, — вице-президенту Tinder по продукту Джонатану Бадину явно не близки шахматные аналогии. — Если твой партнер — игрок с высоким рейтингом, ты набираешь в итоге больше очков, чем играя с тем, у кого рейтинг незавиден». Такое хладнокровие в вопросах любви и секса потрясло пользователей, которые уже назвали происходящее «сегрегацией». Сам журналист, открывший для общества существование рейтинга, признался, что открытие шокировало его на месяцы, хотя его собственный рейтинг, открытый ему по знакомству Рэдом, равен 946 и находится, по словам программиста, «в верхней части средних значений». Что ж, осознать себя середнячком, пусть даже из лучших, — не самый приятный опыт для самолюбия, а понимание, что твою любимую фотку с котиком оценивают не только прекрасные незнакомки, но и безликий аналитик в серой толстовке, не особо стимулирует либидо.

К большим данным подтягивается и фитнес. Функции подсчета сожженных калорий или пройденного расстояния в смартфонах, фитнес-браслетах и смарт-часах типа Fitbit уже давно стали само собой разумеющимися для любителей здорового образа жизни. А стриминговые сервисы, предлагающие онлайн-видеоуроки от ведущих фитнес-гуру, и вовсе делают каждого спортивно настроенного индивидуума кузнецом своего здоровья: покупай гантели и беговую дорожку, подключай видео — и работай над своей физической формой в индивидуальном режиме. Фитнес-клубам пришлось спешно встраиваться в тренд, чтобы не отстать от своей продвинутой клиентуры. Ушли в прошлое те времена, когда клубы получали информацию об успехах своих клиентов лишь по скудным данным членских карточек, отмечавших частоту и длительность посещений.

Сегодня клубы знают о посетителях гораздо больше, используя для получения информации самые разные способы, включая как данные фитнес-трекеров, так и информацию из социальных аккаунтов, онлайн-дневников тренировок, питания и пробежек, где беспечные пользователи сами с радостью делятся своими успехами.

С другой стороны, зачем мучительно искать то, что можно без труда получить самому? И вот уже продвинутые спортзалы превращаются в суперсовременные лаборатории, где каждого клиента подвергают исследованиям не хуже, чем в отряде космонавтов. Фирмы, производящие 3D-сканеры тела, получают все больше заказов из фитнес-индустрии: подобная машина за один раз распознает не только твой рост и вес, но и объемы во всех значимых местах, а также замеряет процент жира в теле. Компания Styku, производитель 3D-сканеров, с гордостью заявляет, что ее техника за 35 секунд снимает более миллиона показателей и способна с точностью до 2 миллиметров определить, сколько ты потерял в талии, а сколько, напротив, подкачал в бицепсах на каждой тренировке.

Во многих других модных заведениях мира (и кое-где в Москве) уже не пускают тренировки на самотек, а по результатам обследования выдают тебе конкретный план, соответствующий как твоим целям, так и параметрам здоровья. Точный вес штанги, число подходов, оптимальные виды занятий — благодаря показаниям датчиков твои тренировки становятся в разы эффективнее.

Качайся и радуйся? Но есть и обратный эффект: когда строгий тренер начинает косо смотреть на нарушение предписанной машиной программы, а твое желание вместо тренировки по боксу покрутить, к примеру, педали велосипеда вызывает возражения клубного врача, картина становится уже не такой радужной. Программа лучше знает, что тебе требуется, а если тебя не устраивают предписания, можешь поискать себе другой спортклуб.

Кто-то, возможно, почувствует себя комфортно в мире точных предписаний, другим же неумолимость электронных тренеров напомнит уроки физкультуры и толкнет в объятия не столь здорового, но куда более свободного образа жизни. Однако расслабляться не стоит: пройдет совсем немного времени — и при попытке расплатиться в баре за кружку пива кассовый аппарат, считав с твоего смартфона данные о твоем диабете (Apple запустила соответствующий гаджет буквально в прошлом месяце) или гастрите, откажет тебе в этом, несомненно, нездоровом и опасном удовольствии.

К цифровым реалиям подтягиваются уже на более глобальном, государственном уровне. В Японии система социального страхования все строже контролирует заботу граждан о своем здоровье: обладатели лишнего веса обязаны посетить диетолога, иначе лечение ряда заболеваний придется оплатить из своего кармана. Во Франции президент Эммануэль Макрон предложил лишать доступа к аккаунтам в социальных сетях уличенных в политическом экстремизме. Правительство Эквадора уже два года занято внедрением китайской системы видеонаблюдения ECU 911 с функцией распознавания лиц. Эквадорцы не нарадуются: за время работы системы уровень преступности в стране упал на 24 %, а сам Эквадор переместился с 11-го места на 4-е в рейтинге самых безопасных стран Латинской Америки. На очереди — Боливия и Венесуэла, которые уже выразили заинтересованность в использовании китайских технологий.

Иван Помидоровъ | пожелавший укрыться за псевдонимом специалист по сетевой безопасности

Волноваться поздно — big data уже сегодня знает о нас все. Ты устанавливаешь себе навигатор — как ты думаешь, скоро ли он узнает, где ты работаешь, а где живешь? За считаное число недель — потому что утром ты всегда едешь в одно и то же место, а вечером возвращаешься в другое. Туда же возвращается твоя жена или подруга — и скоро сети зафиксируют ваше совместное проживание. Раз в неделю ночуешь в другом месте, сообщая жене, что идешь на дежурство? Поздравляю, big data известно, что у тебя есть любовница. Твой смартфон раз в неделю ловит сеть у места большого скопления народа — и вот уже в сетях есть информация о том, в каком торговом центре ты затовариваешься. Если ты делаешь покупки через интернет, легко понять твой возраст, пол, интересы. Покупаешь тампоны — значит, ты женщина фертильного возраста. Кроссовки и гантели — молодой спортивный мужчина. Пользуешься голосовыми помощниками? Эти самообучающиеся программы слушают тебя постоянно — и не надо удивляться, что после беседы с приятелем о новой машине на твой экран отовсюду лезет автомобильная реклама. Как от этого скрыться? Отказаться от электронных девайсов — или не париться по крайней мере до тех пор, пока эта информация используется всего лишь для того, чтобы втюхать тебе какую-нибудь ерунду.

Всветлое цифровое завтра движется и Россия. Хотя, вообще-то, идеи баоцзя в СССР творчески подхватили еще в 1930‑х. В 1935-м в «Ленинградской правде» начальник управления НКВД по Ленинградской области Леонид Заковский впрямую призывал граждан использовать передовой китайский опыт XI столетия. «Ты видишь — твой сосед живет не по средствам, — поучал он. — Что сделает в таком случае обыватель? Посудачит с женой и забудет об этом. Но не так должен поступать советский человек: он должен немедленно сообщить об этом органам».

Китайская идея массового контроля и преимущества кнута над пряником оказалась как нельзя кстати и в наши дни. В начале этого года российский Минстрой объявил: грядет программа «Умный город», которая должна заработать в полную силу уже в 2024 году. Среди ожидающих нас цифровых новаций — всемерное расширение возможностей для активных граждан обращаться с сигналами куда надо, а главное — интеллектуальная система безопасности с функцией распознавания лиц. По признанию чиновников, ради «Умного города» они внимательно изучили китайский опыт и намерены привлечь к проекту китайские компании, в том числе Huawei. Так что скоро ни безбилетный проезд в трамвае, ни переход улицы на красный свет не останутся безнаказанными.

Панические атаки уже начались — по крайней мере в рунете. Прекрасный новый мир видится изощренной диктатурой нового типа, в которой вчерашние свободные индивидуумы быстро и безболезненно обращены в цифровых зомби, озабоченных исключительно совершением хороших поступков.

Оставим до поры до времени обсуждение соотношения страхов и реальности. Хорошие новости есть уже сейчас. Пока интеллектуальные алгоритмы анализа больших данных далеки от совершенства, систему все-таки еще можно обмануть. В сервисе микроблогов Weibo, китайском аналоге Twitter, пользователи делятся лайфхаками: чтобы поразить девушку высоким рейтингом в системе Sesame Credit, достаточно держать на счету несколько сотен юаней и регулярно совершать хотя бы небольшие покупки. Умные головы уже создали специальные приложения, которые без участия хозяина пролистывают в смартфоне речи и статьи партийных руководителей и оставляют к ним восторженные комментарии, повышая тем самым социальный капитал владельца. Что ж, в России тоже немало талантов. Посмотрим, кто кого.

Нет аккаунта на сайте? Зарегистрируйся